ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Даша ВАЙН


Родилась и живу в Омске, студентка Омской Государственной Медицинской Академии, будущий стоматолог. Люблю петь и рисовать.

Даша Вайн

12.07.07.

«НЕБО ЛИ ТАКОЕ БЕЛОЕ...»

Дела окончились так быстро, что я даже не успела запачкать ботинки. Вернувшись домой, мы сразу сели за карты. Он привычным движением закинул куртку на диван и пошел ставить чайник, а я всегда раздеваюсь долго, со старательностью ребенка — развязываю шнурки, протираю ботинки специальной тряпочкой и аккуратно ставлю их на полку, медленно расстегиваю все кнопки на куртке, проверяю, не забыла ли перчатки в карманах — они всегда потом пузырятся, если в них лежит всякая дребедень, и только потом убираю ее в шкаф. Ноги приятно утопают в ворсе нового ковра. Вчера мы купили в кредит два — один, полосатый, в коридор, а в зал — похожий на макароны, светло-бежевый. Новый ковер — всегда праздник для ног. А карты лежат в самом первом ящичке комода. Я просто захватываю их по пути на кухню.

Все карты мира пахнут одинаково. Новые они не пахнут типографией, старые не впитывают окружающих их запахов, все карты пахнут именно картами. Мы всегда садимся за карты, если предстоит серьезный разговор, потому что можно не смотреть друг другу в глаза, и все слова будут выглядеть случайными и небрежными. Мы играем в дурака. Я все думаю выучить игру попикантней, но все никак не учусь. Вдвоем в дурака всегда играется легко и быстро. Первых две игры мы обычно молчим, а потом он начинает говорить. Я-то не мастер на все эти разговоры.

На кухне у нас светло и уютно. Тасует всегда он, потому что я не умею готовить и тасовать карты, а все остальное — понемножку. Сажусь за стол, напротив окна и напротив него. Тикают часы на стене, бурчит о своей нелегкой чайниковой жизни чайник. Чайник у нас красивый, такой, в бабушкином стиле, с цветочками. И очень приятно свистит. Пахнет апельсинами — позавчера мы купили два кило апельсинов. Захотелось чего-то оранжевого. Бывает такое — хочется оранжевого. Летом всегда хочется зеленого. Вообще я апельсины не люблю. На мне вязаная кепка с помпоном и яркий шарф, обмотанный в несколько раз вокруг шеи — я купила этот комплект на распродаже всего за семьсот девяносто два рубля, и так как они мне очень идут — и кепка, и шарф, я иногда хожу в них и дома. Когда настроение такое. Сейчас же я их просто не сняла. Вся эта обстановка — чайник, апельсины — напоминает мне фрагмент какого-нибудь эстетского фильма, ну, такого, где люди по полчаса ничего не говорят, а только смотрят друг на друга. Мои кепка с шарфом очень бы понравились режиссеру. Такое яркое пятно. И чайник бы пришелся к месту.

За окном скупое солнце, осень. Листья сухие охапками. Сухие листья пахнут чем-то мокрым, вернее, сухие листья не пахнут вообще, а пахнут влажные, те, что лежат на самой земле. Я люблю осень и такие вот глупости. Воздух как стена из ваты. Белый. Дело уже к вечеру, а небо до сих пор тоже белое, прозрачное. Как пролили воду на белый лист бумаги.

Он, наверное, угадывает мои мысли и говорит:

— Небо ли такое белое, или солью выцвела вода?..

Мне больше нравится Блок.

Я знаю, о чем будет разговор. Почти всегда можно угадать. Он хочет разойтись — это и дураку понятно. С утра он встал с таким лицом, с каким можно только с кем-либо расходиться. А у него и нет никого, кроме меня.

Он начинает раскидывать карты. Козырь нынче черви. Шестерка, конечно же, у меня.

Мои родители поженились сразу после выпускного бала и живут в счастливом браке уже двадцать второй год. Разумеется, черным по белому писано, что при таком раскладе меня ждут в этих делах сплошные неудачи. В мире ведь все должно быть уравновешено.

