ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Лена ВАКК


БОРЬКИНЫ ИСТОРИИ

Боря — это реальный персонаж, которому скоро исполняется три года, и, полагаю, его внутренний мир волшебно изменит мир окружающий, столь сильно нуждающийся в свежем взгляде на него...

Лена Вакк

 

СОДЕРЖАНИЕ

Стр. 1.

Песня Боба после обеда

Про агрессию

Стр. 2.

Свободное существо, или Вагабонда

Анемоны и про пиджак

Ловушка

Стр. 3.

Как попасть на потолок

Как бабушку заперли в ванной

Стр. 4.Самолет

Про лапшу

Про шотландцев из Объединенного Королевства

Стр. 5.

Про маленького итальянца и еще Крысодура

Великий момент воспитания

Диверсия

ПЕСНЯ БОБА ПОСЛЕ ОБЕДА

Мы сели обедать, пообещали Бобу, что он будет сам «жмать» себе сок в соковыжималке, после того как все съест героически! Суп улетел, котлета тоже улетела с успехом в голодное пузико Боба. Туда же салат из свежих помидор со сметаной. Когда дело дошло да чая, Боб сделал два глотка, потом тоскливо посмотрел в окно, на мокрые крыши, и замер в позе статуи очень задумчивого мальчика!

— А я не нахожу хозяина-а-а-а-а! Я-я вообще не нахожу хозяина-а-а-а-а-а! — запел вдруг он, почти что завыл.

— Я не нахожу совсем хозяина-а-а-а! Я не нахожу себе хозяина-а-а-а-а!

Тут остолбенели все остальные! Как будто в малыша вселилась душа собаки! Вернее, ма-а-а-аленького щеночка! Какой ужас! И притом, такого несчастного, такого голо-о-о-о-одного! И куда только провалился суп с котлетой, и помидор?

Боря исполнял свою песню-рыдалку так артистично, что даже мурашки побежали по спине у всех присутствующих!

И все хором завыли, не сговариваясь, перекрикивая друг друга, будто у всех накипело...

Присутствующими были: Борин дядя Илюша, его невеста Леночка, по прозванию Кролик (белый), и Борина мама. Потому что в присутствии папы ничего подобного не приключилось бы.

Илюха выл приятным баритоном. Кролик тоненько и протяжно, а мама, очевидно, была меццо-сопрано (в ее представлении). Получилась прекрасная задушевная песня! Правда, какая-то бесконечная! Слишком! Слишком бесконечная!

Борька первый все испортил! Он вдруг увидел ситуацию со стороны и стал хихикать! А еще говорят, маленький. Какой же он маленький? У него чувство юмора на месте! Выросло уже!

Да и бдительные соседи не дремлют НИКОГДА! Они стали ломиться в двери. Некоторые только так себя и выражают! Бедняги, а могли бы так славно спеться! Только они должны петь с той стороны! А то у нас кухня не резиновая...

Борька потребовал «жмать» сок апельсиновый, как ему было обещано! Он брал половинку апельсинчика, и нажимал на него изо всех сил, двумя руками, растопырив пальчики во все стороны, пока вертлявая штучка «жмала» из него сок в специальный стаканчик.

Потом Боря всех угостил вкусным соком, все время приговаривая: только весь не выпей, ПОЖАЛУЙСТА! ВЕСЬ НЕ ВЫПЕЙ, ХВАТИТ УЖЕ, говорю тебе, спасибо!

Потом, когда сок весь кончился, он впрыгнул в велосипед, припаркованный прямо под столом! И умчался в свою комнату!

Оттуда раздался страшный грохот и треск, и вскоре Боб появился с тележкой, груженой всякой всячиной, которую он прикатил на кухню!

— Я вам привез фрукты из-за леса-моря! Кушайте на здоровье!

И Боб вывалил все прямо на пол! Там были настоящие изыски!

Во-первых, там был тройник, без которого невозможно включить ничего в розетку. Там был фен, вытащенный из ящика в ванной комнате! И еще отвертка, спертая из коробки с дедушкиными инструментами! И еще носки, свернутые шариком, один в другой, какие-то шнуры, явно от компьютера, и телефонный провод для модема. Мама всегда знала, где что искать.

— Я к тебе давно-о-о-о-о, давно-о-о-о не приходил, — сказал Боб, приготовляясь залезть к маме на ручки! Угощайся, кушай пожалуйста, сказал он, пытаясь засунуть ей в рот коробку от аудиокассеты. Мама вежливо отказалась!

