ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Людмила ОСОКИНА


Об авторе. Содержание раздела

ПАМЯТНЫЙ ЮБИЛЕЙНЫЙ  ВЕЧЕР ЮРИЯ ВЛОДОВА В ЦДЛ

 1    2    3    4    5

 

Сергей Касьянов. Да.

 

Людмила Осокина ... и военные... почему они попали в «Люди и боги»?... конечно, туда можно поставить и военные... но, в принципе, я все равно не поняла, зачем?... По сути, всё делалось как попало, Влодов, не задумываясь, ставил всё... Ну а там... И честно говоря, мне вот не совсем это всё... Здесь я все-таки продумывала, что после чего... Дело в том, что здесь идет история с Христом, и она имеет начало, то есть, основу (в книге она начинается со второй части), и она имеет начало, середину и конец, и нельзя там как попало ставить. Все-таки там идет развитие вот этой истории, поэтому там надо всё подбирать под этот сюжет, и поэтому очень сложно всё было сделать.

Конечно, впоследствии, я буду делать и большую книгу «Люди и боги», эту я назвала Малые «Люди и боги», но все-таки, если бы я стала этим именно сейчас заниматься, наверное, эта книга не вышла бы вообще.

 

Антонина Ростова. Это точно.

Текущее время: 1час 49 минут 45 секунд

 

Людмила Осокина. Я хочу пригласить... Времени у нас уже очень мало осталось... Саша... Закуренко! Будешь выступать?

Закуренко идет к микрофону.

Людмила Осокина. Вот пришел Александр Закуренко, тоже свидетель жизни Влодова из тех лет. Пожалуйста!.

 

Александр Закуренко. Мне кажется, Игорь Кузнецов лучше, чем я мог бы рассказать...

Людмила Осокина. А он говорил уже... на прошлой презентации... Он рассказал своё...

 

 

Александр Закуренко. Я, конечно, был знаком с Юрием Влодовым, но больше всего меня интересовал тот миф о поэте, который в стенах Литературного института и общежития функционировал. Неким непризнанным, с одной стороны, гениальным поэтом, с другой стороны, человеком, с которым невозможно общаться, такой инфант тёрибль (ужасный ребенок) был. И вот все эти слова об энергетике, о метафизике, они, конечно, звучали среди студентов Литинститута. И когда я впервые увидел Влодова, я его стихов не читал... Это была такая фигура... ну, не то чтобы снизу-сверху, а вот фигура юноши, 20-ти летнего, из интеллигентной семьи, выросшего в городе и вдруг попавшая в совершено для меня мир потусторонний. Дело даже не в диссидентстве... дело в том, что Влодов как бы вырос из катакомб, как какое-то странное, загадочное существо, как какая-то сущность поэзии, которая не знает ни границ, ни запретов, ни табу.

И вот это было самое интересное для меня. Я — поэт совершено другого типа, классического, мне очень нужны какие-то подтексты... А здесь... удивительно, что поэзия Влодова, она, с одной стороны, предельно примитивна, она как-то называет всё сразу, как будто поэт не держит ничего ни в карманах. Вот сейчас вот образ такой, образ его пиджака, в котором стихотворения... И всё названо... и при этом... удивительно, что вот эта названность и как бы поверхностность, она обладает феноменальной глубиной. И вот здесь как загадка его поэзии и той метафизики, которая, очевидно у него присутствует и которая отличает настоящего поэта от ненастоящего. Потому что настоящий поэт даже не волевым или сознательным, или культурным усилием неожиданно включает нас во что-то потустороннее. Вдруг, через какие-то, самые обычные слова, вот...

Я не совсем согласен с образом театра Влодова, в котором он был в образе Творца. Творец все-таки один. И мы все-таки актеры. Но есть актеры, которые выполняют чисто технические задачи. Влодов же был одним из тех актеров, через которых Творец проявил себя самым-таки спорным, с самых перевернутых сторон. Я вот написал о нем (о Влодове), и Людмила вывесила на сайте. Мне кажется, что Влодов — это такая фигура, которая вызывает современную нашу мысль к какому-то размышлению о том времени. Обычно то время действительно символизируется больше Бродским, Ахмадулиной, шестидесятниками... Мне кажется, что Влодов — это какой-то совсем другой путь в поэзии. Еще этот путь до конца неосознанный. И главное здесь, что поэзия — это действительно абсолютная свобода. Мне кажется, что Влодов в стихах вообще ничего не боялся.

