ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Людмила ОСОКИНА (ВЛОДОВА)


Об авторе. Содержание раздела. Контакты

ПРЕЗЕНТАЦИЯ КНИГИ

ЮРИЯ ВЛОДОВА «ЛЮДИ И БОГИ»

В КЛУБЕ «ДАЧА НА ПОКРОВКЕ»

 1    2    3    4    5    6

Юрий Кувалдин, Людмила Осокина, Владимир Мощенко

 

......................

Юрий КУВАЛДИН, продолжает:

 

Часто я еще слышу разговоры, что поэт, начиная свой путь, стремится занять чье-то место в поэзии. Это не так. Поэт создает свое собственное и единственное место, которое до него даже не существовало.

Влодов — поэт вне мейнстрима. Он в стороне, как говорится, от веселых подруг. У него своя эстетика, своя лексика, к которой нужно сначала привыкать и важно то, что мы публикуем и привыкаем.

Вспоминаю у Чехова в одном рассказе, там в ссылку попадает ... (я часто об этом говорю) сидят на берегу бывший столичный дворянин, попавший на каторгу, и татарин. И вот дворянин говорит: «Ой, как мне плохо, как уныло...». А татарин ему говорит спокойно (ну, Чехов умеет это делать, там подтекст колоссальный), просто одной фразой: «Привыкнешь. ..»

Вот так, когда мы пропагандируем творчество какого-то забытого автора, или неизвестного, нужно тоже говорить: привыкнут. Нужно как можно больше и везде его публиковать, о нем говорить, устраивать подобные вечера.

Юрий Влодов — поэт резковатый. И то, что вот Аня сказала, она даже с ним поспорила на тему интерпретации библейских текстов. Я думаю, что здесь никакой опаски нет. Мы входим в мир вообще пустые, как компьютер, и мир уже готов к словесным рядам. Недаром же говорят, что Бог есть Слово. И когда человек или по наитию или уже как-то осознанно, начинает сам писать свои слова, а нужно учесть, что слова до него существовали, т.е. он должен взять из этой копилки слова и как-то их расставить, чтобы они стали его собственными.

Так вот, Влодов, он как бы берет из разных пластов лексики. В этом отличие... Я не хочу сказать, что он неровный поэт, но он... Как бы сказать... у него есть циклы, когда он поднимается на уровень вообще высочайшей лирики, а есть, как принято говорить, некоторая брутальность, там, где он ставит очень резкие слова, я бы их смягчил. Они как-то выпадают, но... это Влодов. И к этому нужно привыкать.

Людмила описала достаточно подробно похороны Юрия Влодова, то, что он похоронен в Ракитках, если я не ошибаюсь, что там был сын Жени Рейна Боря. Боря — несколько оригинальный такой мальчик, вот.

Но... дело в том, почему я говорю о кладбище? Кладбище — это есть некоторое напоминание о том, что был вот великий человек. Как идешь вот по Ваганькову: могилы, могилы, могилы. Смотришь, у кого-то и дат нет, прочерки какие-то... И вдруг вспыхивает: Саврасов! На этот счет мне Кирилл Ковальджи говорит: «Юра, а вообще, поэту нужна ли могила с памятником?» Я говорю: «Да нет, самый яркий пример — Осип Эмильевич, который вообще, в общей яме какой-то коллективной на Черной речке под Владивостоком на пересылке». Памятник поэту — его слово, его книга». И эта книга — книга Юрия Влодова, встала на ту полку Вечности, книга Юрия Влодова, где он стоит совершенно самостоятельной фигурой, которая требует пристального внимания, изучения и пропаганды.

 

Хронометраж 6.40.

Текущее время 30 минут 13 секунд

 

Людмила ОСОКИНА. Спасибо, Юрий Александрович!

Мне хочется сказать еще спасибо Юрию Александровичу за то, что он очень широко публикует Влодова в своем издании (электронный журнал «Наша улица»), причем, такими крупными подборками, циклами, которые я составляю, тематическими циклами. Допустим, цикл «Поэты возвращаются оттуда» — стихи о творчестве, 20 стихотворений сразу, или там, цикл «Литературные портреты», тоже 20 стихотворений, или военные стихи... Вот так, в принципе... хорошо давать, а то дадут какую-нибудь одну подборочку и всё. Так, естественно, автора не раскрутишь, не распропагандируешь.

