ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Юрий ВЛОДОВ. ФИЛЬМЫ


«ЮНОСТЬ» — ПЕРМСКИЙ ДЕСАНТ»
фильм о поэте Юрии Влодове

 

 

Если фильм не откроется, можно посмотреть здесь:

 

 

 

Людмила Осокина

Ретроспектива фильма о Влодове

Mar. 24th, 2013 at 12:12 AM

 

00.0. Звучат таинственные музыкальные аккорды на пока еще темном фоне.

00.05. В кадре появляется уличный светофор. Сначала горит красный свет, затем — желтый, потом — зеленый.

 

Голос за кадром — Юрий Беликов00.08. На фоне таинственной музыки начинает звучать не менее таинственный мужской голос:

«Мы десантируемся с вами в 20-й век, в февраль 94-го года, в губернский город Пермь...»

 

00.13. В кадре улица зимней Перми, дорога с одиноко едущим светло-серым автомобилем.

00.17. Машина наезжает на камеру, потом проезжает вперед и становится видна уже сзади. Это городское такси, оно пристраивается в хвост едущим впереди автомобилям.

 

Голос за кадром продолжает: «...как десантировался сюда поэт Юрий Влодов. Он представлял тогда журнал «Юность».

 

00.21. На экране на фоне все той же улицы появляется название фильма: «Журнал «Юность» — пермский десант».

00.28. Название исчезает. Голос за кадром: «Название литературного вечера, проходившего в здании местного Союза писателей, себя оправдывало...»

00.30. В кадре лицо седовласого мужчины. Он сидит, задумчиво опершись на руку.

 

Голос за кадром: «В те годы «Юность» действительно напечатала добрую дюжину авторов из Перми...»

 

00.35. В кадре появляется зал, наполненный людьми. Камера идет по лицам присутствующих, показывая их крупным планом.

 

Голос за кадром: «Наверное, получится каламбур, но едучи в Пермь из «Юности», Влодов возвращался в юность. Потому что Пермь — это годы риска и скитаний будущего поэта. Он словно вглядывался в эти лица, пытаясь воскресить в памяти черты возможных знакомцев из далекого прошлого...»

00.58. «..Впрочем, вглядывание было обоюдоострым...»

01.03. «...Кого хотели распознать эти люди в новоприбывшем московском госте? Оправдаются ли их ожидания и чего они ожидают?..»

 

01.15. В кадре заснеженный сад, вдалеке виднеется дом.

01.18. Голос диктора вопрошает: «Кого ожидают они?»

 

01.22. Снова зал. В кадре женщина с короткой стрижкой в синем джемпере из-под которого выглядывает белая футболка. Позади нее микрофоны. Она говорит, указывая рукой в зал: «Где-то вон там сидит Юрий Александрович Влодов...»

01.24. Камера выхватывает крупным планом лицо Юрия Влодова. Он одет в черную кожаную куртку, из-под которой выглядывает ворот темно-синей клетчатой рубашки и ворот красного свитера.

01.26. «Он нас печатает, пермяков...» — продолжает женщина. В зале начинаются аплодисменты.

01.33. Опять начинает звучать музыка, в кадре женщина с длинными темными волосами из числа пришедших на вечер.

01. 39. Голос за кадром: «А может, это оживали персонажи его книги «Люди и боги», которую он писал всю жизнь?»

В кадре появляется мужчина лет сорока, затем молодой человек в темных очках.

01. 43. «Быть может, это Пилат...»

01. 43. Опять общий вид зала, в котором не смолкают аплодисменты.

«А вот это — группа легионеров...»

01.45. В кадре микрофоны, затем — женщина средних лет с белым кружевным воротничком и с белым ободком в волосах.

01.48. «А вот это Магдалина...»

01.56. Камера берет в кадр разные лица. Голос между тем продолжает: «Не будем доискиваться, кто мог бы сыграть роль Иуды лили Христа...»

01.59. В кадре появляется сидящий в темно-красном кресле Влодов. Рядом с ним сидят двое мужчин. У одного, который сидит с правой стороны от Влодова, в руках прозрачная синяя папка с рукописями. Влодов указывает на эту папку пальцем. В другой руке у него, свернутый в трубочку журнал.

02.04. Голос в зале торжественно объявляет: «Поэт Юрий Влодов!»

02.07. Влодов у микрофона. Начинает читать стихи.

 

В дымке небесных стуж

Господом Богом жданны,

В страхе невинных душ,

Вроде Христа и Жанны»

 

02.20. Влодов у микрофона, но кадр меняется. То он был в кадре крупным планом в профиль, а теперь стоит лицом в кадре по грудь перед 3-мя микрофонами.