Поэтому к людям я отношусь легко, приходят ли они, уходят — мне все равно. После оглушительного романа на первом курсе института я решила с этим делом завязывать, и теперь просто иногда схожусь с кем-то, иногда расхожусь. Живу потихоньку. Мне так нравится.

С ним мы познакомились год назад на одной вечеринке. Его, кажется, сразило наповал то, что я стояла в стороне от всех и пила коньяк из большого бокала глоточками. Он до этого думал, что коньяк пьют залпом, а теперь подумал, что я алкоголичка. Но напился в тот вечер он, а не я. Я вообще почти не пью. Пиво и вино не люблю совсем. Очень редко пью крепкие напитки, но по чуть-чуть. Мне не нравится ощущение опьянения, у меня образуется дурной поток мыслей, с которым я никак не могу справиться. Мыслей становится много, я словно бы пытаюсь поймать сначала их все зараз, а потом, после нескольких тщетных попыток, думаю уже ухватиться хотя бы за краешек платья одной, но пальцы скользят, и я остаюсь совсем без мыслей. Поэтому я не люблю пьянеть, поэтому и стояла я тогда, и пила коньяк маленькими глоточками — я точно знала, что этот бокал был первый и будет последним. А еще, если зажечь сигарету, можно представить, что это все — тоже кадр из фильма. Но он тогда ничего этого не знал и напился. Я проводила его до дома, уложила спать. Мне сразу понравилась его квартира, и я осталась там жить.

Главнее квартиры может быть только ее содержание. Вряд ли бы я смогла жить с человеком в несуразной какой-нибудь, невероятной квартире. А тут мне понравилось. Длинный темный коридорчик — освещение должно быть обязательно потолочное, неяркое, две крохотных комнатки и кухня окном на солнечную сторону. Все так, как должно быть.

А нынче он решил расходиться. Сама я еще не решила, хочется мне этого или нет. Я хотела подумать об этом днем, но пришлось ходить с ним по делам. Чем он занимается, я понимаю с трудом, вернее, даже не хочу понимать. Но иногда приходится одеваться и ходить с ним по разным домам. Ему открывают дверь всегда мужчины, они здороваются, и он проходит в квартиру. Находится он там всегда недолго — не больше десяти минут. Может быть, он вымогает деньги. Может, наоборот, раздает долги. Мне все равно. Меня никогда в эти квартиры не зовут, и я жду его на площадке. Поэтому мне больше нравится ходить в пятиэтажные дома — в них нет лифтов, ужасно не люблю лифты, зато есть большое окно напротив лестницы. Я всегда сажусь на корточки и смотрю в это окно. Существует закон подлости — если ты идешь к кому-то в гости в пятиэтажку, то обязательно на пятый этаж. На первых этажах как будто бы никто и не живет. Поэтому из окна мне обычно виден либо наиболее запачканный кусок неба, либо соседний дом. В подъездах всегда гадко пахнет. В пятиэтажках — стариками и кошачьей мочой. В высотках — в лучшем случае, мусоропроводом. Но он, несмотря на все на это, продолжает считать, что мое присутствие в подъездах, пока он вершит свои дела в квартирах, необходимо. В принципе, мне все равно. Осенью приятно слоняться по улицам без особого дела.

К третьей игре надо обязательно принять решение. А нынче он завалил меня девятками.

