ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Илья ТЮРИН (1980 — 1999)


www.ilyadom.ru

Об авторе. Фонд памяти Ильи Тюрина. Содержание раздела

ИЗ ЗАПИСНЫХ КНИЖЕК
Фрагменты

1996

 

Третий Рим, гениальный юродивый,

Расправляет лохмотья окрестностей...

 

* * *

...Расстрелян будильником по статье восемь ноль-ноль.

 

* * *

Раненый рай.

 

* * *

Одежда, наполненная телом.

 

* * *

Трон коммунизма — табуретка у ног повешенного.

 

* * *

Ртуть в термометре тяготеет более к побегу, нежели к предсказанию погоды.

 

* * *

И на лицо отбрасывает тень грядущий череп.

 

* * *

...Со скоростью перехода рукоятки в лезвие (наоборот?).

 

* * *

Дожди возвращают мир к наброску...

 

* * *

Все <крупное> — неустойчиво, ибо уже способно конкурировать с целым. Целое подавляет свои отдельные части.

 

* * *

ДОЖДЬ НОЧЬЮ

Ноты расстрела с небес — тотчас вызывают взрыв:

Бегство света от тени, поставленной к стенке.

Бог, не зная вашего имени или уже забыв —

Употребляет звук, похожий на «ты» оттенком

Голоса — более, чем односложностью. Ваша плоть —

Довод бессмертной души в споре о вашем

Существовании в мире; однако, вплоть

До самой нее — вы состоите из влаги, доселе спавшей

Где-то внутри... Может быть в складках стен,

Или в балконе — мысли небес о камне,

Или в кустах, смолкших от недостатка тем:

Где-то внутри... Между дождем и вами.

 

* * *

Трагедия человека, при условии, что он поэт, в его судьбе уже состоялась: вторжение поэзии в любую жизнь и есть трагедия человека. Поэт говорит не так, как говорит человек — и со временем это начинает <определенным образом> направлять его мысли. В конце концов, поэт находится там, где человека нет. Трагедия человека состоит в недосягаемости этого там. Трагедия же поэта заключается в невозвратимости оттуда. Но при всем видимом равенстве антагонистов истинным горем для биологической единицы является не приобретение качеств поэта, а утрата качеств человека, — как всякая утрата печальнее всякого приобретения.

Всю эту классификацию трагедий почти неприлично применять к Есенину, потому что в конечном счете мы таким образом выясняем: что именно привело его в «Англетер» (?). Думаю, смутное (на уровне сочетания звуков в стоке) ощущение драматизма ситуации — и есть наш предел в этой теме, хотя опасная близость петли к любой из мелодий есенинской жизни и не настораживает ее исследователей. С другой стороны, трагедия, приведшая к смерти, — смертью направляется, и говоря о трагедиях Есенина, мы имеем в виду прежде всего <некий> раритет, к судьбе поэта впрямую не относящийся, а потому — могущий быть предметом постороннего изучения.

Если же изучение состоится, и перед окулярами встанет триада: эпатаж — Айседора — пьянство, — трагедия (как нечто просто более легкое, невещественное — как озон), я уверен, уступит им место.

 

* * *

Известный писатель — это не только поэт или прозаик, но и действующее лицо нашей биографии.

 

* * *

Книги думают за меня.

 

* * *

Пустота между <строками> подстрочный перевод Бога.

 

* * *

Аплодисменты — ладони отвешивают друг другу пощечины, предотвращая обморок <от слов>.

 

* * *

Слезы всегда неподвижны. Наоборот — лицо поднимается вверх.

 

* * *

Под конец ваше лицо напоминает отпечаток пальца — знак, что следствие, наконец, подходит к <концу>.

 

* * *

Ночь 13.07.96:

Я нес перед собою свет —

Фонарь ли? Нимб? Фитиль?

Он был один, скрепляя две

Моих руки, но был.

И был лишь потому, что знал:

Пока нас двое — ртуть

Еще в дороге; не финал,

И не пролог, но путь.

Но путь <исход> знаком лишь нам,

И на испуг чету

Не взять: каков ни есть — он там,

Без грима на свету.

...Он будет первым: им нельзя

Не быть. Свеча? Киот?

Кто б ни был он. Кто б ни был я.

Кто б ни был тот, кто ждет.

 

* * *

<Для моих шестнадцати>

Не память — пророчество: страсть перелистывать главы;

И змеи кусают не хвост, а неузнанный тыл.

...Не случай забыть остальное, но повод и право

Оставить на совести времени все, что забыл.

23.07.96

 

* * *

У дней только сутки на то, чтоб исчезнуть, передавая

Даты и годы — как сверток в ладони да <«прощай»> в уста.

Ночью в постели даешь круги — типографский валик,

Только и смогший всосать, что жизнь с молоком листа.