Текущее время 1час 53 минуты 16 секунд

 

Людмила Осокина. Здесь присутствует Ирина Бениаминовна Медведева. Это президент Фонда Ильи Тюрина, о котором я вначале высказывалась. И свидетель жизни Влодова тоже. Постоянно Юрий Влодов общался с Домом Ильи. Скажите что-нибудь, Ирина Бениаминовна.

 

Ирина Медведева. Я хочу сказать о том, о чем мало кто знает в этом зале, о той странице его жизни, где он был абсолютный патриарх, где он выступал, как человек, который в своих стихах, в своей жизни мог что-то передать (другим). Я говорю о финалистах нашего конкурса «Илья-премия».

Я вообще узнала Юрия Александровича, занявшись вот этой миссией: представлять молодых литературе. И как же связалось это всё с Юрием Влодовым? Дело в том, что Юра Беликов, о котором говорила сегодня Люда, он один из членов жюри Илья-премии, привозил финалистов (в Москву), когда уже их награждали, они получали свои дипломы. И обычно, до 2005 года, мы их селили в гостиницу «Арктика», где они жили такой большой поэтической семьей. И Юра Беликов привозил им туда Влодова, как лакомство такое, как чудо поэтическое, как настоящего гения, которого они могут смотреть, на которого могут молиться, которому могут внимать. И о котором потом они будут много и много рассказывать.

К сожалению, я на этих вечерах не присутствовала. Но потом, в письмах, в разговорах, в воспоминаниях имя Юрия Александровича постоянно звучало. Роман Мамонтов написал о нем эссе, и многие, к сожалению, неопубликованные, но постоянно звучащие в моих ушах,эти речи, восторженные отклики о его стихах. Когда действительно, как патриарх, как Державин и Пушкин, так и Влодов и наша молодежь друг с другом общались.

Ну а для меня Юрий Александрович стал... вот, я его, к сожалению, узнала только в 2005 году, только когда мы отмечали пятилетие нашей премии, и тоже Юра Беликов привез его к нам на встречу. Ну а с тех пор у нас началась такая заочная дружба, так как он уже был практически невыездным и сидел дома.

Узнав от кого-то, что я поздно встаю (ну, если в 5 часов ложишься, то в 12 только просыпаешься), и вот он, в 12.30, зная, что я уже проснулась, и уже готова к какому-то общению, звонил мне. Звонил практически каждый день. Сначала начинал свою речь о бытовом каком-то, ну вот я попил чай... О внучке там, то, да сё, внучка у него была, ну а потом начинал мне рассказывать о себе и читать свои стихи. Конечно, я для него была свежим и очень внимательным слушателем. То, о чем мы сегодня говорим, я вот слушала по телефону. Все это было как-то трогательно, читал он великолепно, и если бы мой телефон был подключен к диктофону, то получилась бы такая глубокая, такая интересная книга жизни Юрия Александровича.

Ну и для меня эта встреча с ним дорога еще тем, что он оценил творчество моего сына Ильи Тюрина... И о нем мы говорили, о его ранней гибели, о том, что этот талант остался как-то так... Ну он понимал, он завершил свою тему... Илья... уйдя в иную область (он хотел стать врачом). Это была, наверное, пауза, которую должен был сделать поэт, чтобы сделать новый рывок.

Я редактировала книгу «Приют неизвестных поэтов», где представлен Влодов. В альманахе «Илья» представлена подборка его стихов, которая потом вошла в книгу «Люди и боги». Там же опубликовано большое интервью Юры Беликова о том, что такое талант и что такое гений. «А гений — сущий Дьявол!» там проходит такой красной нитью, красной строкой. Влодов обосновывает вот это отличие, что талантом может быть любой, а всё остальное уже от какой-то Высшей Силы.

Ну и под конец я хочу прочитать стихотворение, которое Юрий Александрович посвятил Илюше. Я думаю, по чисто техническим причинам здесь не опубликовано это посвящение. Но для меня это стихотворение навсегда останется образом такого великолепного, мудрого, тактичного (вот я его знала только таким) Юрия Александровича. И это стихотворение Юрия Александровича и моего сына как-то связало.

Ирина Медведева (читает, едва сдерживая слезы, стихотворение Юрия Влодова «Утро солнечным венчиком»).

 

Утро солнечным венчиком,

В дождевом парике.

Дева с младенчиком

Идет по реке.

 

По задумке художника,

Сквозь радугу лет,

Золоченого дождика

Серебряный след.

 

Словно трепет бубенчика

Под Господней рукой,

Лепет младенчика

Парит над рекой.

 

Людмила Осокина, выйдя к микрофону, читает это стихотворение еще раз.

