ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Альбина ЗОЛОТУХИНА (МУХАМЕТКУЛОВА)


«УГРОЖАЕТ АСТРОЛОГ, ВОЗРАЖАЕТ ПОЭТ»
Рецензия на книгу Бориса Попова «Под знаком Весов»

О эти жуткие астрологические прогнозы Павла Глобы! Посулил он Магнитке пожары, отравления через воду. Вдоволь поизмывался над консервативными властями и пожурил нас за то, что «строимся не в том направлении».

Впрочем, что это я всё о Глобе? Спустя три месяца после его визита вышла в свет новая книга стихов Бориса Попова. И название сборника, кстати, «очень астрологическое», «Под знаком Весов». Забудем предостережения астролога, что магнитогорские весы — сплошь прагматики, и откроем сборник на первой попавшейся странице. Ах, нет! Не случайно, а намеренно я нахожу стихотворение «Попытка прощания».

 

Ты, город железный,

с несытой душой,

расставил свои батареи и сети

и думаешь, глупенький, —

что ты большой?

Ты маленький-маленький город на свете.

Ты точка на карте, пылинка полей,

Песчинка пустыни,

листок среди леса!

Но нет ничего мне на свете милей,

чем это твоё неживое железо *.

______________________

* Полные тексты процитированных в статье стихотворений здесь.

 

Мы научились находить свой город даже на самых мелких картах полушарий. Лоскут Каспийского моря, тонкая линия Урала, и где-то почти возле самого устья, крохотная точка города Магнитогорска.

 

О, юность недоверчивая! Скупо

ты отдаёшь нам наши же слова!

...Сто лет назад здесь дождик плыл и хлюпал.

Сто лет назад кружилась голова.

 

Сто лет назад... Ну, может быть, и не сто, но лет пятнадцать тому назад, когда ещё с балконов домов на улице Галиуллина можно было разглядеть заводские трубы... Судя по количеству девятиэтажек, закрывших заводскую панораму, — пятнадцать лет срок немалый. В общем, давным-давно мы были старшеклассниками и готовили классные часы на тему «Магнитогорск — город поэтов» (что-то вроде этого или чуть по-другому). Имена местных поэтов были для нас так же привычны, как знаки на таблице Менделеева. Те, чьи книги лежат на магазинных полках и библиотечных стендах, есть наш славный «цех поэтов». И если нам нужно было развить тему «Магнитка — в поэтической рубрике», то и строчки для рефератов мы подбирали звонкие, тяжеловесные, значительные и эпохальные...

А стихов Бориса Попова мы практически (только понаслышке) не знали. Не мелькала его фамилия в славной когорте уральских писателей. Впрочем, откуда же взялась на Руси эта привычка — приклеивать художникам товарные ярлычки — в зависимости от прописки в паспорте? Поэт уральский, поэт сибирский. И чем престижнее географическая прописка, тем значительнее твоё место в кастовом литературном списке. А уж если суждено тебе стать и остаться «уральским», то значит, обязан ты до самого конца славить «опорный край», ибо плох и неуважаем был тот кулик, что хаял своё болото. А сейчас всё разрешено и летят — охаивания, проклятия. Растеряны поэты, потеряны образы и позорно не пишутся стихи о том неуютном провинциальном крае, где довелось нам родиться...

В короткой аннотации к новому поэтическому сборнику Бориса упоминается о «творческой стихии сердца, энергии разума, высоком поэтическом слове». Всё так. В стихах присутствует и то, что мы называем «поисками места в жизни», и любовь, и страдание, и тоска, и радость. Профессионалы, несомненно, отметят высокое мастерство поэта, работу над строкой, образность... Ну что ещё можно сказать о хороших стихах? Каждый находит в понравившихся ему строках что-то близкое себе — я нахожу свой город. Индустриальная провинция узнаваема в каждой рифме, и дело вовсе не в том, что иногда мелькают городские названия. Любой, кому довелось вырасти в промышленной глубинке, узнает свои улицы, даже если это в совсем ином уголке России.