Илюша со смехом разбирал Бобкины драгоценности. Там оказались также батарейки всех родов, на все случаи жизни! Они изображали сливы! И куча мышек, всех цветов, но не от компьютера, а самые настоящие, то есть игрушечные... в кроссовках и кепках!

 

Через два дня после знаменательного обеда, Илюша пришел несколько озадаченный. И сказал: не знаю, что с Леной происходит. Она все время эту Бобкину песню поет! Помнишь, про собаку! Выл, как щеночек маленький. Теперь вот она воет! Надоело уже!

— Что, прямо средь бела дня?

— Ну, а когда же? И на работе, и дома, ее мама жалуется! И на свидании, что тоже обидно! Грустит, что ли, ничего я не пойму...

— Боб, поди сюда!— позвала мама, — сейчас мы у него спросим, в чем тут дело.

Боря построил мост, гараж и сбивал теперь все новыми гантелями.

Он прибежал на кухню, весь мокрый после такой зарядочки...

— Борь, почему тот щеночек такую грустную песню пел, помнишь, что-то про хозяина... что он там не мог найти хозяина...

— Это очень грустная песня-я-я-я... Про соба-а-а-а-ку... Без хозя-я-я-я-ина-а-а-а-а! О-о-о-чень груcтная песня-я-я-я-я... Как я-я не нахожу хозя-я-я-я-ина-а-а-а...

 

— Ну все, началось... — Илюша предательски захихикал. — Я, пожалуй, пойду, — сказал он, — пока сам не заразился! А то потом не отвяжется еще... Вдвоем будем выть... На луну, хи-хи...

А вой еще долго доносился из Бориной комнаты... И мама пошла посмотреть, что с ребенком, в самом деле, происходит... Она смотрела на него жалостливо, с грустью и сочувствием неподдельным...

Постепенно, вслушиваясь в заунывную мелодию, она сама включилась в это пение. И вскоре они выли уже на два голоса.

— А я не нахожу хозяина-а-а-а-а! А я не нахожу хозяина-а-а-а-а-а-а!!! — К полному восторгу соседей из другого подъезда! Потому что комната Боба находилась с другой стороны!

— Вот у них точно нет никаких шансов сюда пробраться и все испортить, — подумала мама и засмеялась, представляя себе, как они пробираются по внешней стене дома...

 

Вечером пришел папа, и ему попытались продемонстрировать Бобкину песню, но ничего не получалось, потому что Боб начинал заливисто хохотать после первой же строчки... Так что папу песня тоже рассмешила, в конце концов, не на шутку!

— Вот так вот все-е-е-е можно преврати-и-и-ить в маскара-а-а-ад, — обиженно подвывала мама, подогревая творожную запеканку в СВЧ на ужин... А Боб и папа переглядывались хитро, кивая в ее сторону по очереди...

— Все соверше-е-е-е-енно можно превратить в маскара-а-а-а-ад! Даже са-а-а-амые серьезные ве-е-ещи-и-и-и-и! Даже грустную песню-ю-ю!

— Ой, что это я расчувствовалась,— тут она увидела, что все уставились на нее как то странно...

— А ну, ешьте, давайте, что смотрите? И спать все быстро, прямо сейчас...

Борька поковырял вилкой в тарелке, и спросил:

— Папа, а вы давно были с мамой в кино, или там, на концерте? По-моему, ей надо пройтись... чуть-чуть совсем...

— Ой, давно, сынуля, и не говори... А что, хорошая идея, куда-нибудь сходим, обязательно, прямо на этих выходных... честное слово...

— А я поеду к бабушке и песню ей спою новую... Ей понравится!

Папа хихикнул.

— Только осторожно! А то деду придется уйти с работы и дома сидеть... если ей взгрустнется вдруг, бабушке твоей!

Будут выть на пару!

ПРО АГРЕССИЮ

— Козе-е-ел, ну ты козе-е-ел! — орал Боб, боксируя своими новыми перчатками свою новую боксерскую грушу, — козе-е-ел, нет, ну просто козел!!!

Мама в ужасе начала бегать по комнате, держась за голову, с криками:

— Мой сын... где он нахватался такого... что за выражения...

Боб дубасил грушу так, что она чуть не прилипла к стене.

— Ну, козел, я тебе покажу, козел...

— Боря, умоляю!

