ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Юрий ВЛОДОВ


Об авторе. Биография, книги, контактная информация

«ПОЭТЫ ВОЗВРАЩАЮТСЯ ОТТУДА...»

Стихи о творчестве

 

 

* * *

Веду по жизни, как по лезвию,

Слепую девочку — Поэзию.

 

 

* * *

Слаще заоблачных манн

Сладкий наркотик творений.

Гений — всегда наркоман.

Но наркоман — не гений.

 

Жаркий туман и дурман —

Жарче суданов и кений —

Гений — всегда графоман,

Но графоман — не гений!

 

 

* * *

Ни за что пропадет

Жертва гения,

Коль к нему попадет

В поле зрения.

 

Враз и с рожей, и с кожей

Расстанется,

Но в истории всё же

Останется.

 

 

* * *

Есенин подустал —

Сыскал покой —

Безвинным полем стал,

Святой Окой.

 

Постиг земную быть

Небесных тел.

И человеком быть

Не захотел.

 

 

* * *

«Поэт! — поведай свой секрет!»

«Секрет мой — в пачке сигарет!»

«А твой секрет, о плотник, в чем?»

«В хорошей чарке с калачом!»

 

 

* * *

Голодаю душой и карманом,

И желудок, понятно, пустой.

Разразиться бы толстым романом,

Как какой-нибудь пятый Толстой!

Закатиться б с жокеем в усадьбу!

Поразмять лошадиную рать!..

А потом на крестьянскую свадьбу

По-отечески томно взирать...

Притулиться б к разлапистой деве,

Что на барщину ходит полоть,

Как Адам новоявленной Еве,

Подарить ей костлявую плоть...

Только я — ни эстет и ни барин,

И далек от подобных идей.

Я — невзрачный московский хазарин,

Если проще сказать — иудей.

За ночь высохли зимние боты,

Старый зонт растопырен, как щит...

Ровно час до любимой работы...

Чу! Будильник под сердцем трещит!..

 

 

* * *

Заходит раз за разом ум за разум

Поэзия — зараза всем заразам.

Льнет ядовитым облаком витающим

И к пишущим прилипла, и к читающим.

 

 

* * *

Сердчишко стихотворного птенца —

Всего лишь листик на осенней ветке...

А у меня — звериный нюх ловца,

Я, так сказать, лазутчик, я — в разведке.

 

Бумага и машинка на столе.

Ясна задача. Ритм и рифма — «в теле»...

Нет искренности в нашем ремесле!

Есть результат в безбожном нашем деле!

 

 

* * *

Брел оборванец по земле

В кругу семи ветров,

Он смачно грелся на золе

Притоптанных костров.

 

Любил он, глядя на дымок,

Ладоши потирать,

И ничего уже не мог

Он больше потерять.

 

Господь и царь — из сердца вон...

Любимых — черт побрал!..

И над золой склонялся он,

И как дитя смеялся он, —

Ладоши потирал...

 

 

* * *

Скажу, что слишком тяжело мне —

Почти солгу:

Как каторжник в каменоломне

Я жить могу.

 

Мигнет из каменного праха

Глазок цветка...

И на весу — дрожа от страха —

Замрет кирка.

 

 

* * *

Был послушным послужником —

Шел по жизни за посохом.

Стал мятежным ослушником —

Восхитительным ослухом!..

 

Ждет смутьяна-художника

Путь нежданный, нечаянный...

И зовет его Боженька —

Сам такой же отчаянный!..

 

 

* * *

Лесная чаща без приметы.

Вот этой ломаной тропой,

Как сохачи на водопой,

На полустанок шли поэты.

 

Хрустел звериный шаг скупой,

И были в сумерках заметны

На лбах морщины, как заметы,

Лосиных глаз распах слепой...

 

Пичуги били из кювета...

Плыла медлительная Лета —

Река, невидная собой...

 

И клокотали до рассвета

Колокола лесного лета —

Зеленой Родины прибой...

 

 

* * *

В зерцало степного колодца

Проникну, как в детские сны...

Я — пасынок русого солнца

И пасынок рыжей луны...

 

Я — Боженька, гость, полукровка,

Не ведаю сам, кто таков...

Как некая Божья коровка

Всползаю по стеблю веков...

 

 

* * *

Талант, по сути, толст,

А гений — тощ, как щепка.

Неважно, что там: холст,

Поэма, фуга, лепка.

 

Судьба, как дышло в бок,

Что дали, то и схавал...

Талант по духу — Бог,

А гений — сущий Дьявол!

 

 

* * *

В карманах у Поэта — ни хруста.

Он жалкое подобие Христа.

Среди бычков, объедков и бумаг

Спит Магдалина голая впотьмах...

Гляди, Поэт, в казенный блеск палат! —

Там ждет тебя издательский Пилат!..

