ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Александр ТРЕГУБ


Об авторе. Содержание раздела. Контакты

АФИНСКИЙ МАРАФОН,

или

НОВЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ АРГОНАВТОВ

ЧАСТЬ 3. МАРАФОН

 

Как и положено аргонавтам, мы решили начать наше путешествие на материке с испытания, достойного нашей отваги и чести, а именно,— мы должны были пробежать полную дистанцию марафона, 42 км 195 метра, по знаменитому историческому маршруту, от города Марафон то Афинского стадиона, построенного к первым (т.н. современным) Олимпийским Играм 1896 года.

Хотя город Марафон у большинства современных людей ассоциируется с очень длинной беговой дистанцией, в древности он прославился как место исторического сражения между греками и персами, предотвратившего покорение Европы могучей персидской империей.

Мы хорошо изучили историю многочисленных Персидско-Греческих войн и знали, что в 490-м году до н.э. персидский царь Дариус решил покорить Грецию — единственную нацию из многих близких и далеких соседних государств, еще не вошедших в Великое Персидское Царство. Дариус решил начать кампанию с завоевания города-государства Афины.

Для войны с Афинами у Дариуса существовал формальный повод. За несколько лет до описываемых событий афиняне захватили и сожгли находящийся под властью персов город Сардис и разрушили храм его самой главной богини — что считалось в древнем мире недопустимым (и к тому же неспровоцированным) террористическим актом.

В распоряжении Дариуса была огромная корабельная армада и 30-тысячное сухопутные войско, приблизительно в три раза превышающее численность Афинской армии.

Сухопутных воинов персы решили высадить в удобном месте в низинной части, возле города Марафон, и оттуда маршировать к Афинам.

Оборону Афин возглавил генерал Мильтиадес, талантливый полководец, в прошлом сам служивший наемником в персидской армии и даже лично знакомый с Дариусом. Мильтиадесу удалось убедить своих военных коллег покинуть надежное укрытие защитных стен города, маршировать к Марафону, занять удобную позицию, и встретить считавшуюся непобедимой сухопутную армию персов лицом к лицу.

Как известно, пресловутая Афинская демократия времен Мильтиадеса никому не позволяла принимать единоличные решения. Каждое решение должно было быть обсуждено в подробнейших деталях, со всеми «за» и « против», на специальном форуме, где каждый участник должен был не только голосовать, но и представить свою хорошо аргументированную позицию. Разумеется, это занимало время, так что окончательные решения принимались не спеша. (Эта демократия в действии может напомнить вам процесс принятие решений на еврейском форуме, но с одним важным различием: в то время как на еврейском форуме, в целях экономии времени, все говорят одновременно, на неэффективном греческом демократическом собрании каждый оратор выступает по очереди). То, что Мильтиадeсу удалось в кратчайший срок убедить сограждан в правильности своей стратегии, говорит о выдающихся ораторских способностях полководца.

 

Две армии встретились лицом к лицу в Марафоне: никто не решался начать битву первым: афиняне не могли открыто атаковать огромную армию персов, а персы не решались на лобовую атаку афинян, занявшую стратегическую высоту на пути к Афинам. Боевые действия начались по приказу Мильтиадеса в тот момент, когда грекам удалось узнать от лазутчика, что под покровом темноты персы погрузили на корабли конницу и направились к Афинам атаковать беззащитный город (практически все афиняне, способные к военной службе, находились в Марафоне). До сих пор популярно выражение «Кони исчезли», означающее призыв к решительным действиям и обязанное своим происхождением именно этому эпизоду. В результате нескольких хитроумных, хотя и очень рискованных военных маневров, афинянам удалось полностью — и впервые в истории — одолеть непобедимых персов на суше. Как сказал бы знаменитый спортивный комментатор Николай Озеров, битва под Марафоном «развеяла миф о непобедимости персидских профессионалов».

Разгромив персов под Марафоном, афиняне посылают профессионального гонца по имени Фелиппидес в Афины с важным поручением: во-первых, сообщить о блестящей победе, а во-вторых, предупредить афинян о приближающихся персидских кораблях. Между тем, Афинское войско готовится к быстрому марш-броску назад в Афины, чтобы встретить неприятеля под Афинскими стенами. Никто не знает, как быстро пробежал дистанцию Фелиппидес, но поручение свое он выполнил: добежав до Афинской площади, он прокричал «Неникикамен!» («Мы победили!») и передал сообщение о приближающихся персидских кораблях. К сожалению, согласно легенде, это были его последние слова — героический Фелиппидес отдал все силы во время бега, и скончался прямо на площади, Правда, легенда также говорит о том, что незадолго до этого забега он сбегал в Спарту и обратно. Афиняне пытались вовлечь спартанцев как союзников в битве, но те отказались направить немедленную помощь — поскольку, по официальной спартанской версии, как раз в это время отмечали очень важный религиозный праздник. Марш-бросок афинской армии оказался успешным; когда персидские корабли доплыли до Афин и с изумлением увидели то самое Афинское войско, которое только что разгромило персидскую пехоту в Марафонской битве, персы, решив не испытывать судьбу, развернули свои корабли и отплыли домой.

 

16

 

 

 

 

Наше первое испытание как раз и заключалось в том, чтобы пробежать полностью марафонскую дистанцию и не умереть на финише. Сначала мы внимательно осмотрели трассу забега и даже проехали ее, от старта до финиша, на большой вместительной колеснице.