 

02.23. Влодов продолжает читать. Во время чтения он очень активно жестикулирует в такт стихам, а сами стихи читает очень жестко:

 

«Мы на крестах, кострах,

Богобоязнь глубока...

Бог порождает страх,

Страх порождает Бога!»

 

02.32. Закончив читать одно стихотворение, он на мгновение задумывается, глядя отрешенным взглядом вдаль.

02.38. Камера берет его в профиль снизу. Влодов начинает говорить: «Ничего вторичного быть не должно. В поэзии, запомните это. И поэзия определяется тем, что это нельзя сказать прозой... ее качество...»

02.46. Камера берет Влодова в фас. Он начинает читать следующее стихотворение. Лицо его при этом освещается загадочной улыбкой, голос приобретает вкрадчивую приторность

 

«Магдалина — у Христовых ног,

От деревьев тени-исполины...

На челе Христа живой венок,

Собранный руками Магдалины...»

 

03.04. «Милый, мне Иуда надоел!

Он похож на сонную тетерю,

Как он чавкал, как он грязно ел.

Опозорил тайную вечерю!..»

 

03.13. Лицо Влодова становится серьезным, в голосе появляются угрожающие нотки.

 

«Мутно плещет рыжая вода,

Небеса струятся в никуда...»

 

03.20. Камера захватывает в этот момент двух зрителей, которые слушают, задумчиво усмехаясь над заложенным в этом стихотворение ироническим и даже драматическим подтекстом.

03.23. В кадре опять Влодов в профиль по пояс.

 

«Чу! — Иуда у любимых ног!

Над Иудой лепет Магдалины...

Заплетает праздничный венок

Из кроваво-желтой адалины...»

 

03.32. «Это цветок такой...» — разъясняет Влодов зрителям.

03.34. Камера берет Влодова в фас.

 

«Милый! Мне Учитель надоел!

На меня прицыкнул, как на кошку,

На тебя прикрикнул, не доел,

Уронил священную лепешку...»

 

03.45. Лицо Влодова снова приобретает серьезность, в голосе появляется трагизм.

 

«Мутно плещет рыжая река,

Небеса струятся... И века...»

 

03.51. Влодов снова задумывается перед тем как перейти к чтению следующего стихотворения.

03.54. Камера берет его лицо крупным планом. Он читает следующее:

 

«Облачные роспади,

Лик Луны — белес!

Засвети нам, Господи,

Троицу берез!

 

Млечная дороженька!

В небе — ни души!

Озари, нас, Боженька!

Страхи приглуши!

 

То ли ветер мается

Во поле пустом,

То ли Божья Мамица

Стынет под крестом?

 

04.23. Облачные роспади,

Млечный путь белес...

Плачу, сын твой, Господи,

Кровью вместо слез...»

 

04.33. Камера переходит на зрителей. Потом опять на Влодова.

Влодов же читает следующее стихотворение.

 

«Талант по сути — толст!

А гений — тощ, как щепка!

Неважно, что там — холст,

Поэма, фуга, лепка!

 

Судьба — как дышло в бок,

Что дали, то и схавал!

Талант по духу Бог!

А гений — сущий Дьявол!»

 

04.57. Влодов: «Всё! Вот на этом я кончаю!»

В зале аплодисменты. Влодов улыбается, раскланиваясь перед публикой.

 

05.00. В зале не смолкают аплодисменты. На их фоне опять вступает музыка. В кадре бородатый мужчина в очках. Он сосредоточенно смотрит на что-то перед собой.

 

05. 08. Смена кадра. На экране появляется большая черная бабочка на фоне мелкой решетки и серых облаков за ней.

 

05.13. Голос за кадром: «Существуют узлы пространства и времени. Седьмого октября 2009 года на 9-й день как оборвался земной путь поэта Юрия Влодова...»

05.20. В кадре появляются 2 других бабочки: одна — с черно-белыми крыльями, другая, немного побольше, с бело-желто-черными. Правое крыло у этой бабочки надломлено.

 

05.22. Голос за кадром продолжает: «...в Перми открылся Дом Бабочек. Они выпархивали из висящих куколок к свету...»

05.27. В кадре опять большая чёрная бабочка.

«Быть может, его душа облеклась вот в эту бабочку...»

05.31. В кадре появляется крупным планом бабочка с надломленным крылышком.

«Или вот в эту, с надломленным крылышком...»

 

05.48. На экране сразу 2 бабочки: черная и с надломленным крылышком.

