ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Алина ВЕЛЬДЖ


Об авторе. Контакты

 

* * *

 

А в сонном королевстве вновь конфликт:

За нефть, за власть на белом свете кипеж.

И пОд воду опять уходит Китеж,

И чьи-то руки кинотрюки вмиг

Монтируют. Кровавых клипов кипы

Идут вразлёт, в разнос, и по рукам...

За нал — навалы на развалах «липы».

И резонанс... И люд честной во гневе...

Аля-улю! Ату! Вселенский гам:

«Айда на площадь, вдарим по рогам!»

Смерть плоть полоть с улыбкой королевы

Идёт на пажить жизни. Оптом, врозь

Святою простотой торгуют бойко,

Командуют: попой-ка! И... попойка.

И... неустойка. Дальше: стой по стойке

И медяков насыплют щедро. Горсть!

Покой у сильных мира — в горле кость,

Последний гвоздь вбить в крест осталась только.

И арии вновь арии поют,

Куда ни глянь — аферы в сфере веры.

Как вырваться из плутовских тех пут,

И как же взять невидимый редут,

И как из всех цветов не выбрать серый?!

Под посвист пуль, отплясывая твист —

От брендов как не сбрендить, Боже правый?!

Ведь каждый смоловар лукав, речист,

На всё ответ: — «О, времена, о, нравы...»

Но нет! Шалишь! Себя не проведёшь!

Душе золу золотником не мерить!

К чему тогда мигреневостью кож

Стелить безумцам путь, посулам верить?!

Да, дым и гарь окутали наш дом;

Да, желчь порой бежит по нашим венам; —

Но где Содом — там завсегда облом,

А Лота лот был испокони ценным.

Аиду панихиду не певать,

Хоть множится у тёмной силы паства...

Я с теми «за» — кому не наплевать.

И нас-то — не покроет корка наста!

 

 

 

Мой май

 

Тихо...

 

Космос космы распустил — льют дожди. Днём смотрит солнце сонно. Май опять в прихожей наследил. Зонтик нынче важная персона, хоть и каплет с носа у него. Ветры ретро за окном выводят о далёком, самом дорогом...

 

И в душе погода — по погоде.

 

Шрамы-ямы поросли быльём, канул в Лету страшный сорок первый... Только оттого кАк мы живём — полинял критерий фанаберий.

Хоть солёных писем почтальон матерям сейчас приносит реже — веры ненадёжен бастион и прогноз пророков безутешен.

Зла зола удобрила посев Князя Тьмы и добродетель пала...

Ближний — лишний. Помощь, лесть и гнев за улыбкой прячут извержало.

 

Выжмут. Выжить! — да горбата стать...

 

В царстве мёртвых истин нет прозренья. Выдержку навытяжку стоять прививают с самого рожденья.

 

Мне наука та не впрок. Рог — рок! Падаю, но подаю повсюду, а засомневаюсь коль чуток — входит в душу ниоткуда иуда...

 

И опять, опять скуля с нуля...

 

Как и все... И шлем проблем не сбросить...

 

Тишь...

 

Весна!

 

Чего ж печалюсь я?! Может оттого, что жизни осень?! За окошком — каждый лист — статист. Учтено всё: и года, и вехи...

 

Хоть полёт аэромыслей быстр — ночь слегка исправила огрехи: стало меньше в сердце грустных нот, зорь узор способствует покою.

 

Что же... Даже пень — оплот болот — зеленеет от надежд веною.

Так и я...

Встречаю новый день, тропкой к раю вновь иду по краю и, потуже затянув ремень, говорю:

 

— Всё, Боже, принимаю!

 

 

 

Весенние зарисовки

 

Красой неотразимы зимы, но вёсны для души милей... Вдыхая с праною энзимы — на жизнь взираем веселей...

Пульсируют Вселенной токи тревожа спящие потоки Земли, и силу от истоков даёт Всевышнего рука.

 

На куполах, раздувши щёки, лежат седые облака. А по земле бегут дороги, — им одуванчик желтоокий витые золотит рога.

 

Шифона фон, — для акварелей.

 

По речке, огибая мели, куда-то в даль, к желанной цели, — скользит-летит пером паром.

 

Любовно-певческий синдром у легкокрылых менестрелей. В эфире трели, трели, трели... Всё рвётся к жизни напролом! — и даже старый бурелом цветёт, не поддаваясь прели.

