ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Алина ВЕЛЬДЖ


Об авторе. Контакты

 1    2    3    4    5    6    7

 

Сказка для любимого

 

За своенравною рекой, у кромки голубого леса,

Как семицветик луговой, жила горбатая принцесса.

Она купалась в небесах, со звёзд — мечтой смывала сажу

И пряла на семи ветрах — грибных дождей златую пряжу.

Дворец — без вычурных прикрас, но добротой и лаской полон.

Случалось: только день угас — к ней прилетал философ-ворон.

Им было хорошо вдвоём... Стелили ситцевое поле,

Чай пили с мятой, чабрецом и обо всём болтали вволю.

Хоть часто звал король на бал — принцесса там не появлялась:

Горб королевичей пугал, а дамы к ней питали жалость.

 

Вот как-то ворон в час ночной решился девушке открыться.

Он рассказал, что ведьмой злой был превращён навеки в птицу.

Любовь — спасение одно. Иначе колдовство — погубит.

Признался, что давным-давно её он беззаветно любит.

Она же, глазки опустив, в любви своей призналась тоже...

Разлился сказочный мотив, их чувства и желанья множа...

Казалось, оба видят сны... Принцесса плакала от счастья

И горб проклятый со спины исчез куда-то в одночасье.

Сбылась и ворона мечта, исчезли ведьмины проказы...

Им путеводная звезда в окно мигала жёлтым глазом.

 

Но лихо ведьму принесло. Она сулила им напасти,

Промолвила влюблённым зло, что рано радовались счастью.

Да, горб исчез, и перьев нет, но может всё вернуться снова.

Вновь станет горек их шербет, коль скажут не подумав слово.

Сомнение теперь им враг. А если ревность одолеет —

Исчезнет солнышко в сердцах, войдут туда ежи и змеи.

Уселась ведьма на метлу и... поминай её как звали.

Зашевелился страх в углу, полезли по стенам печали...

Сидят влюблённые, молчат. Им боязно сказать и слово:

А вдруг что скажут невпопад и колдовство вернётся снова?

Вдруг улетучится любовь и пропадёт сердец свеченье,

И навестит разлука кров, и душ исчезнет единенье?!

 

Молчанье — золото? О, нет...! Оно доверие погубит.

Молчать не может, нет-нет-нет, тот, кто любим и тот, кто любит!

И свыше послан был совет: прощенье — вот где панацея!

Волшебный, благодатный свет способный чары все развеять.

И снова стала жизнь мила, наполнилась теплом и верой.

Исчезли все крупицы зла, посеянные злой мегерой.

Он целовал и говорил, что лучше нет её на свете...

Она шептала: средь светил — ты, только ты мне, милый, светишь...

......................................................

А утречком ушли в лесок — росой умыться земляничной,

В пути проказник-ветерок передавал им вести птичьи.

Дарил им запах первоцвет, поклоны травы отбивали...

 

Так прожили немало лет. Любили. Верили. Прощали.

 

 

 

Легенда о вечной любви

.....................

И сказал ведун: — «Храму тут стоять!

Храму тут стоять, в солнца лик смотреть.

Но из вас, мужи, должен кто-то дать

Дозволение на супруги смерть.

А вот чьей не жить — толокой решить.

Я не дух святой и не лютый зверь.

Миром в очередь слово вымолвить —

Перед Богом все мы равны теперь.

Чтобы храм стоял, не горел, не трух,

Призывал народ к покаянию —

Тело женское, повелел мне дух,

Вмуровать живьём в основание».

 

Мужики молчат, чешут темечко.

Ох, затея та им не нравится!

Вдруг бобыль сказал: — «Дело — семечки!

Поутру на луг всем отправиться.

Косы взять с собой, затворяя дверь

Повелеть жене принести обед.

А что далее — не скажу теперь

Избежать, чтоб ссор и ненужных бед».

Пролетела ночь как мгновение.

Каждый любушку ублажал, как мог

Но рассвет пришёл, к сожалению,

И пора на луг. О, жестокий Бог!

На лугу бобыль вновь продолжил речь.

— «Вы простите мя, люди добрые!

Ваших жён бы всех я хотел сберечь,

Да скажу слова сердцу злобные:

Та, что первая принесёт обед —

Под фундаментом и уляжется!»

 

Тем закончился на лугу совет.

Чья ж судьба теперь кочевряжится?

До косьбы ли тут? Каждый вдаль глядит

И в душе своей Богу молится...

Вдруг увидели: впереди бежит

Кузнеца Фомы — красна Зорица.

Повенчались как — нет и месяца.

А любовь-любовь... без расхожих врак.

Сердце обмерло, мысли бесятся:

«Спотыкнулась бы, что ж несётся так?!»

Не судьба была спотыкнуться ей,

А Фома сбелел — до бесчувствия.

И пронёсся стон на лугу мужей

То ли с радости, то ль с сочувствия.

Милой Зорице рассказал Фома

Про решение невозможное.

Предлагал сбежать, но она сама

Приняла судьбу, словно должное.

И до сей поры храм ещё стоит,

А душа Фомы ходит около.

Ходит призраком — милой сон хранит.

Не берёт земля ясна сокола.

 1    2    3    4    5    6    7

Насосы Д

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com