ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Марина ЗОЛОТАРЕВСКАЯ


Об авторе. Содержание раздела

ПУГОВИЦЫ С ТРОТУАРОВ САН-ФРАНЦИСКО

Из книги «Кто ее зовет?»

Из коробки «ВЫРВАННЫЕ С МЯСОМ»

 

* * *

Русско-украинская граница. Когда-то такого и в страшном сне... Предстоит таможенный досмотр. В автобус входит солдат. Совсем молодое, почти детское лицо багрово от мороза. Снаружи — градусов двадцать, не меньше, и метель беспросветная; а в автобусе, при включенном отоплении — ноль.

Мы приготовились открывать баулы.

Посмотрел на нас, на бабушку, на Сашу.

— Не надо... Счастливого вам пути!

Мы онемели. Потом стали его благодарить; неловко совали бутылку водки, деньги, — не взял.

Помялся, потоптался, сказал: «Знаете что? Пусть хоть там вам будет хорошо!»

 

* * *

Последняя прививка от ностальгии.

Из десяти дверей, выходящих на взлётное поле, тётка в униформе открыла одну; дождавшись, пока толпа в триста человек, измученная пятичасовым стоянием на ногах, колыхнётся, качнётся и рванёт к единственной двери, опять её захлопнула и ненавидяще, истошно завопила:

— Взад! Все взад! Вы ещё не там! Вы ещё здесь! Вза-а-д!

До сих пор в ушах этот вопль, полный лютой, захлёбывающейся, бессильной злобы:

«Вза-а-ад»!!!

Нет уж!!!

 

* * *

Господи, а это что за мелодия? Страшно знакомая... Щедровка?! В Америке?

Из окон всех автомобилей, во всех магазинах — щедровка. Я что, помешалась после перелёта?

Наконец соображаю: Чайковский, «Щелкунчик»!

Прилетели-то мы под Рождество, а Щелкунчик — это я уж потом узнала — здесь обязательный рождественский персонаж. На земле, где ни Гофман, ни Чайковский отродясь не бывали.

Может, эти — скифы? «Нам внятно всё...»

 

* * *

Мальва — на берегу Тихого океана!

Такая росла в Хороле, у бабушки в огородике. Я когда-то из её цветов кукол делала...

Каштан, черёмуха, верба — откуда вы здесь?

Что за глупость. Это не они — «откуда», это я — «откуда». Они-то всегда здесь росли...

Саша, ты, конечно, уже большая. Но давай я всё-таки сделаю тебе куклу из цветка тихоокеанской мальвы, неотличимой от хорольской.

А белая русская берёза обнаружилась во дворе еврейской светской школы. Какой усмотреть здесь символ, не знаю, но он наверняка есть.

 

* * *

Первой книгой, которую я увидела в руках американца, оказался роман.

А если точнее, «Мастер и Маргарита».

 

* * *

Моя дальняя родственница, совершенно серьёзно: «Пора закрывать границы. Мы-то уже все приехали...»

 

* * *

О великий, могучий, правдивый и свободный! Какими невероятными наростами он здесь покрывается!

Аффордать, апплаиваться, овнеры постают на сайте, хауаюрочки...

А название магазина игрушек «Toys are us» склоняют так: «Купили в Той Заразе».

 

Из коробки «САН-ФРАНЦИСИНКИ»

 

* * *

Город, стоящий даже не на семи, а на семижды семи холмах. Если вечером смотреть из окон высотного здания в центре, быстро сужающиеся в перспективе улицы напоминают длинные узкие елки с двумя продольными рядами бус, бело-золотых и алых: фары и задние огни машин.

Город вечного Рождества.

 

* * *

Внезапно и резко похолодало. На ступеньках мэрии толпа дрожащих энтузиастов протестует против глобального потепления.

 

* * *

Деревья, похожие на чинары. Осенью им безжалостно подрезают ветви чуть ли не по ствол, чтобы по весне получить зеленые шапки крон. И стоят эти деревья до весны изуродованные, с голыми ветвями, — узловатыми, корявыми, худыми.

Ни дать ни взять граждане Кале.

 

* * *

Мост Золотых Ворот не появляется из-за поворота, а взмывает, и похож он разве что на органную музыку. Тем не менее в русскоязычной газете его называют оранжевой железякой.

 

* * *

Рождество в Калифорнии — на пальмах зажглись елочные гирлянды.

 

* * *

«На работу я спускаюсь по кусту, а поднимаюсь по сосне».

«Мой врач принимает между клёном и берёзой».