Маршрут начинался на стадионе города Марафон, и приблизительно на 5-м километре проходил через место исторической битвы. Мы немножко разволновались при виде кургана и памятника на месте какой-то братской могилы — но оказалось, что это захоронение героически павших 192 афинских воинов, а не скончавшихся от переутомления марафонцев. Вообще, захоронение воинов на месте битвы не входило в афинские традиции — их останки обычно передавались родственникам; исключение для павших в битве при Марафоне воинов было сделано в знак признательности за проявленный ими беспримерный героизм. Нельзя, однако, сказать, что афиняне надолго сохраняли признательность своим героям: тот же Мильтиадес через несколько лет был обвинен своими политическими врагами в проигрыше какого-то сражения и приговорен к тюрьме и штрафу. Ничего не поделаешь, чувство благодарности не свойственно никакой цивилизации.

 

 

 

 

 

21

Дальше дорога к Афинам шла почти все время в гору, и только последние ~ 10 км проходили по плоской или с уклоном вниз дороге. Как сказал нам один очень опытный греческий марафонец, «хорошая новость — это что, что вам придется преодолеть только один подъем, но плохая новость — это то, что длина этого подъема приблизительно 30 км из 42 км.»

В День Великого Испытания мы и 15 тысяч других участников выстроились на стартовой линии. Оказалось, что забег был юбилейный и отмечал 2500-летие Марафонской битвы. Организаторы первоначально ограничили число участников 10-ю тысячами бегунов, символизирующих число афинских воинов. Когда желающих принять участие в пробеге превысило 10 тысяч, организаторы добавили еще одну тысячу, символизирующую число солдат, посланных союзником Афин, маленьким городом Платиа. Когда же число желающих превысило 11 тысяч, организаторы увеличили квоту до 15 тысяч, символизирующую неизвестно что — главным образом, национальную гордость современных афинян международной популярностью события. Как оказалось, среди участников был даже правитель современной Греции (называемый там премьер -министром) Джордж Папандреу, но он ограничился только 10-ю последними километрами.

Разумеется, нас, аргонавтов, допустили вне всякой квоты. На старте нас приветствовали местные политические лидеры и спортивные знаменитости, а для поддержания боевого духа — в соответствии с традициями греческих военных битв — непрерывно проигрывали запись знаменитого Сиртаки композитора Микиса Теодаракиса. В 9 часов утра был дан старт, и вся большая компания отправилась по стопам самоотверженного Фелиппидеса. На 5-м километре мы сделали круг почета вокруг кургана — братской могилы Афинских воинов, и продолжили свой путь в Афины. Нас приятно поразило дружелюбие потомков тех самых дорических греков, которые в 12-11 веках до н. э. обращались с нами, мягко говоря, неприветливо. Они подбадривали нас восклицаниями «Браво, брависсимо!», дружески обращались к нам по именам (написанных на наших боевых, или беговых, доспехах), и протягивали нам оливковые ветви — как известно, оливковый венок был единственной — и очень высоко ценимой— наградой победителей Греческих Олимпийских Игр.

К слову о доспехах: как мы заметили, марафонцы уделяли большое (а по мнению наших жен — преувеличенное) внимание символике. Каждый марафонец с гордостью демонстрировал боевые доспехи, содержащие краткое описание предыдущих славных битв, например: «Бостон Марафон, ноябрь 2005», или: «Сан Диего Рок-н-Ролл Марафон, Май 2009». При этом доспехи надевались не только во время забегов, но и на дружеских пирах, во время застолий и прогулок, и т.д. Нам же эта традиция понравилась, и мы все заказали себе легкие доспехи с надписью: «Колхидский Марафон, 11-12 век до н.э.».

Так же приятно поразило нас большое число замечательно выглядевших наяд и нимф, с плавниками, туго обтянутыми специальной материей для стимуляции и согревания беговых мышц. Они навеяли прекрасные воспоминания о женщинах острова Лемнос, погубивших из ревности всех своих мужчин, но — соскучившись по мужскому вниманию— замечательно встретивших нас в нашем странствии за Золотым Руном. Некоторые из нас даже захотели остаться тут же на дистанции в этой хорошей компании — как когда-то на Лемносе самые слабодушные из нас хотели бы остаться с лемнийками (лемносками?), вместо того, чтобы продолжать странствие за Руном. К сожалению, эти марафонские наяды оказались очень подвижными, и чтобы держаться с ними рядом, пришлось продолжить путь к цели. Несмотря на все старания, динамичные и спортивные наяды очень быстро исчезли из виду — только иногда вдалеке можно было еще заметить туго обтянутый плавник, уверенно набирающий скорость на крутом подъеме. Приблизительно на 15 километре, после пяти километров крутого подъема, нам было бы уже трудно отличить лемниек от наяд, к 20-му километру мы бы уже никак не прореагировали на появление вооруженных амазонок, к 30-му километру нас уже не тревожили сдвигающиеся скалы Симплегадес, на 40-м километре прекрасная Медея была неотличима как от жутких воинов-скелетов, возникших из зубов убитого дракона, так и от самого дракона, а на финише счастливые, но полностью дезориентированные аргонавты потребовали, вместо синтетической ленточки для памятных медалей, ленту из золотого руна. Путь был непрост, но испытание было выдержано с честью; хотя, если бы послание в Афины было доставлено через 5 часов после окончания сухопутной битвы -еще неизвестно, как бы сложилась судьба экспедиции Дариуса... Всего в этот воскресный день юбилейного пробега 15,861 «Неникикамен»-ов было доставлено марафонцами разных стран в город Афины; наша «Неникикамен», хотя и не была первой, но тоже внесла свой важный вклад.

 

 

 

 

 

 

 1    2    3    4    5    6    7

Об авторе. Содержание раздела

Контрольно-измерительные приборы. Назначение контрольно измерительных приборов.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com