 

 

* * *

Жандарм сыграл сквозную роль.

Позорно струсила газета.

Смолчал запрошенный король.

Все отмахнулись от Поэта...

 

Храпит поэт! Житуха — во!..

Над ним хоров небесных спевка...

А кормит гения того

Одна лишь уличная девка...

 

 

* * *

Заявился в обличье козла:

«Не желаю писателю зла! —

Я — породушки русской!..

Выпей свой отвратительный бром

И ступай между злом и добром

По тропиночке узкой...»

«Хорошо, — говорю, — я иду,

А куда, извините, приду?!..»

Он проблеял: «Без цели!..»

«А-а! Тогда не взыщите, сатир! —

Жизнь — такой изумительный тир! —

Все мишени — в прицеле!..»

Оскорбился нездешний козел,

Взмыл над гладью болотных озер...

Взмыл... надулся... И — жахнул!..

И такую струю проволок

Что парящий малыш-ангелок

Изумился и ахнул!..

 

 

* * *

Жизнь долбила кайлом в два бока...

И затурканный наш народ

Сатану принимал за Бога,

Или чаще — наоборот.

 

Бают, видел поэт спросонок,

Одурев от поэтских дел,

Как в ночной небосвод бесенок

Золотые крыла воздел!..

 

 

* * *

На лугу, впотьмах, за тополями,

На пути к забытому овину,

Застучали бесы топорами,

Мастерят поэту крестовину.

Бог проснулся с важностью Аттилы,

Сделал в Божьих записях помету:

Мол, варганят русские чертилы

Рукотворный памятник поэту.

Чу! — сучите ножками, сучите!

Прячьте в космах рожки золотые!

Эй, стучите, плотнички, стучите!

Забивайте гвоздики литые!..

 

 

* * *

Ангел дудочку воздел —

Полетел за мной:

«Отдохни от глупых дел,

О, поэт земной!..»

Загундосил сивый бес —

Поскакал за мной:

Не видать тебе небес,

О, чудак земной!..»

Задевая за бока

Пуганой сосны

Затолпились облака,

Валкие, как сны...

И бежит из детских лет

Песня-колобок:

«Что печалишься, поэт?! —

Или ты — не Бог?!..»

 

 

* * *

Увидел я себя со стороны

В предательском свечении луны:

Стою — прижат к распятию спиной, —

Две бездны — на до мной и подо мной...

И призрак ночи с отблеском дневным

Дух опалил дыханьем ледяным...

Наверно, это вовсе и не я,

А лишь судьба заблудшая моя...

 

 

* * *

«Пиита, веришь в Бога?» —

Тишком спросили сбоку.

Увы, не верю в Бога,

А просто верю Богу...

Он — Бог — всегда во мне, —

Как эта даль в окне.

 

 

* * *

Поэт — библейский фолиант:

Столетья сжаты до мгновений.

Растаял облачный талант —

Душа светла, как денный гений!

 

Предвижу Божий вариант:

Слепец со зрением пророка

Раскроет Божий фолиант

И огласит его до срока!

 

 

* * *

Под выдохи Ильи Громовика

Журчала речь — небесная водица:

«Ты должен умереть, чтоб возродиться —

И жить — века...

 

Ищи, Поэт, свой крест или осину! —

Из мук произрастают имена!..

Так пасынку... то бишь, земному сыну,

Я нашептал в былые времена...»

 

Под выдохи Ильи Громовика

Журчала речь — небесная водица...

Взгрустнул поэт... Ах, дернул черт родиться!..

Прожить бы день... На что ему века?!

 

 

* * *

Всё больше морщинок на старой Луне,

Эпохи спешат, семеня...

Подайте, подайте беспутному мне! —

Во имя святого меня!..

 

Гнилую картошку пекут на золе

Бродячие ангел и бес...

Подайте, подайте беспутной земле

Во имя святейших небес!..

 

 

* * *

Поэт вымирал

Как целая эпоха

Цивилизаций...

 

 

* * *

Махнул: «Дождитесь! — Я — туда-сюда!

Что мне, поэту, Богова осуда?!»

Мы ждем его с Господнего суда.

Поэты возвращаются оттуда.

«Война — жесточайшая проба!». Стихи о войне из книги «Летопись»Портреты

Лагерная балладаОт Рублева до РубцоваСтихи о Боге — О творчестве

Левизна сентября. Стихи, песня, клип

Юрий Влодов в «Зарубежных задворках»

«Люди и боги». Основная книга Ю.Влодова (на II сайте)
Подборки стихов на II сайте

Фильмы о Влодове

Юрий Влодов в книгах, статьях и воспоминаниях

Раздел Людмилы Осокиной

Купить интерскол шуруповерт.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com