 

А в городах... Там ни пробиться! Народ счастливый суетится, и солнце на страницы-лица набрызгало на радость всем.

 

Прощай диванная нирвана, прощайте холода капканы, врачей прогнозы на неврозы, и о былых любимых слёзы, прощайте призраки дилемм!

 

В аллеях — ветер-вокалист поёт, и твист под посвист пляшет, ласкает каждый юный лист. Порой в своих забавах ист — швыряет тополиной пряжей. И на весеннем вернисаже под юбки лезет в эпатаже...

 

Куда ни глянь — везде сюрприз!

 

Бульвар «навар» вовсю считает, ссыпает новизну в казну, и многодикий мир шагает широкой поступью в весну.

 

И жизнь бурлит, кипит, в цейтноте! Лавины в спины — но народ весёлый, праздничный. Забот как будто нет.

 

Глянь: цирк на дроте! — бомж к бизнесмену пристаёт:

 

— Позырь — «пузырь»! Дай денег, жмот!

 

И тот безропотно даёт, — ведь сердце каждого поёт, стремиться к радости, к свободе. Весной — всё на высокой ноте! И даже тёти на излёте жечь желчь забыли от красот...

 

А дома — тишь, лишь штормы в шторах. Страсть — власть! И мы, под вальсы слов, как в юности творим любовь срывая с вечной тайны полог. Ух, есть в пороховницах порох!!

 

Блокнот забот за быт — забыт! В углу — смиренья оперенье...

И происходит воскрешенье, слияние, соединенье двух душ в единый монолит.

 

И... сон в унисон.

 

Отдохновенье...

 

Весна! Восторг и Сотворенье!

 

 

 

Бьётся в солнечном сплетении...

Авторская песня

 

Бьётся в солнечном сплетении

Ветром сорванное солнце, —

Плачет горько над знамением,

Над затмением смеётся.

 

А за окном зима ткёт кружева,

Деревьям дарит вьюга полушалки.

А я жива, одним тобой жива

И мне того, что не случилось — жалко.

 

Самосуд, самосожжение,

Да не в дым сжигает пламя —

Купиною мне, спасением

О тебе, лучистом, память.

 

Свеча роняет слёзы на консоль,

Скрипач играет нервом полонезы,

Лакают звуки из бокала боль —

Тем исцеляя на душе порезы.

 

А часы идут вразвалочку...

Таю с кем-то — не святая.

День с судьбой играю в салочки —

Ночь тобою причащаюсь.

 

Рассыпал Бог церквушек лампасье,

Да вкус молитв порой бывает горек.

Скуделью смертной выпадает мне

Быть тем, кто рядом, но душе не дорог.

 

Пусть твоей не стала женщиной,

Но была и я криницей.

Каждый миг наш — скатным жемчугом

В расписном ларце хранится.

 

И будет день и будет благодать —

Изменят запись в книге планетарной.

На перекрестке двух галактик ждать

Тебя я буду век, мой лучезарный.

 

 

 

Музыка ночи

 

Луна — с агатовых небес

Скатилась на макушку ели,

Трель соловья да свиристели

Наполнила уснувший лес.

 

Ручей, под звёздный полонез,

Сверчкам выводит вилланели.

Сова с лягушками дуэли

Ведёт, забыв про политес.

 

И ветер шепчется с травой,

И катит эхо вокализы

В пространство безмятежных нег.

 

И пишутся одной рукой

Все партитуры и репризы.

И да пребудет так вовек!

 

 

 

* * *

 

Незримо караван воспоминаний

Уходит по тропе печали в Лету,

И рвёт Эол последнюю тенету

В канве моих несбывшихся желаний.

 

Не перечесть истёртых болью граней,

И от обид на них не сыщешь света...

Лирическим плетением сонета

Пытаюсь воскресить восторг свиданий.

 

Но флейты Музы — не поют о страсти,

И горлом пустота идёт наружу,

И гнев накинул на сердце узду...

 

О, Господи, молю, в твоей всё власти!

Спаси мою от ненависти душу

К тому, кто петлю предпочёл кресту.

 1    2    3    4    5    6    7

Альманах 1-10. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,9 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Смотрите описание жалюзи на потолок на нашем сайте.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com