С одной стороны, мне ничего не стоит переехать обратно к родителям. Они даже своеобразно обрадуются, может быть. Но в этот дом я вложила часть души. Эту часть теперь трудно забрать и жалко оставить. Можно конечно, сказать, что душа у меня маленькая и непутевая, но она ведь моя. Вся эта квартирка за год была полностью перекроена под моим чутким руководством. Я не вложила в это ни копейки денег — просто вкладывать было нечего, но я сделала все так, как хотела, как для себя. Коридор — с приглушенным верхним светом, шкафом-купе и африканскими масками на стене. Для зала он купил новомодную стенку, которая на самом деле ничего из себя не представляет — две вертикальные доски и между ними горизонтальная, и так умножить на несколько раз, но я купила набор зеленоватых рюмок на длинных ножках, две тощие вазы и смешные рамки для фотографий, и стенка ожила. На новый диван, нам, разумеется, денег не хватило, поэтому на старый я просто набросила кусок зеленой ткани. Кто-то сказал мне, что цвет надо было подбирать под шторы — светло-бежевый, но я не стала слушать. Вместо этого мы купили обалденный макаронный ковер. Он небольшой, такой аккуратный квадратик посреди ламинатного пола, вещица больше интерьерная, но стоять на нем невероятно приятно. Телевизор, конечно, старый, допотопный, но когда гости заходят в комнату, видят зеленые рюмки, вазы, шторы на гигантских петлях, то им уже нет дела до телевизора. Это правда. Я — гений интерьера. Кухня у нас в таком, больше деревенском стиле — чайник со свистком, тарелочки всякие расписные, мной лично вязаная рукавичка для горячего… И только то, что мы называем спальней, осталось в прежнем виде. Мы решили оставить ее на потом. Вообще-то, спальня по размеру идеально подходит для гардеробной. Здесь можно сделать шкафы —купе с выдвижными полками, типа, как в фильме «Человек за бортом», поставить маленькое креслице и постоянно раскидывать на нем одежду, вот только где тогда будет спальня?.. Так что хотя бы ради будущей спальни тут еще можно было остаться. Но передо мной вставал также куда более нелегкий вопрос.

Зарплата у меня небольшая, даже скорей чертовски маленькая, но никогда еще из магазинов я не выходила без покупки. Пока он оформлял кредиты на шкафы и ковры, гасил кредиты на шкафы и ковры, оформлял кредиты на стол и стулья, я покупала все эти вазочки, рюмочки, чайнички, рамочки, маски, картинки на стену. У меня вообще страсть к красивым и ненужным вещам. Каждая из этих вещей по отдельности стоила, конечно, недорого, но в целом если посчитать, то они влетели мне в копеечку. Поэтому, я должна была решить к третьей игре — забирать ли мне их с собой или же оставить. Конечно, можно было бы раздобыть где-нибудь пару больших картонных коробок, сложить туда всю милую моему сердцу дребедень и пойти по улице. Одеться только надо по-спортивному, ну и конечно, кепку с шарфом. Выглядело бы эффектно. Но Глас с Небес подсказывал мне, что все эти вещи должны остаться на своих местах. Чайник — на этой кухне, вазочки с рюмочками — в комнате, маски — на стене в коридоре. Это ведь подарки, подарки этой квартире, а подарки не забирают обратно. Но без этих безделушек я покажусь себе совсем опустошенной, как выпотрошенная курица, и, возможно даже, впаду в депрессию. Сейчас это сплошь и рядом.

А первая игра меж тем окончилась. Не помню как, но у меня оказался козырной туз, и всю его мелочь я уничтожила. В принципе, нам все равно, кто выиграл, кто проиграл, но так уж повелось, что в первой игре обычно выигрываю я, а дальше мы не запоминаем. Просто автоматически как-то скидываем карты. Получается, что я выигрываю практически всегда. Он иногда шутит по этому поводу. А у меня просто есть секрет — я люблю карты, а карты любят меня, вот и все.

Начал свистеть чайник. Это удивительный звук — сначала он словно бы забирает в легкие побольше воздуха, а потом, откуда-то из глубин чайниковского нутра нарастает низкий, гортанный звук, который плавно переходит в ноту си. Наш чайник всегда свистит только на си, такой вот чайник. Правда, он еще слегка вибрирует при этом, и издает что-то вроде быр-быр-быр. Особенно быр-быр-быр нравится мне по утрам. Такой утренний звук.