 

Бред бытия, если вдуматься, даже не в том,

что мы за краем не видим ни ада, ни рая.

Пьём и поём, и работаем, и понемногу живём —

может, вернее сказать, что слегка умираем?

 

Или

 

Проверяя замки и задвижки,

веря опыту, а не капризу, —

запирает сберкнижки князь Мышкин

и уходит с небедною Лизой.

На распутье темно и туманно,

голодны эти ночи пустые —

и украдкой Каренина Анна

отлепляет ресницы густые.

Ах ты, Русь — окаянство да пьянство!

Тяжко жить и не легче подохнуть.

 

Вы скажете: «Да это кулик, тот, что хает». Ах, нет, не так... Листайте дальше...

 

Однажды днём, очнувшись, подойдёшь

и ты к дыре оконного проёма —

и, снегом оборачиваясь, дождь

вдруг подмигнёт тебе по-молодому.

Размытый город заревом сверкнёт,

и на ступенях каменной Эллады

вновь зазвучит без слов почти, без нот

забытая и древняя баллада.

 

И ещё:

 

Ничего не имеет значения,

кроме глаз твоих, полных свечения,

кроме рук, необструганных ласкою,

и волос с полосатой повязкою,

кроме горького города нищего,

кроме гордого золота вашего,

кроме нужного шага

и лишнего

шага в сторону, самого важного...

 

А сейчас прикройте книгу, отложите в сторону. Посмотрите на себя — юного или постаревшего. Возможно ли то, что мы для кого-то имеем значение? Для кого-то, кроме родных? Да это же ради нас пишутся стихи, чтобы мы стали чуточку добрее, чуть внимательнее к своему изображению в зеркале. Ибо все мы часть города, что встаёт за окнами, мокрыми от частых дождей. Город — это часть нас. И ни в коем случае нельзя затеряться среди его труб, площадей, новомодных реклам.

 

Утро пахнет свежей свадьбой похорон,

под туманом прогибается карниз.

Разрушается родимый Вавилон

И Харонова ладья уходит вниз.

 

«Родина — это мы сами, — писал некогда Сергей Довлатов. — Это мы... Первые саженцы в дворах новостроек». Ныне саженцы стали большими деревьями. Старое кладбище в посёлке Старая Магнитка, сейчас там вырос огромный жилой массив. Изрисованные стены в новеньких парадных, первые афганские похоронки, бутылки, полетевшие в Эрика Хонеккера на одном из общегородских праздников, новые спектакли «Буратино»...Но как же нам не хватало тогда хороших стихов!

Тех, что писали бы люди, живущие рядом с нами. Может, они и были — и люди, и стихи, но в печать выходили лишь те, что славили очередную плавку металла, и можно лишь позавидовать нынешним подросткам, получившим хорошие стихи. Хотя... Ну разве нужны «нынешним» такие стихи? Это лишь нам, вымирающим, мятущимся мамонтам, требуется такой сборник.

Предвидя возможные возражения, я всё-таки скажу: по-моему (может, «мамонтовскому») мнению, это лучший поэтический сборник, появившийся в Магнитке за последние двадцать лет. Вы можете со мной не согласиться... и жить в ожидании, когда же сбудутся прогнозы Глобы.

 

Содрогнётся от гуда,

задымит, зачадит

мир...

Христа от Иуды

сердце не отличит.

— Будет ночь, будет голод.

— Будет утро и свет.

Угрожает астролог.

Возражает поэт.

 

Оригиналы:

Статья Альбины. Часть 1.

Статья Альбины. Часть 2.

Приложение: полные тексты процитированных в статье стихотворений

Светлана Гладкова. Главы из будущей книги о жизни и творчестве Бориса Попова

Николай Якшин. Вместо предисловия к 4-й книге Бориса Попова
(Из дневниковых заметок 2008 г.)

Стихи Бориса Попова Публицистика Иван Попов. «Попытка прощания»
Об авторе. Содержание раздела

http://ktrucks.ru/ самосвалы КАМАЗ 65111.Продажа самосвалов КАМАЗ 65111.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com