Людмила Осокина. Кстати, Ирина Бениаминовна... Они с Николаем Григорьевичем Тюриным подарили Юрию Влодову мобильный телефон на день рождения, он почему-то очень хотел мобильный телефон, хотя никуда не ходил и плохо уже видел, и вот он у него был просто как игрушка. Потом я положила этот телефон ему с собой... туда, так что...

Текущее время 2 часа 0 минут 43 секунды.

 

Людмила Осокина. Я тут вижу в зале, если я не ошибаюсь... Пётр Янданэ?

Янданэ из дальних рядов кивает.

Людмила Осокина. Выйди, Петя, скажи что-нибудь.

Янданэ идет к микрофону.

Людмила Осокина. Это вот из давних-давних лет, Петр Янданэ... Я помню, что он писал портрет нашей дочки.

 

Петр Янданэ. Не думал выступать. Юру я знал очень хорошо. Ну, я могу гордиться тем, что был его учеником, ведь как только я приехал в Москву в 1988 году, то сразу же попал в его руки. Жил целый месяц у него на квартире, на Домодедово и видел всю его жизнь, всю изнанку.

Но первым делом, конечно, был потрясен его талантом, тому, что когда прочитал его стихи , в гениальном исполнении, я понял, что так писал только Бодлер или Фёдор Сологуб. Вот поэтому и был сильно покорен его личностью, просто был настолько поражен тому, что он о себе рассказывал, говорил, и я долгое время во все это верил. Потом, конечно, иллюзии развеялись, потом мы перешли на «ты» и стали простыми друзьями, а в дальнейшем отношения как-то разладились.

Я не думал, что Люда меня узнает. И вызовет сюда, поэтому я сильно волнуюсь. Но я мог бы рассказать некоторые детали. Просто все присутствующие знают его как поэта...

Дело в том, что мы жили тогда в полной нищете на окраине Москвы. И я подрабатывал художником на Арбате. Иногда мне удавалось писать портреты и продавать картины, и на это мы жили потом, может несколько дней.

А так обычно, чтобы поехать в центр Москвы и куда-нибудь попасть — в редакцию или в гости к какому-нибудь поэту, мы шли и по дороге к метро, найдя пустую бутылку, сдавали ее, она 20 копеек тогда стоила, и на эти деньги ехали в Москву, а потом точно таким же образом возвращались.

Сейчас в голове как-то все спуталось, а если всё записать, все эти катавасии, все это освежить, можно было бы сделать целый роман. Я был потрясен всем этим, был в это посвящен, дико этим горжусь и возможно, напишу об этом когда-нибудь. Вот и все пока.

 

Людмила Осокина. Если все, то... Но ты не уходи пока, а то потерялись... Спасибо.

Текущее время 2 часа 06 минут

 

Людмила Осокина. У нас время уже почти закончилось, но хотелось бы что-нибудь спеть, я не знаю, насколько у меня получится в таком зале: петь и играть. (Олегу Скрипалёву, который крутится вокруг с видеокамерой) Слушай, Олег! Ты сядь, а то ничего не видно. (Залу) Если не получится, то не получится, вон, Саша тогда сыграет.

 

Антонина Ростова. Все получится.

 

Людмила Осокина. (начинает петь) «Утро солнечным венчиком...» сбивается.

 

Антонина Ростова. Пониже, пониже.

 

Людмила Осокина. Я не могу одновременно и играть, и петь. (Никитушкину). Саша, иди сыграй.

 

Антонина Ростова. А про партию споешь?

Никитушкин берет гитару и начинает подыгрывать.

 

Людмила Осокина исполняет песню на стихи Юрия Влодова «Утро солнечным венчиком».

Потом, сразу же начинает петь несколько модернизированную песню на диссидентское стихотворение Юрия Влодова «Прошла зима. Настало Лето».

 

Прошла зима. Настало лето, —

Спасибо партии за это!

За то, что газ идет в Трубе,

Спасибо партия тебе!

Спасибо партии с народом

За то, что дышим кислородом!

За то, что день сменил зарю

Я партию благодарю!

За пятницей у нас суббота, —

Всё это партии забота.

А за субботой — выходной,

Спасибо партии родной.

Прошла зима, настало лето,

Спасибо партии за это!

За то, что дым идет в трубе

Спасибо партия тебе!

 

Аплодисменты

 

Людмила Осокина. Вот видите, насколько актуальны сейчас эти строки.

 

Голос из зала. А можно реплику еще?

 

Людмила Осокина (администратору, появившемуся в дверях). Сейчас мы заканчиваем.

 

Антонина Ростова. (Людмиле Осокиной) Ну, человек активное участие принял. Реплику.

Людмила Осокина неохотно соглашается.

Незнакомец идет к микрофону. Следует сказать, что он весь вечер принимал активное участие в происходящем, задавая ведущим какие-то вопросы.