Мы оба любим чай с бергамотом, только он еще всегда кладет туда ломтик лимона. Пару месяцев назад я купила смешные чашки с блюдцами — блюдца неправильной формы, вытянутые, а чашки слегка наклонены влево. В них чай получается еще вкусней. Он быстро режет лимон, раскладывает его на маленькой тарелочке, ставит на стол сахарницу с ложечкой, и снова начинает тасовать, а я смотрю на лимон. Лимон красивый, даже аппетитный, но мне кажется, что рядом с ним должна стоять не чашка с чаем, а графин с водкой. Иногда ведь хочется выпить рюмашку хорошей водки. Графинчик был бы такой аккуратненький, пузатенький, только-только с мороза, запотевший с одного бока, а водка в нем — горькой и обжигающей.

Я отбилась от его пиковой девятки козырной шестеркой, и вдруг подумала о ненавистных апельсинах. Лежат себе потихонечку в холодильнике, молчат, будто бы их и нету, но я-то знаю, что они там. Он, конечно, завтра же забудет об их существовании, и они пролежат там еще неделю, а может быть, и месяц. В конце концов, они прокиснут и заплесневеют, а первой обнаружу это я. Как-нибудь утром. Встану, почищу зубы, поставлю чайник на плиту. Открою холодильник, а там — апельсины в плесени. А я терпеть не могу плесень. Придется ждать целый день, голодать, пока вечером не придет он и не выкинет эти ужасные апельсины. Такая вот история.

Пришлось взять двух валетов, и дурацкую бубновую восьмерку. Итого у меня девять карт. Солидно.

Я вообще склонна к самоанализу. После школы взяла да и поступила в забытый Богом институт на психологию. Это, наверное, были самые ужасные два года в моей жизни. Потом я институт бросила. Мне свойственны такие вот глупые необдуманные поступки, но одно дело — покупка на последние деньги сережек вместо зимних сапог, а другое — два года психологического мытарства. Почему я сразу оттуда не ушла, сейчас сказать уже трудно. Там сначала было все так неясно и размыто, и я видимо хотела дождаться, пока все прояснится. Не дождалась. Впрочем, мама с папой даже своеобразно обрадовались за меня. Папа сказал, что в таком заведении мне бы все равно вручили диплом, написанный от руки на тетрадном листке. Мол, такие случаи уже бывали. Не знаю. Как-то раз я закончила художественную школу, и нам всем выдали одинаковые дипломы красного цвета. Поэтому друзьям я всегда говорила, что окончила с отличием. Все мне верили, и никому в голову не приходило проверять. На самом деле рисовать я так и не научилась. Зато научилась делать макраме — а это просто незаменимая вещь для нашей кухни. Так-то.

Видя, что ничего путевого из меня, вероятно, так и не выйдет, мама с папой уже предлагают мне выходить за него замуж. Все хоть как-то дочь пристроена будет. Я и сама одно время об этом думала, но потом вспомнила про его кофе. Ну как можно жить с человеком, пусть даже и в такой симпатичной квартире, который не умеет варить кофе?! Я вообще кофе не пью, зато он, как выяснилось, любитель. Особенно по утрам. Купил себе медную турку, молотый кофе и варит. Иногда кладет туда соль, иногда шоколадку. Гурманствует. Я это варево никогда не пробовала, но даже запах от него идет нечеловеческий. Поэтому мы стараемся вставать в разное время, потому что с таким запахом у меня весь день потом будет испорчен. Так что насчет замужества я даже и не знаю. Да он и не предлагает.

Впрочем, родители, видимо, осознали всю мою непригодность еще раньше, поднатужились и сделали мальчика Славу. Я не называю мальчика Славу младшим братом, потому что даже для младшего брата он какой-то чересчур младший. Этой осенью мальчик Слава пошел в первый класс. Родители у меня ведь молодые совсем, и могут позволить себе еще одного ребенка. Вот только я не знаю, люблю ли я мальчика Славу или не очень. Он для меня вроде соседского ребенка, с которым надо посидеть часиков до семи, а потом какая-нибудь тетя Валя придет и заберет его. Может быть, из-за него я не очень хочу возвращаться домой. Но, видно, придется.