— КОЗЕЛ!

— Остановите его, у меня начнется нервный припадок.

— Ну, козе-е-ел! Козе-е-е-ел!

— Мой дорогой, интеллигентный сын! Трех лет от роду, почти!

— Получи, КОЗЕЛ!

— БОЖЕ!

Мама скрылась в своей комнате, чтобы не слышать этого кошмара. А Боб продолжал дубасить несчастную грушу!

— Мама, ты куда? — между делом поинтересовался Боб. — Нет, ну просто КОЗЕЛ!!! Посмотрите на него! Ну, каков КОЗЕ-е-е-еЛ...

 

— Где, что... где... что случилось, — ввалился в дом папа, которого срочно вызвали по телефону. Шарф болтался во все стороны... За пять минут он примчался с работы. Он бежал по лестнице...

— Зачем же так пугать, дорогая...

Он изучал действия Боба, стоя в проеме двери, минуты две, и потом вдруг как закричит:

— Боря! Хук! Слева! Давай! Еще! В нокаут! Слева наддай! Бей! Давай! Апперкот левой!

— Козе-е-е-ел! — орал Боб, уже насквозь мокрый.

— Бей слева! — орал папа.

Через 20 минут, взмокшие и довольные, они прибежали к маме.

— Что ты так волнуешься, дорогая, мальчик только выпускал пар, чуть-чуть... Правильно делал, — обратился он к сыну, который еле стоял на ногах.

— И ты еще его завел!

— Он и без меня уже был хорош!

— Папа, классно мы ему накостыляли, да?

— Видишь, дорогая, ты зря волновалась, выпустил пар, здесь нет ничего личного!

— Нет, пап, ну мы классно ему накостыляли, а, пап?

— Кому, детка! — вдруг заинтересовалась мама.

— А дяде Володе!

— За что, ребенок? — пришел в ужас отец.

— Он вчера своими лапищами сломал мою машинку! К...

— Тихо, я понял... Поговорим по-мужски, давно не разговаривали... сынок!

Мама незаметно выскользнула из комнаты, еле скрывая смех, и пошла хихикать на кухню. Ее насмешила крайняя озабоченность на папином лице.

— Ну он же не нарочно, миленький, — доносилось из комнаты. Так же нельзя называть взрослого. И вообще, что за выражения... — звучал приглушенный баритон.

— Так ты ж сам вчера болел за этих, по телевизору, как их, твоих... И орал, что все коз...

— Тихо, я понял, достаточно. Давай договоримся...

И так разговор продолжался, по мужски... Потом перебрались на кухню. И продолжали говорить за чаем...

А тем временем, мама, соскучившись, присела в Бобкиной комнате на краешек кровати. И задумалась, потом что-то проворчала себе под нос и надела Бобкины перчатки...

 

Папа вместе с Бобом принеслись в комнату на стук глухих ударов... по измочаленной груше. Они не могли поверить своим глазам... Мама лупила грушу с таким остервенением на лице, что им стало не по себе... Удары были смачные и точные, как бритва...

— Во дает, — только и сумел вымолвить Боб...

— Пойдем, дорогой, не будем мешать... у человека накипело.

— А какое выражение лица у нее было зверское, а, пап?

— Отравитель жизни, — вдруг донеслось до них...

— Что еще мы сегодня услышим, как думаешь?

— А ты! — спросил Боб...

— Не зна-а-а-аю...

— КОЗЕЛ! — донеслось вдруг из комнаты... — Козе-е-е-е-е-е-ел!

— Интересно, кого это она так...

— Совсем даже не интересно, личное дело каждого... Вот я, например, своего начальника на работе, я б его... я б его... того...

— Пап! Но у мамы нет начальника, она ж дома сидит, меня воспитывает!

— Да? — удивился папа. — Ну и что из этого?

— Не-е, так, ничего. Просто интересно...

— Иногда, знаешь ли, мысли останавливаются...

— Да-а-а, — понимающе кивнул Боб... Ну, пошли еще чайку... Мама присоединится... только выпустит пар...

— Ага, я сейчас...

И папа исчез в детской. Удары по груше вдруг прекратились, и Бобу даже показалось, что там раздают поцелуйчики, и без него...

— Вечно эти взрослые, да что они себе позволяют, э-эх, ну ладно, чайку, так чайку...

 1    2    3    4    5

Смотрите информацию вулканический камень для подачи мяса здесь.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com