«Надо тебе с дуба свернуть на эвкалипт».

Да не пила я древесного спирта! Куст, сосна и прочее, — это, разумеется, названия улиц. А ещё есть Мирт, Лоза, и даже Вьющаяся Роза... Интересно, а сами жители Сан-Франциско замечают, что иногда разговаривают как дриады?

А вот улицы имени 50-летия со дня подписания Декларации Независимости здесь не оказалось.

 

* * *

Окрестности города. Жара в тридцать градусов.

На вершине холма появляется человек с лыжными палками в руках.

Прекрасные опоры для ходьбы по сыпучей почве.

 

* * *

Есть что-то харьковское в улице Колумбус — пёстрой, длинной, шумной и небезопасной.

Вот другой район; легкие двухэтажные дома с кружевными решетками, крутые улицы, изящные мостики напоминают о Тбилиси.

Вот поезд метро вылетает из-под земли на простор и катится по холмам среди сосен: видение Киева, Дарницы.

А не то город вдруг обернётся Петербургом: туман и гроздья фонарей.

Но Колумбус ведёт мимо католического собора, а не нашего Благовещенского. Под мостиками ревёт не Кура, а скоростное шоссе. И не Днепр виден с холма, а Тихий океан. А сквозь туман за фонарями проступают небоскрёбы.

Таков Сан-Франциско. Поди пойми, поди поймай его!

 

Из коробки: «РАЗНОЦВЕТНЫЕ ПУГОВИЦЫ»

 

* * *

Акцент мой принимают за итальянский, испанский, немецкий, французский, и даже ирландский: собралась уже неплохая коллекция.

Но мне милее всех фраза: «У тебя акцент моей мамы...»

 

* * *

Сотрудник, подрабатывающий на курсах английского для взрослых: «Я так и говорю моим студентам: акцент неважен, главное — произношение!»

 

* * *

Я уже привыкла откликаться на Марию, Мэри, Мэри-Энн и Мэрион. Но Минк, куница?

«А разве тебя зовут не Минк?»

Интересно, какая цепочка сложилась у него в голове? Россия — тайга — пушной зверь?

«Дикая тварь из дикого леса», как говорил Киплинг.

 

* * *

Моя начальница: «Марина, что это за фамилия: Шаганян?»

«Армянская...»

«А, понятно, ещё один сумасшедший русский».

 

* * *

Не обижайтесь за Россию: моя начальница и себя считает сумасшедшей русской. По-русски ни бум-бум. Но если возможна англоговорящая Одесса, то это она.

Нет, не Брайтон-Бич. Оба её деда (один еврей, другой русский) драпанули из Одессы, не захватив ничего, кроме жён.

Один был доктор, другой конокрад.

Не угадали! Доктором был как раз русский.

 

* * *

Синди, двадцатилетняя китаянка, объявила, что часть ожидаемой новогодней премии пожертвует на благотворительность.

«Но только не на помощь эмигрантам. Ненавижу эмигрантов, от них всё зло!»

Её собственные родители прибыли из Гонконга: нелегально, спрятавшись в трюме барки...

А премии, кстати, её лишили. За хамское отношение к клиентам.

 

* * *

«Постой, что значит украинская еврейка? Так Украина — это в Израиле?»

 

* * *

Лора, моя напарница-филиппинка, спросила меня: «Какие фрукты обычны для России?»

«Ну, яблоки, груши...»

«Боже, какая экзотика!»

 

* * *

Та же Лора объясняет кому-то состав нашей группы: «Две филиппинки, одна китаянка, одна русская и одна белая...»

 

* * *

Стол в школьном кафе напоминает плакат времен застоя. Сидят подряд дети: китаяночка, ирландец, мексиканочка, негритенок, и наконец, моя Сашка, в которой без особых усилий можно найти черты всех четверых.

 

* * *

«А как в России отмечают День Благодарения?»

 

* * *

«Марина, научи какому-нибудь плохому русскому слову!»

Ладно, отвечаю. Есть одно. Тебе, как инспектору департамента здравоохранения, полезно будет его узнать.

Научила, честно растолковала, пришел в восторг. Теперь, когда звонит мне, представляется так: «Биг за-ра-за!»

 

* * *

Клиент-норвежец: «Ты из России? А знаешь, что Россию основали викинги? Вот поэтому вы все светловолосы!»

Тут он глянул на меня и поперхнулся:

«Х-м-м... А впрочем, бывали и темноволосые викинги!»

................................................................

Окончание

Заказ автобусов.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com