 

Незнакомец в штатском. Можно очень случайное мнение? Поскольку я, будучи физиком, всю жизнь ничего не знал об этом поэте, вероятно, безусловно очень талантливом и возможно, гениальном. Но вот так, исходя только из того, что я услышал сегодня здесь, вот я хотел бы о своем впечатлении сказать, как я сегодня увидел этого поэта, этого человека, который безусловно, талантливый, но относящийся ко всему, что он видит вокруг себя негативно. Понимаете, такой человек, конечно, нежизнеспособен. И вопреки тому, что здесь было сказано, что Советская власть уничтожила интеллигенцию вообще, я думаю, даже просто выживать он мог только при Советской власти. Вот сейчас это вообще невозможно. И если Советская власть действительно время от времени, так сказать, точечно, реально или фигурально там, отстреливала каких-то интеллигентов, даже поэтов, так сейчас-то идет вымирание интеллигенции на уровне генетическом. И уже тут никто не сможет остановить, ни партия, ни правительство, никто. Идет вымирание интеллигенции. Поэтому вот сейчас он бы... ну наверное, Людмилу надо поблагодарить за то, что она как-то ухитрилась комнатку устроить, но сейчас и комнатку не устроишь, надо платить, а платить нечем. Всё.

Спасибо.

 

Аплодисменты в зале.

Текущее время 2 часа 9 минут 41 сек.

 

Людмила Осокина. Ну, я так понимаю, надо как-то добавить позитива... (вздыхая) после такого выступления... .А, вот, из диссидентских, вспомнила.

Начинает читать стих Влодова «Мне пришла фантазия... »

 

Мне пришла фантазия,

Что Россия — Азия!

Ну а если без сиропа,

Мы, конечно, не Европа.

А пример тому Москва,

Коль не пусто в темени,

Здесь резвится татарва,

Рыжая от времени.

Во скелете узкая,

В документе — русская.

Под старинный звон гитары,

У старинного метро,

Мне старинные татары

Улыбаются хитро.

Водяное пиво пьют

И примерно так поют:

«Не дают на почте визу,

К папе нашему Чингизу,

Не желаем ночевать,

А желаем кочевать».

Вот по этому всему,

Потому и посему,

Мне пришла фантазия,

Что Россия — Азия.

 

Людмила Осокина. Ну ладно. Я думаю, надо как-то завершить, последний, как говорится, штрих. Да, завтра, в НГ EX Libris должна быть большая статья о Юрии Влодове. Если будете у газетного киоска, советую купить, потому что потом вы это не найдете. Книги эти можно купить в магазине, они сейчас везде лежат.

Что еще хочу сказать? Ну, возможно, еще какие-то вечера будут, презентации. Все-таки так вот тяжко, всё в одном: и юбилей, и презентация книги, очень тяжело. Мне хотя бы вот как-то надо было провести это всё, я уже абсолютно без сил пришла к этому вечеру, но всё равно надо было это сделать.

Кстати, собственно его юбилей — завтра и если где будете выпивать, то поднимите рюмку за него.

Ну, вот такое стихотворение, последнее.

Читает стих Влодова «Умолк вечерний птичий гам... »

 

Умолк вечерний птичий гам,

Вечерний птичий гам...

А Бог проходит по лугам...

Проходит по лугам...

 

Луга в туманной синеве,

В туманной синеве...

А Бог скрывается в траве...

Скрывается в траве...

 

Людмила Осокина. На этом, я думаю, мы наш вечер закончим.

Аплодисменты

Продолжительность вечера 2 часа 13 минут

 

 

Людмила Осокина (Влодова), 5 декабря 2012 г.

 1    2    3    4    5

Людмила Осокина. «Литпроцесс, запечатленный мной». 2013 год
II
полугодие:
Вручение премии «Венец» 2013«Струна строки». Телефильм Юрия Кувалдина о Веронике Долиной и Ваграме КеворковеАнна Гедымин в клубе Елены Черниковой Презентация книги воспоминаний Татьяны КузовлевойТворческий вечер Марии Малиновской и Владимира Коркунова — Юбилейный памятный вечер Юрия Влодова в ЦДЛ (полная версия) —
Нина Краснова. Литературная гостиная Союза писателей XXI века в ЦДЛ (фото Л.Осокиной)«Контрабанда» в «Массолите»Презентация поэтической антологии Евгения Степанова (текст Н.Красновой, фото — Л. Осокиной)Посиделки в ПеределкиноИлья-премия'2013. Итоги

I полугодие

Людмила Осокина. Литпроцесс. Полный список

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com