Пью чай, прихлебывая. Смотрю на свое червовое сокровище — семерку, десятку, валета и короля. И кто только придумал обзывать эти милые сердечки червями?!

Сейчас я работаю в книжном магазине консультантом. Это очень эстетская профессия, но, видимо, я устроилась не в тот магазин. Тут эстетикой и не пахнет. Собственно, большее время моя работа состоит в том, чтобы ходить между стеллажами и поглядывать на редких покупателей, как бы кто чего не спер. Редкие покупатели усыпляют бдительность продавца. Конечно, когда их пруд пруди теоретически стащить какую-нибудь книженцию гораздо проще, но люди все-таки более или менее порядочные существа. Зато когда покупателей порядка десяти за день, то ты как бы выпадаешь из реальности, думаешь о чем-то своем, мечтаешь, а такой продавец — находка для вора. Но пока — слава Богу! — все обходится.

Магазин у нас не ахти какой, и мои консультации особо никому не нужны. Дамские детективы в аляпых обложках сразу бросаются в глаза уже на входе, а это ведь основное современное чтиво. Еще популярны книги по сериалам — про Катю, там, Пушкареву, еще про какую-нибудь ерунду. Людям нравится. А тех, кого интересуют настоящие книги, не так уж и много, они у нас постоянные клиенты и сами знают, что им нужно и где это найти. Так что по большому счету, моя профессия — самая ненужная в мире. Правда, примерно раз в полгода, нас, консультантов, начальство заставляет все переделывать — ну, там, менять отделы местами, книги переставлять по-другому, и прочее. Раньше я считала это просто идиотской прихотью, а теперь-то понимаю — это для того, чтобы всякие бездельники, вроде меня, тоже выполняли свою функцию. Вот приходит постоянный клиент, а тут — опаньки! — и все наоборот. Вместо поэзии — классический детектив, вместо Гете — Стивен Кинг. Что делать? Конечно же, идти к консультанту. Впрочем, иногда и просто что-нибудь спрашивают. Например, человек торопится. На самом деле, мне нравится помогать таким людям. Особенно, если они ищут что-то действительно стоящее. Ну, не Паоло Коэльо. Вот вчера у меня спрашивали Франсуазу Саган, а позавчера — истории про мумии-троллей. Разумеется, с иллюстрациями автора. Кстати, знающие люди обращаются именно ко мне. Наверное, потому, что я знаю, кто такая Саган, и что муми-троллей написала Туве Янссен, а не Астрид Линдгрен, как многие считают. И всегда знаю, есть ли такие книги в наличии и где их искать. Большинство же продавцов в таких случаях перво-наперво бегут к компьютеру за справкой. Но это я не хвалюсь. Это правда. В общем, муми-троллей я самолично запаковала в подарочную бумагу, а любитель Саган остался ни с чем. Наверное, кто-то купил ее раньше, и теперь одному Богу известно, когда же она появится вновь. Еженедельно ведь обновляются только иронические детективы. А еще недавно я так и не смогла помочь одному очень приятному дяденьке. Ему хотелось приобрести книгу «Доктор Живаго», но без Чулпан Хаматовой на обложке. Я искала во всех сериях, но иной версии так и не нашла. Это ведь сейчас модно — сняли фильм, наляпали дурацких обложек. А если честно, я бы и сама не захотела читать книгу с Хаматовой. Ну ее к черту! В таких случаях я всегда думаю: как хорошо, что был когда-то на свете Советский Союз, который я не застала, и воздушное преперестроечное время. Мы тогда с мамой копили макулатуру, а потом относили ее в специальное место, где выдавали талоны на разные книги. В специальном месте работала мамина знакомая, поэтому иногда она дописывала нам лишний макулатурный вес. А для меня это всегда был праздник. Запах в этом помещении был неописуемый — смесь книжного, газетного и тряпочного, но запах очень спокойный, уравновешенный, и даже мудрый местами. А потом надо было ждать определенного дня, долго стоять в кривой очереди, и все гадать, какие же книги дадут в этот раз. Приходили мы домой уставшие, но довольные. Так в нашей библиотеке появились и «Доктор Живаго» в простом, надо сказать, белом оформлении, и «Граф Монте-Кристо», и «Алиса в стране чудес» и еще много других замечательных вещей. Все-таки сегодняшним детям многого не понять. И мальчик Слава, который мог бы купить любую книгу в ближайшем ларьке, никогда не поймет, почему мне так дороги именно те издания.

