ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Алексей ЖУРАВЛЕВ (ХОББИТ)


Золотой лауреат Национальной Литературной Премии
«Золотое Перо Руси», 2007 г.

Лауреат Конкурса «Национальная Литературная Премия
«Золотое Перо Руси», 2008 г.

Родился в Омской области, где и закончил среднюю школу. Служил в армии, по окончании службы переехал в Красноярск, где и проживаю до настоящего времени. Образование — увы! — средне-техническое. Поменял массу профессий, в настоящее время работаю автоэлектриком.

Публикаций немного, печатался в коллективных сборниках красноярских авторов, в периодике. Изданы небольшими тиражами: книга стихов «Ты уходишь» (Красноярское книжное издательство, 1998) и книга прозы «Не от мира сего» (Красноярское книжное издательство, 2001).

В течение довольно продолжительного времени активно участвовал в эсперанто-движении, имеется полусамиздатовская книжка стихов на эсперанто, в издательстве «Прогресс» выпущены «Трудно быть богом» Стругацких в моём переводе на эсперанто и «Чернобыль» Щербака на эсперанто (я был одним из переводчиков).

А. Журавлев, 18.05.06.

Полуфилософское

 

Потуши свечу, занавесь окно,

Темноту на плечи плащом накинь,

Позови забытых тобой давно

Ненаглядных, солнышек и богинь.

 

Прогонял и царственно отпускал,

Не в ответе был ты и ни при чем,

А теперь в глубинах немых зеркал

Тщетно ищешь их за своим плечом.

 

Что не сделал раньше, не досказал,

Не вернуть, конечно, ни там, ни тут,

Но задуй свечу и зажмурь глаза,

Позови, поверь — и они придут.

 

Оживут их лицами зеркала

И дыханья нежно согреют тьму...

Что ты медлил, глупый, ведь ночь прошла?

Но никто не нужен уже ему...

 

 

Полутеатральное

 

В своём служеньи строгой Мельпомене

С теченьем лет растрачивая прыть,

Я в сотый раз стою на авансцене

И размышляю: — Быть или не быть?

 

Вопрос не нов... Но что, скажите, ново

В наш сумасшедший электронный век,

Когда стремительно тускнеет слово

И вместе с ним мельчает человек?

 

«Уснуть и видеть сны», достигнув Леты,

Ведь далее не будет ничего...

Но зритель честно оплатил билеты —

И я обязан убедить его,

 

Что там, на сцене, вовсе не массовка,

А слуги, распростершиеся ниц,

Что это шпагой я фехтую ловко,

Что я — не я, а Гамлет, датский принц.

 

Такая уж работа у актёра...

Поверит зритель — значит, ты артист.

А не поверит — вместо приговора

Из зала донесутся смех и свист.

 

«Ах, бедный Йорик...» Я прикрою двери...

Былой успех и слава — все фигня!

Как только зритель перестанет верить,

Сто первый раз случится без меня.

 

Ведь молодость в конце концов кончается,

А Гамлету стареть не полагается!

 

 

Полументорское

 

ТрУсы, бывает, выигрывают сражения,

Если прижало и некому сдаться на милость.

Угол падения равен углу отражения,

Если, конечно, упавшее — отразилось.

 

Нету святых, у любого найдутся изъяны,

Тех же отшельников очень не любят акриды.

В каждом из нас перемешаны ини и яны,

Мании, фобии, комплексы, просто обиды.

 

Мы непохожи, мы разны, так было, так будет.

Это экзамен на зрелость, предложенный свыше:

Сможем ли мы, восхитительно разные люди,

В нашей несхожести все же друг друга услышать?

 

 

Полусаркастическое

 

Гвоздик сезона, намёк на сюжетец картины,

Буквица от застоявшегося метранпажа,

Малая кочка на серых равнинах рутины —

Граждане люди, сегодня у нас распродажа!

 

Сто миллионов веков выползая на сушу,

Ласты отбросив и вырастив ноги из попы,

Я заслужил постепенно бессмертную душу

И приобрел уникальнейший жизненный опыт.

 

Не пригодился! Не ценится опыт замшелый

В мире зеленых рублей, мерседесов и пиццы.

Вот, предлагаю, не битый, практически целый...

Граждане люди, купите, авось пригодится!

 

Есть еще принципы. Тоже товарец неслабый:

Холил, лелеял, настаивал на идеалах,

Не поступился ни разу ни с другом, ни с бабой.

Сам бы носил, только проку от принципов мало:

 

Не проходил безобразий и подлости мимо,

В драке не прятал лицо за забралом закрытым,

А в результате практически непобедимый

Принципиально стою у обломков корыта.

 

Или, к примеру, багаж нерастраченных знаний,

Что по крупицам, по зёрнышку, нощно и денно...

Ныне в природе царит беспредел шарлатаний,

Маги в цене, даже если тупы как полено.

 

Выпускников МГУ и престижной Сорбонны

Лечит задрипанный клоун от порчи и сглазу.

Им багажи не нужны, без того при зелёных.

Граждане люди, купите! Хоть порознь, хоть сразу.

 

Что еще? Печени, почки и сердце с мозгами?

Поистаскались изрядно, не стоят полушки.

Что там осталось еще, пиджаки с башмаками?

Вздор, барахло! Раздаю ребятне на игрушки.

 

Вы, я надеюсь, довольны вполне?

Всё, я распродан, меня больше нет!

 

 

Полуосеннее

 

Тишина на импульсы разъята,

Зябко ежится промокший лес.

Дождь идет по лезвию заката,

Горизонт держа наперевес.

 

Нам ниспосланный зачем-то свыше,

Колобродит сутки напролет,

И его нисколько не колышет,

Что он падает, а не идет.

 

 

Полушутливое

 

Одна река, влюбившись в океан,

К нему спешила, валуны корчуя,

В него впадала, берегов не чуя, —

И век за веком длился их роман.

 

Но как-то раз, незнамо почему,

Обиделась подружка океана —

И заревела громче урагана,

И возжелала отомстить ему.

 

Безмерно ненавидя и любя

(Избави бог столкнуться ненароком!),

Она скалу обрушила потоком,

Себе самой загородив себя, —

 

И потекла куда глядит волна,

Блуждая по ущельям и полянам,

Все дальше уходя от океана,

Тем самым отомстив ему сполна.

 

Бывали встречи на ее пути:

То в пруд какой впадала мимолетом,

То в озеро... бывало, и в болото, —

И все не удавалось ей найти

 

Достойного приюта среди скал.

Вот море бы, где пальмы, баобабы.

Нет Черного — Азовское хотя бы,

Хотя бы просто — озеро Байкал...

 

И вдруг — о чудо! — бег ее волны

Был встречен нежным океанским валом.

Да-да — она сюда уже впадала,

И даже, в общем, с той же стороны.

 

А он шутя подтрунивал над ней:

«Ну что, не одолеть водораздела?

Скакать по скалам — разве речек дело?

От этих скачек лишь вода мутней!»

 

И в брызгах слез в любимый океан

Река рванулась, берегов не чуя,

И там... ну, об интимном промолчу я...

И снова продолжался их роман.

 

Лишь иногда строптивые ветра

Шушукались слегка за их спиною...

 

Зачем я это написал? Вчера

Она ушла, поссорившись со мною.

 1    2    3    4    5 

Лирика — Венки сонетовШуточные стихи

 ПародииПрозаХоббит и Ко.Интервью с А.Журавлевым

Альманах «ИнтерЛит.01.06». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1330 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Сертификация Работ и Услуг

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com