«...Во всяком случае, самая крупная бабочка, которая в тот день родилась, имела в размахе 25 см трепетной пыльцы». Он усмехнулся: «Бабочка Влодов?» Впрочем, ведь сам же сложил:

 

«Все мы смертны, к счастью,

Прав елейный бес,

Все мы станем частью

Трав морей, небес...».

 

06.11. В кадре Юрий Влодов, стоящий на балконе своей московской квартиры. Он показывает левой рукой, в которой у него сигарета, вдаль, где в туманной дымке виднеются деревья, озеро, дома.

06.14. Голос за кадром. «Эти снимки сделаны в последние годы...»

06.14. Другой снимок. Влодов на балконе в фас по пояс. Улыбается.

Диктор: «Давайте вглядимся в лицо поэта...»

06.19. Еще одна фотография. На ней Влодов стоит вместе с Юрием Беликовым.

06. 22. На следующем фото Влодов сидит за маленьким гостиничным столиком, на котором стоит огромная бутылка водки, стакан. В руках у Влодова листок бумаги, он вглядывается в него. Сзади, из-за спины виднеется старый телевизор и тяжелая штора. Это фото сделано в гостинице, куда Влодов ходил встречаться с Беликовым.

06.24. Следующее фото. Влодов с сигаретой у себя на кухне. Сзади окно со шторой в цветочек.

06.27. Еще одно фото. Влодов там же, на кухне, но, видать, в другое время. Шторка на окне уже другая и одет он по-другому. Он полулежит на кушетке.

06.27. Вариант предыдущего фото, того, где он сидел за столом. Но теперь он делает жест рукой от себя, как бы отталкивая зрителя, как бы прощаясь.

06.34. Этот кадр постепенно затемняется.

06.34. Снова Влодов в кадре, но уже не на кухне, а в комнате. Он сидит, опершись правой рукой на тумбочку, в левой у него зажженная сигарета. Сзади виднеется стол с компьютером старого образца.

 

06.39. Влодов начинает говорить, ведь это уже не фото, а видеосюжет: «Ну, а как бы это сказать, ведь человек — он всегда одинаков. Вот я, например, пишу там о Христе, скажем и Иуде. Но это относится к нам: ко мне, к тебе, к нему...» Влодов оживленно жестикулирует. «Люди-то не изменились...»

07.05. «Но я не мельчусь там, не пишу «Починок или какой-то там Чубайс, я как бы пишу о вечном, а пишу о сути человека, о его сущности...»

07.19. «..Что мне Чубайс? Он для меня вообще никто, ничто... что мне Чубайс?»

07.32. «...О сути человека, о Боге в нем, о Дьяволе в нем... О борьбе этих двух субстанций внутри в человеке, что побеждает, к сожалению, зло...»

07.50. «...Констатирую этот факт. Его нельзя умалчивать или обманывать людей, как будто добро торжествует...»

07.59. «И попы ходят там в подвязках, служат Дьяволу... и получают там какие-то взятки за что-то. Все нам известно здесь... Не все, конечно, но многое...»

 

08.28. Смена кадра. Кадр черно-белый. Влодов на фоне какой-то декоративной решетки читает свое стихотворение.

 

«Угас закатный птичий гам,

Закатный птичий гам...

А Бог уходит по лугам...

Уходит по лугам...

 

08.34. В помещении где он читает, наблюдается эффект эха.

 

В лугах оптический обман,

Оптический обман...

Пойми, где Бог, а где туман,

Где Бог, а где туман...»

 

08.49. Затемнение кадра.

08.50. В кадре опять появляется большая черная бабочка.

08.53. На черном фоне появляются конечные титры фильма:

«В фильме использованы материалы творческого объединения «ARS», киностудии «Новый курс», г. Пермь.

 

08.59. Титры далее:

Над фильмом работали:

Юрий Беликов

Антон Борисов

Музыка: Андрей Побережный

Г. Пермь, 10, 2009 г.

 

Людмила Осокина

Ретроспектива фильма о Влодове

Mar. 24th, 2013 at 12:12 AM

«Я Вам пишу, Ваше величество!..»
Телефильм о Юрии Влодове (видео). Людмила Осокина. История создания и показа фильма

«А гений — сущий Дьявол!». Ретроспектива фильма

«Непотопляемая». Ретроспектива телефильма из передачи «Невероятные истории».
Скачать фильм REN-TV_.mpg, 81 Mb — http://yadi.sk/d/g0F09QmrAekEL

Юрий Влодов в книгах, статьях и воспоминаниях

Юрий Беликов

Страница Людмилы Осокиной

Через сайт автовоз, Новосибирск заказать по лучшим ценам.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com