Короче, после случая с Живаго я внимательно пересмотрела все стеллажи, и «Золотого теленка» с Олегом Меньшиковым, «Мастера и Маргариту» с той дамой из «Тайн следствия» убрала подальше, а взамен них на видное место поставила те же самые романы, но в более пристойном оформлении. Правда, на следующий же день, кто-то переставил все обратно. Все-таки книги — это тоже бизнес, и главная цель магазина — продать. Может, кто-то, посмотрев сериал, захочет прочитать книгу с любимым актером — так, наверное. Не знаю. Бизнес, так бизнес. Что еще у меня спрашивают? Да мало ли чего. Вот на днях одна девушка робко интересовалась, а нет ли у нас книг все того же Коэльо, но в мягком издании. И мне пришлось ее разочаровать. Это тоже такой коммерческий ход — то, что его перестали продавать в мягких обложках. Теперь, когда появились всякие любители, это стало просто бессмысленным. Любители купят и в твердых. А вообще-то, конечно, никакой нормальный человек за эту дребедень больше пятидесяти рублей не даст.

У всех консультантов к одежде прикреплен бэйджик с именем и фамилией. У меня же просто написано «Нелли». Все дело в том, что фамилия моя — Хвостикова. Мою маму зовут Снежана, но она была так влюблена в папу, что ее совершенно не беспокоил тот факт, что она превратилась в Снежану Хвостикову, но о дочке своей она, конечно, могла бы и подумать. Нет, дело даже не в глупой фамилии, если бы я была Машей или Аней Хвостиковой — это еще куда ни шло, но Нелли Хвостикова — это уже слишком! Если честно, я ужасно стесняюсь этого сочетания. Чувствую себя хвостиком. Ладно еще хвост — дурацкое слово, а тут хвостик! Хвостик — это так себе, с боку припеку… Поэтому я всегда представляюсь просто — Нелли.

Ну, вот так, мысли бегут, бегут, а вторая игра вроде уже кончается. Играем последними картами. А я так и не решила, что же мне делать. Нет, конечно же, все надо оставить здесь. Разве что… Наверное, ничего страшного не случится, если я возьму с собой африканскую маску с коридора. Ее можно будет подарить мальчику Славе. И родители, наверное, обрадуются своеобразно, если я вернусь не с пустыми руками… Это ведь всего лишь маска. Квартира не сильно обеднеет от ее отсутствия. Я ведь не забираю рюмки на ножках! Существует еще, конечно, факт макаронного ковра в зале… Но претендовать на него — несусветная наглость, а наглость я не люблю.

Пока я размышляла о ковре и наглости, он начал тасовать для третьей игры. От этого я почему-то страшного расстроилась и вновь затосковала об апельсинах. А когда я расстраиваюсь, я совершенно не выношу тишины. Такая особенность. Поэтому я начала зачем-то:

— Небо ли такое белое…

— Может, поженимся, а? — как бы вскользь бросил он. Даже не столько от самого предложения, а скорее просто от звука его голоса, я вздрогнула и зачем-то побила его пиковую шестерку козырным королем.

— Ты сбил мне все карты, — растерянно ответила я.

А фамилия у него — Хвостов. Кажется, меня повысили в должности.

 

4 — 6 февраля 2007 год.

«Небо ли такое белое...» — «Феникс — птица черная»«Иванов дом»

Альманах 2-07. «Смотрите кто пришел». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,9 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Каталог корпусной мебели на заказ мебель на заказ - каталог.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com