ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Сергей ВАГАНОВ


Родился 6 октября 1941 года в Казани, куда мать добралась, покинув 25 июня горящий Минск. В 1944 году вернулись в Минск. После школы студент истфака БГУ, сельский учитель. Большая часть журналистской биографии в газетах «Знамя юности» (1965-1976 г.г.) и «Труд» — собственным корреспондентом по БССР (Республике Беларусь), главным редактором белорусского выпуска. С 2008 года веду колонку в газете «Народная Воля».

ТРИ ГРУЗИНА

Я не был в Грузии, но знал трех грузин.

Одним был Чабуа Амирэджиби* — знаменитый писатель, в моих глазах — живой Сервантес, если считать его гениальный роман «Дата Туташхиа» грузинским «Дон Кихотом». Он и сам был похож на Дон Кихота — высокий, худой, с глазами, полными печальной иронии и врожденного благородства. К тому же, по роду своему он был князь и трижды бежал из сталинских лагерей.

Последний раз он бежал в Беларусь.

Где-то в середине 80-х мне и двум моим друзьям повезло поехать с ним в местечко Илью недалеко от Вилейки. На удивление быстро, если иметь в виду почти четыре десятка лет от конца 40-х, мы нашли ту окраину Ильи, где сухо пахло опилками и смолисто-разделанной древесиной. Целые бревна лежали вповалку, и вокруг не было ни души.

Мы долго искали человека (забыл, как его звали), который в конце 40-х работал здесь главным бухгалтером лесопилки. Нашли, наконец, на ближней улице. Морща стариковский, в пятнах, лоб и щуря глаза, как если бы прямо в них светило солнце, он всматривался в гостя, пока не появилась жена и не всплеснула руками:

— Левон!

— Нет-нет, я теперь не Левон. Я теперь писатель, знаменитый человек, меня по телевизору показывают... Фильм «Берега» смотрели? Это я сочинил. Вот, лауреат Ленинской премии, — и Чабуа, посмеиваясь, тронул медальку на лацкане светлого пиджака.

Левоном называли человека, который работал в те годы директором лесопилки, а на самом деле был беглым зэком Чабуа Амирэджиби — по роду князем, недавним тбилисским студентом, членом нелегальной организации «Белый Георгий», сыном «врагов народа», и сам «враг»...

Левон был очень хорошим директором и уважаемым человеком. Его даже представляли к ордену Ленина, но он едва упросил министра не награждать — не заслужил еще, дескать. Хотя на самом деле знал, что заметут, когда, выясняя в связи с орденом родословную, найдут где-то в Грузии настоящего Левона...

Еще у Левона было два друга — бывшие партизаны, директора стекольного и кирпичного заводиков местного, как и лесопилка, значения. Когда на «стекольщика» завели уголовное дело за проданный в Литву грузовик бутылок, он пришел к Левону советоваться, как быть: податься в бега или готовиться к плахе в расчете на выручку друзей-партизан, ставших большими начальниками.

— Я скажу тебе, чтобы ты скрылся, — отозвался Левон, — а тебя поймают. Я скажу тебе, чтобы ты шел на суд, а друзья-партизаны не помогут. Скажи лучше, чем я могу помочь?

— Увези отсюда, спрячь где-нибудь жену и детей.

Увез, спрятал. Но в ходе следствия был вычислен, пойман и снова посажен досиживать 25 лет. Выпущен в 1959-м.

И главный бухгалтер лесопилки свое отсидел — за то, что был у немцев в плену, но до поры сумел это скрыть. Чабуа, конечно, не знал об этом, и напряженно слушал, пока мы допивали самогон и доедали домашнюю колбасу.

Бывшего директора кирпичного завода мы тоже нашли — уже ночью, не помню, в Радошковичах или в Красном. И снова «Левона» узнала его жена. «Кирпичник» же путался в памяти, что-то говорил о том, как вместе партизанили, по всему было видно — решил, что за ним, в конце концов, тоже пришли. А потом, после тоста «за встречу», сопроводившего довольно мрачное застолье, сказал, что «стекольщика» посадили, и он повесился там же, в тюрьме...

При звиадистах Чабуа Амирэджиби снова объявляли «врагом народа», сжигали книги... Но дети продолжали играть в Дату Туташхиа.

В 2004 году именем Чабуа Амирэджиби назвали новый корабль.

В 1992 году, отвечая на вопрос о «кровоточащей осетинской проблеме», Чабуа сказал: «Осетины стали жертвами имперской политики, а в результате сделали жертвами и нас. Нет такого закона, по которому у Грузии могли бы отторгнуть ее землю. Это потуги либо несведущих людей, либо тех, кто пытается сколотить на территориальных притязаниях политический капитал».

Сегодня Чабуа очень болен горлом и ничего не может сказать...

__________________________

* Амирэджиби, Чабуа Ираклиевич (род. 18.11.1921 г) — классик грузинской лит-ры XX в.

__________________________

 

Об этом рассказал мне второй грузин, которого я знаю, журналист Омар Чихладзе. Иногда журналист. На самом деле он крестьянин — купил кусок земли недалеко от Тбилиси и работает на ней почти весь год. Я представляю, как тяжело он работает — у него нет ноги.

В Минск он приезжал весной, не предупредив, как всегда. Как всегда, поселился на окраине и позвонил только через неделю. Я приехал к нему, мы обнялись, и я спросил у него:

— Сын?

— Сын, — вздохнул Омар.

Лицо его скривила гримаса боли, и он воздел руки к низкому потолку старой «хрущевки», как будто там было небо:

— За что?! За что Ты забрал моего мальчика? Дьявол честнее тебя, он не лжет, когда убивает...

Я спросил, как погиб его Гига.

— Я не пускал его, но он говорил, что войны там уже нет. Я и сам слышал, что там все кончилось, все контролируется. Но этот, негодяй наш, обманул, и они с Сашей Климчуком поехали — Гига писать, Саша снимать, они с детства дружили, грузин и русский. Они уже возвращались, когда увидели группу солдат в грузинской военной форме. Остановились, вышли из машины, успели даже приветливо рукой помахать: «Гамарджоба!»... Они думали, что это грузины...

Я посмотрел в ослепшее от горя лицо моего друга и вспомнил, что знал еще одного грузина, которого знали все. Но он не был грузином. Он и его подручные не были ни грузинами, ни евреями, ни русскими, ни белорусами, ни осетинами... Они были палачами и резали по живому. По людям, семьям, народам и землям этих народов, чтобы в котле «дружбы народов» не стало, в конце концов, ни русских, ни осетин, ни грузин...

Три грузина — Роскэшные людиМинск, 3 июля

Публицистика — Стихи

Zubr интернет магазин зубр инструмент.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com