Сейчас у людей, можно сказать, сериальное мышление, все привыкли к сериалам, чтобы каждый вечер, изо дня в день какие-то там серии смотреть. Тогда люди могут что-то запомнить. А так, если там один раз что-то мелькнет, это уже никак. Это из сознания очень быстро выпадет и забывается тут же. А если вот так вот делать, причем, большими такими подборками, не какими-то там кусочками, а именно, большими подборками, то тогда да, что-то запомнится.

И вот Юрий Александрович дал такую возможность публиковать Влодова, причем, в каждом номере, мы делаем это к 80-летию. Дело в том, что сейчас у нас идет просто презентация книги «Люди и боги».

Но 80-летие будет в декабре, 6-го декабря. Всё делается к 80-летию, в частности, публикации. И еще помимо подборок Юрий Александрович дает статьи, всякие статьи о Влодове, о его творчестве. Допустим, там, Равиля Бухараева, или Тимура Зульфикарова, или Юрия Беликова, или Лесина, или Ковальджи... или мою, там....Сейчас вот идет мой материал о том, как Влодов умер в больнице. Вот. Так что полномасштабно это всё идет. И я ему за это благодарна. Спасибо, Юрий Александрович!

 

Аплодисменты в зале.

Текущее время 32 минуты 37 секунд.

 

Людмила ОСОКИНА. Помимо этого я даю еще, конечно, и в других местах, правда, не столько мне удалось, конечно, сделать, хотя тоже мне удалось кое-что... Но в бумажных изданиях очень сложно публиковаться. Сами знаете, что толстые журналы старые, практически закрыты для публикаций (новых авторов). Пожалуйста, вон какие стихи (у Влодова) , но отказывают не глядя! Я не знаю, что делать. Только вот в изданиях Степанова удалось сделать одну публикацию новых стихов, в «Зинзивере», и статью памятную там же дали. Вот. А так даже не знаю... Так что всё это очень сложно. Тяжело.

 

33.33. Людмила ОСОКИНА. Продолжим, значит, поэзоконцерт.

Недавно тут была в соседнем зале, выступал Александр Вулых, и был у него, так называлось, поэзоконцерт. Причем, плату за вход брали. Я страшно удивилась: кто же придет? (Тут бесплатно-то не соберешь, а они плату....) Но пришли, заплатили, как ни странно. Пришло много народу... И на ура! Это вот эстрадная юмористическая поэзия, то, чем он занимается. Читал огромные поэмы. Я думаю, надо же! Ладно.

 

Текущее время 34.23 сек.

Людмила Осокина начинает читать стих Влодова «Пустыню искрами осыпал НЛО...»

 

* * *

Пустыню искрами осыпал НЛО!..

Ночная мгла забилась, как в падучей!..

Запела Соломоновой пастушкой,

Заплакала подраненным ребенком,

Разбойником безбожным рассвисталась!..

Крысиный писк растаял в пыльном небе...

Сухая пыль осыпалась во тьме...

 

Иуда от подземного толчка проснулся,

Замычал от скотской боли,

Оперся на руки: о-о! Два тупых гвоздя

Торчали в очугуненных запястьях!

Хотел вскочить: о! каждая ступня

Пылала, точно чертово копыто!

Как если б капли олова прожгли

И шкуру, и растянутые жилы...

Он сипло возопил: «Я трижды прав!

Ты — лицемер! Ты — подлый искуситель!

Трусливый и разнузданный ханжа!..»

И рухнул, омываясь липким потом,

И терся лбом о скомканное ложе...

Заметил на подушке — кровь, а не пот,

Кровь, а не пот! И потерял сознанье!..

И захрипел... И где-то взвыл кобель...

 

Я счастлив, мой тринадцатый апостол!

По-школьному, незрячая любовь...

Прощаю слепоту и глухоту,

Твой бред ночной улыбкой отгоняю,

Целую руки исказненные твои,

Ступни твои дыханьем охлаждаю...

К тому же не забудь, что НЛО,

Лишь плоская вселенская тарелка

Из плоских местечковых анекдотов!

А я — увы! — программа НЛО! —

Я — вымысел носатого народа!

А разве можно вымысел предать?

И нет гвоздей в твоих запястьях детских...

И ноженьки усталые стройны...