 

* * *

Великому трудно не подражать, в этом — земной вариант его бессмертия.

 

* * *

Конкуренция между поэтами и бардами <рок-поэтами еtс> вряд ли возможна. Почти смысл и бесспорное <отличие> поэзии — в том, что она обладает правом задать вопрос, не предлагая ответ. Слова же спетые — в принципе утвердительны. Одна из причин: уже с момента написания они принуждены к произнесению <себя> вслух, а устная речь едва ли не насильственно освобождает от пунктуации (в том числе и незримой)...

 

* * *

Лейб-журналист.

 

* * *

СТАРИННАЯ ЖИВОПИСЬ

Предместье Тициана. Мешковина

С картофелем из высохших долин,

Полуокно. И свет наполовину.

И тьма в глазах. И Бог преодолим.

Пожалуйста! Давай остудим глину,

Октябрь на красный свет перебежим.

Два выхода: Творцу найти причину

Или себя почувствовать чужим.

Язык не кисть. Не ждет переворота:

Меж фраз его всегда найдутся те.

Но если нет — то хлопнут не ворота,

А воздух на распоротом холсте.

29.11.96

 

 

1997

Потеря есть материя. Она

Сама предмет — поскольку вызывает

Из памяти предметы, высыпая

Шкатулку существительных до дна.

 

* * *

Когда меня объемлют с двух сторон

Пленительные пологи ночные,

И трубы бесполезные печные

На кровлях воздвигает фараон —

Я чувствую, что скорость отворить,

Смежающую пальцы мне под кровом,

Я не готов; что даже и в готовом —

Она сама не сможет говорить.

18.02.97

 

* * *

Думаю, что поэзия, и вообще мелкое необязательное сочинительство, привлекли меня тем, что давали возможность выдать мысли, которые у меня были, за мысли, которых у меня никогда не было. Кроме того, стихотворная машина, за счет размера и рифмы большей частью работала сама, и я чувствовал себя спокойно...

 

* * *

Свобода — всегда итог длительной неволи. Не странно ли? Не одна ли это цепь?

 

* * *

Подобно нищим на заглохшем пире,

Мы радуемся тесноте явлений.

Но разве пошлость подбирает в мире

Не только то, что ей оставил гений?

 

* * *

«Смерть — защитная реакция организма, такая же, как образование тромбов, кашель etc. Необратимость смерти сводится не к невозможности возвратить умершему жизнь, а к невозможности вернуть тот момент времени, в который смерть наступила. Точно такая же необратимость сопутствует и образованию тромба, и кашлю. Не может быть, чтобы после кашля (или свертывания крови в ране) в организме не произошло изменений. Изменения в организме после смерти — только грубее и ярче выражены. Смерть безусловно принадлежит общему ряду «защитных» реакций организма — но выделяется из этого ряда потому, что мы не знаем следующего за нею процесса. Думаю, что процесс, естественно наблюдаемый после смерти, то есть разложение тела на химические элементы, -— и есть «последующий». Всякий элемент подразумевает атомы и электроны, среди которых нет «живых» и «мертвых», а есть только более или менее сложные комбинации. Элементы разложившегося (погибшего) организма могут участвовать в создании новых организмов с таким же успехом, как и все остальные элементы мироздания. Если представлять себе это мироздание как <бесконечное> уравнение реакции, то символы «смерти» в таком уравнении приобретут смысл совершенно равный смыслу символов «жизни».

 

* * *

Такты музыки разделяют время на непривычные ему единицы, и это одна из причин бессмертия музыки, а лучше сказать — ее отверженности.

 

* * *

Понятия «судьба», «рок» и «неизбежность» явились прежде всего (поздним) осознанием иллюзорности идеи, будто каждое наше мысленное или физическое движение могло, в принципе, произойти иначе, нежели произошло, иметь другое развитие. 1) если рассматривать любую реакцию психики как рефлекс (вариант рефлекса), то подобные реакции составляют стереотип; причем, если их нельзя прогнозировать именно благодаря этому стереотипу (самозащита организма от предугадыванья). 2) в таком случае, если рассматривать всякую «неадекватную» реакцию как нарушение рефлекса (не обязательно болезненное), то это всего лишь смена одного стереотипа на другой. Хорошо известно, что «новое» в частном человеческом характере не может проявиться только единожды или дважды — а скоро становится привычным и в определенной мере предсказуемым.