Спи, мой дружок, все будет хорошо!

А я подсяду к старому торшеру

И закурю. И все начну сначала.

 

Пустыню искрами осыпал НЛО!..

 

37.03. Людмила ОСОКИНА. Это стихотворение раньше называлось «Памяти Кати Гуляевой», у них (у Влодова
 и Кати Гуляевой, дочери певца Юрия Гуляева) как раз были в то время отношения.

 

37. 17. Людмила Осокина начинает читать еще одно стих Влодова «Гомер. Природа. Бетховен и автор».

 

ГОМЕР, БЕТХОВЕН, ПРИРОДА И АВТОР

 

Природа слепа, как всевидящий мастер Гомер.

Природа глуха, как всеслышащий мастер Бетховен.

 

Гомер — незряч. От жизни отлучён.

И потому Христа провидит он.

Он только написать его не смеет

(Быть может и захочет — не сумеет)...

Христос на раны круто сыплет соль,

Черны речей подземные ключи,

Вокруг него растет из боли боль,

И в страхе суетятся палачи.

Бетховен, так сказать, безбожно глух! —

А потому имеет высший слух!

 

И он импровизирует Христа...

Журчат речей арычные ключи...

Душа Христа — расхристанно проста,

И от души смеются палачи...

Слепа, глуха, но дерзостна Природа! —

«Пришелец тот был неземного рода!

Не зря трещали сполохи в ночи!..

Всё было, есть и будет — под вопросом!..

Но знайте: под мистическим гипнозом

Бессмертный крест вбивали палачи!..»

 

А где же автор? — что добавит он?..

...Родился я и погрузился в сон...

Я был своим рожденьем изнурен и усыплен...

Судьбы моей орбита мерцала, как молочная река...

Но видел я — сквозь веки — сквозь века —

Тебя, иконописная доска! —

Безвольное лицо гермафродита

С отметиной проказной у виска...

И он предостерег меня перстом!..

И понял!.. Но это все — потом...

 

39.39. Людмила ОСОКИНА. Вот такие, так сказать, баталии. Тема НЛО во все эти дела вплетена, во все эти дела. Там, значит, Иуда стал, получается, Христом, его распяли, Иуду, в первом стихотворении. А Христос, оказался, наоборот, предателем. Ну, что он там ханжа, и все такое...

Текущее время 40 минут.

 

Людмила ОСОКИНА. Я сейчас хочу пригласить к микрофону Владимира Мощенко. Большой поэт, известный. У него тоже в этом году 80-летие, он меня приглашал на свою презентацию. Теперь вот я его пригласила. Пожалуйста, Владимир Николаевич!

 

Текущее время. 40 минут 33 сек.

 

Владимир МОЩЕНКО. Мне хотелось бы поблагодарить прекрасных молодых красивых женщин, которые великолепно прочитали стихи Юрия Влодова. И они еще раз показали нам, насколько органична поэзия Юрия Влодова.

Говорили, что у него бывают перепады. Это, на мой взгляд, не перепады, это, как говорил Белинский, трагические контрасты бытия.

Влодов очень чутко откликался на эти перепады. Его слово полно энергетики. Ни одного затасканного слова. Его поэзия афористична, иногда эта поэзия как крик. Тем не менее, эта поэзия полна нежности и любви.

Я как-то был в Переделкине, у моих друзей: Семена Липкина и Инны Лиснянской. И зашел разговор о том, что у нас существует табель о рангах, поэтический, утвержденный еще Центральным комитетом КПСС. И Семен Израилевич сказал, что это полное безобразие, конечно, такой табель о рангах не должен существовать. И вдруг заговорил о поэте Германе Плисецком. А Инна добавила: «Да, вот еще есть замечательный поэт Юрий Влодов. По-моему, многие его стихи на грани гениальности».

Честно сказать, я мало знал поэзию Юрия Влодова в то время, о чем, конечно, я сожалею.

Хотя я помню, как Влодов подходил к Володе Соколову и Володя Соколов мне сказал: «Ты знаешь, это настоящий поэт». А Володя Соколов говорил так, что тут нельзя было поправить ни одного слова.