Стереотип — это автоматизм. Выходка идиота автоматически несносна, но и стихотворение Мандельштама автоматически вдохновенно. И автомат в любом состоянии — все же автомат. Когда мы решаемся на что-либо, мы пытаемся решить: предпринять нам то или другое. Но в то же время даже и сам этот акт раздумья не мог быть никаким другим. Любому действию извне психика заранее противопоставляет совершенно определенное действие изнутри, даже и не зная, что произойдет, и какие из приготовленных реакцией ей удастся использовать. «Судьба» -— это не случайно удачный набор обстоятельств, но заранее известный набор ответов на каждую их комбинацию. Не потому ли понятие «судьбы» определено именно людьми, что оно возникло с появлением людской популяции? Не может ли и речь быть иллюстрацией общей для человечества фатальности? (Принято считать речь следствием исключительно мозговой деятельности. Возможно, этот уровень интеллекта равен осознанию предопределенности каждого шага. Если принять речь как иллюстрацию фатальности, то так можно объяснить возникновение речи).

1.08.97

 

* * *

Даже самые лучшие стихи Окуджавы ничего не могут изменить в его поэзии:

Поэту настоящему спасибо,

Руке его, безумию его,

И голосу, когда, взлетев до хрипа,

Он неба достигает своего.

Есть разница в интонациях. Можно сказать «небо» или «Бог» — и это будет вычурно; можно сказать то же самое — и это вызовет ответное чувство, но можно не сказать ничего особенного — а все увидят и Бога, и небо. Как Мандельштам:

Нам остается только имя:

Чудесный звук, на долгий срок.

Прими ж ладонями моими

Пересыпаемый песок.

 

* * *

Государство основывается не на определенном складе ума, а на большинстве. Если бы шизофреников или слабоумных было большинство — у них определенно было бы и государство.

 

* * *

19 августа:

Во тьме потрясенья улегся порядок —

Я только им и живу.

И песни не то что приходят в упадок,

Но знают свою канву.

Походка вся из торжественных линий,

И злая фигура ждет

Удобного случая сделать длинный

Скачок и уйти вперед.

 

* * *

Мир не без подлых людей.

 

* * *

Антисемитизм — первый признак неудачника.

 

1998

Энергия, необходимая для разрыва связи, равна энергии, необходимой для ее образования: логически — чушь, о которой не стоит и говорить; химически — выдающееся открытие.

 

* * *

Механика гуманитарной мысли <проэкт>. Общий план:

Предисловие.

Том первый —

1. Гуманитарный двигательный акт.

2. Главные законы двигательного акта.

3. Главные приемы движения.

4. Система гуманитарных ценностей.

Том второй —

1. Патология движения.

2. Опасности гуманитарного образа мыслей.

3. Будущее гуманитарщины.

Март 1998.

 

* * *

«Хомоцентрическая» иерархия наук: химия — биология — история.

Последние разделы органической химии подводят к понятию о живой материи, биология развивает это понятие до разумной деятельности человека, история уже рассматривает последнюю как аксиому.

 

* * *

Закон проф. Чиполлы: плотность дураков постоянна в любом сколько-нибудь многочисленном человеческом конгломерате.

 

* * *

9 июня 1998:

Ничего не пишу, потому не чувствую

Ничего, что хотелось бы записать;

Потому что все мысли какие-то устные,

Или просто их нет. И нас...ть.

Я хотел бы представить все так, что склоняюсь к безумию,

Или смерть я зову, или Бога зову,

Но все эти слова, при значительной сумме их,

Выдают — и кладут на траву.

Дать подписку себе: о невыезде грифелем

За пределы пустой, белоснежной канвы.

Я оттуда. Тот мир — он не так удивителен,

Как, им пользуясь, может, подумали вы.

 

* * *

Философский шум.

 

* * *

Постулированием того, что человек сделан Богом «по своему образу и подобию», «снимаются» сразу два вопроса: 1) почему человек выглядит именно так; 2) как выглядит Бог.

Здесь мы, по-видимому, сталкиваемся с прообразом метода посредника, используемого гуманитарной мыслью. Обращает на себя внимание абсолютная бессодержательность (неинформативность) постулата.

 

* * *

Признание — это когда твое имя набирается более крупным шрифтом, чем название твоей книги.

 

* * *

Глагол: благопрепятствовать.

 

 

1999

Одноразовое искусство.

 

* * *

К статье «Русский характер»: показать, что все основные трактовки «РХ» («народ-богоносец», «особый путь», «долготерпение») являются не более, чем штампами и мифологиями. Лишив эти определения ложного сакрального смысла, можно нащупать истинные черты нац<иональной> психологии, которой недостает главного — характера.

 

* * *

Venilla regis prodeunt inferni.

Коленцы, август.

© Ирина Медведева, составление, 2004.

Опубликовано в «Литературной газете» №40, октябрь 1999.

Об авторе. Фонд памяти Ильи Тюрина

Стихи — Эссе — Из записных книжек — «Шекспир». Сцены. На рус. и англ. языках.

«Шекспир». Сцены. На рус. и англ. языках.

Илья Тюрин. Стихи, статьи, эссе, «Из записных книжек» и др. Е-книга  в формате PDF. Объем zip-архива 870 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Везувий магазин Печей Печи Везувий.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com