А потом — «Новая газета». И в «Новой газете», если я не ошибаюсь, была беседа с Влодовым, интервью. И опубликовали его стихи. А я «Новую газету» жадно читал: от первой полосы до последней. И эти стихи я проглотил. И тут я понял, что это действительно, настоящий поэт, чьи стихи, несмотря на то, что автор не входил в так называемый пресловутый табель о рангах, это настоящий талант и стихи его будут жить.

В «Новой газете» было стихотворение, там, по-моему, было напечатано 6 или 7 стихотворений, что для «Новой газеты» довольно редкий случай. И вот одно стихотворение я хочу, дорогие друзья, прочитать.

 

(Читает стихотворение Юрия Влодова «Голодаю душой и карманом...»).

 

* * *

Голодаю душой и карманом,

И желудок, понятно, пустой.

Разразиться бы толстым романом,

Как какой-нибудь пятый Толстой!

Закатиться б с жокеем в усадьбу!

Поразмять лошадиную рать!..

А потом на крестьянскую свадьбу

По-отечески томно взирать...

Притулиться б к разлапистой деве,

Что на барщину ходит полоть,

Как Адам новоявленной Еве,

Подарить ей костлявую плоть...

Только я — ни эстет и ни барин,

И далек от подобных идей.

Я — невзрачный московский хазарин,

Если проще сказать — иудей.

За ночь высохли зимние боты,

Старый зонт растопырен, как щит...

Ровно час до любимой работы...

Чу! Будильник под сердцем трещит!..

 

Меня поражает, какая немыслимая энергетика в этих строчках и сколько за этими строчками. Потому что истинная поэзия, она всегда не в строчке, она всегда там, по ту сторону строки, где всё не так, где всё иначе.

Я думаю, что, конечно. Поэзия Влодова требует, чтобы выходили книги, более полные и чтобы в ЦДЛ отмечали выход его книг, его даты. Но я думаю, что всё это будет, потому что поэт это заслужил, потому что этот поэт — от Бога.

Недавно я в переписке писал Евтушенко, что будет вечер, посвященный выходу новой книги Юрия Влодова .И он мне говорит:

«Обратись к вдове, чтобы она передала через тебя подборку. Я обязательно включу ее в новый том «Cтроф века».

И, конечно, это просто упущение, что такой замечательный поэт так мало растиражирован и что Людмила Осокина, честь ей и хвала, прилагает такие усилия для издания его книг и даже вносит свою лепту в это издание.

Но, как писал Александр Ревич: «Скудный век, Опасливая эра, И куда кривая занесла? Что нам до Петрарки, до Гомера, Но горят ладони от весла». Я вел позавчера памятный вечер Александра Михайловича Ревича и вспомнил там строчки Юрия Влодова: «Окликнешь Христа — отзовется Иуда». Увы! Таково наше время! А вот вся его поэзия, Юрия Влодова, на таких контрастах, где яркий солнечный свет и аспидная темень. А Юрий Влодов это всё понимал, всем своим поэтическим сердцем. Для того, чтобы быть Юрием Влодовым, надо было быть не каким-то стихотворцем, надо было быть Поэтом с большой буквы.

И пусть мы собрались сегодня в этом маленьком зале, но в замечательном доме, как я узнал, в Доме Телешова... И я абсолютно уверен, что поэзии Юрия Влодова, это абсолютно точно, обеспечено будущее. Дай Бог только, чтобы наша Россия была жива и не распалась на позорные куски.

Хочу выразить большую благодарность Людмиле Осокиной за ее подвиг. Я думаю, что это и человеческий, и поэтический подвиг, она тоже прекрасный поэт. И за ее преданность поэзии Юрия Влодова.

Всем вам большое спасибо!

 

Аплодисменты.

Текущее время 52 минуты 06 секунд.

 

Людмила ОСОКИНА. Спасибо, Владимир Николаевич! Спасибо! А сейчас я хочу...

 

Нина Краснова с места тянет руку, показывая, что хочет выступить.

 

Людмила ОСОКИНА. (Нине Красновой). А ты будешь?

 

Нина КРАСНОВА. Коротко!

 

Людмила ОСОКИНА. Сейчас хочет сказать пару слов Нина Краснова.

 

Нина Краснова выходит к микрофону.

..................................................

 1    2    3    4    5    6

Об авторе. Содержание раздела. Контакты

Портал о семье и отношениях http://moiasemia.ru . Юрист Вологда работа в сфере юриспруденции в Вологде.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com