ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Наталия ШАЙН-ТКАЧЕНКО


Об авторе. Контакты. Содержание раздела

ПА-ДЕ-ТРУА

 

Гл.1

 

ВЯЧЕСЛАВ «140»

 

Пора в аэропорт. Не зря же она сообщила, когда прилетает. Никаких традиционных букетов. Ну и что — любит темно-красные розы на метровых стеблях? Банальностям бой!

 

 

МИЛАНА «45»

 

Ненормальный. Мало того, что встречал ночной рейс, привез с собой кусок кактуса, плотно упакованный в прозрачный пластик. И видишь — и не колется. Уже дома рассмотрела: футляр выкроенный, тщательно запаянный. Придумывал, изготавливал... Мелочь как будто, но как душу греет!

Конференция пришлась кстати, этакий тайм-аут «на подумать». А он кактусом взял — и добил. И взвешивать уже ничего не хочется.

Славка присутствует повсюду и всегда: киногерой присвоил его улыбку; у одного из её студентов такая же трогательная лёгкая косолапость; на улице услышала, как кто-то напевает его любимую Take five Брубека. Как только посмел...

Если бы он так не спешил. Не подгонял. Всё — сегодня, а лучше — вчера!

«Будем решать проблемы по мере поступления. Сегодня есть где жить? Денег нам хватает? Так в чём проблема?! Если завтра обеднеем, Бог что-нибудь, да пошлёт. Вот увидишь!»

У неё отличная востребованная специальность — защита и сохранность информации. Но заработок не стабильный, потому что не в штате — так удобнее.

Милана не может позволить кому бы то ни было планировать её время, просто физически не выносит! Поэтому и заключает разовые договоры на проекты.

Да ещё немного лекций в колледже.

У Славки же что-то непонятное: есть проект — есть зарплата, и очень приличная, закончился — всех в отпуск, пока начальство что-то новое не найдёт. Командировок много, тоже как-то...

Квартира у неё есть, но очень маленькая. Как тут строить семью?! А если ребёнок?!

«Не могу я так!»

Рядом с ним тепло. Талантлив во всём: если стихи — перепосты в пол-интернета. В каждом проекте хоть одно его изобретение. Фотографирует профессионально.

А как танцует! Они и познакомились на чужом — и для неё, и для него — корпоративе.

Милана уточняла требования компании, а Вячеслав занимался наладкой оборудования от своей фирмы. А тут банкет.

Она полгода как развелась, он месяц как окончательно разошёлся. Чему удивляться-то...

Было бы им лет по двадцать... Не зря говорится «опыт за плечами». Таким рюкзачищем висит, и не хочешь, а подумаешь многажды.

Это она — «многажды», а Славка — «да брось ты занудствовать! Мне без тебя уже никак, разве этого недостаточно?!»

Такой высокий. Такой рыжий. Так смеётся. И спорт у него необычный — «контактный бой». Говорит, очень ему подходит по психофизическим данным.

«Попробовать, что ли. Ну поживём вместе. Не более. Рядом с ним тепло. Все говорят — мы красивая пара. А что, приятно. На контрастах, наверное: Славка высоченный, рыжий, я роста тоже немаленького, стройная платиновая блондинка. Очень стройная. В очках. Кстати, пора бы сменить оправу...»

Вот только не отпускает ощущение опасности: он всё время куда-то летит. А у неё летит время, улетает. Рожать пора.

 

 

МИЛАНА И ВЯЧЕСЛАВ

 

— Ты почему переключила?

— Так кончилось же!

— Ничего подобного, ещё пятнадцать минут. Дай сюда! И правда, кончилось... Ты что, обиделась?! На что?!!!

 

* * *

— Не хочу Кустурицу, я от него устаю. Слишком быстро, слишком напряжённо, аж глаза болят от яркости. Такой редкий вечер, мы свободны. Я свободна... Может, посмотрим Джармуша? «Кофе и сигареты»? Мне очень-очень нравится, посмотрим вместе, а?

— Занудство эстетское. Да я между кадрами успеваю выспаться! Нет уж, смотри одна. Я лучше пойду побегаю.

— Славка, почему мы в последнее время по любому поводу спорим? Мы что, не совпадаем по скоростям? Такое ощущение, что у тебя пульс в норме сто сорок!

— У меня-то порядок, это у тебя замедленный, сорок пять. И реакция соответствующая...

Милка, ты что, обиделась?! Ты самая умная из всех, кого я вообще в жизни встречал! Не зря же я с той твоей лекции сбежал: надоело чувствовать себя полным дебилом. Но зато как представил, что будет потом, дома... Иди ко мне, глупышка.

 

* * *

— Какой запах! Умираю, есть хочу!

— Ой, ты на целый час раньше пришёл! Славка, ещё не готово. Это бёф-бургиньон, он сначала пять часов стоит, потом три часа томится. Только само мясо, а потом к нему...

— Какой ещё бургиньон?! Мы все документы добили раньше, я как домой мчался! На часы смотрела?! Не могла что-нибудь нормальное приготовить?! Вечно твои фокусы! Гурмэ, видите ли. И всегда на два часа позже, чем надо!

Всё, так дальше продолжаться не может. Всему есть предел, и моему терпению тоже...

Где этот чёртов телефон...

Мама, это я. У тебя чего поесть есть? Давай, буду минут через двадцать, нет, через десять...

А ты ешь сама свой бё-ё-ёф. Можешь томить его до хоть завтра. Как раз за шмотками заеду.

 

Милана какое-то время бездумно стояла возле плиты. Выключила газ. Аккуратно вывалила на газету содержимое сотейника. Обжигая руки, завернула и упаковала мясо в плотный полиэтиленовый пакет. Не спеша оделась и вышла к мусорному баку. Вернулась — забыла запереть дверь...

Среди ночи встала, вытащила большой чемодан и сумку. Тщательно уложила всю одежду, бельё, свернула носки, отдельно упаковала каждую пару обуви. Единственная мысль крутилась «хорошо — не зима: всё поместится, заберёт одним разом, хорошо — не зима...»

Расплакалась, только вернувшись с работы. Серьёзный комплексный заказ для крупной фирмы посторонних мыслей и переживаний не допускал. К тому же на задворках сознания бродила надежда... А вдруг...

 

Поздно вечером, когда Милана заканчивала какой-то необязательный разговор по скайпу, вдруг появился вызов от Вячеслава.

Он улыбался и почти кричал:

— Милка, мы улетаем аж прям сегодня ночью! Нам поменяли билеты, сроки, всё! Представляешь, больше полугода в Японии! Три города, а?! Ты классно вещички мои упаковала, многовато летнего, конечно. Я никак не мог до тебя дозвониться! — И он радостно рассмеялся.

Милана ошеломлённо выдавила:

— Как это, сегодня в Японию? Какую Японию? Ничего не понимаю. Ты разве не...

Улыбка на мониторе растаяла. Слава помолчал, оглянулся — Милана увидела на полу раскрытый чемодан.

— Да я ещё месяц назад рассказывал: наши приборы купили японцы, и придётся — какой кошмар! — срочно ехать их там настраивать. Конечно, я в команде...

А-а-а. Понял. Ты, как обычно, пропустила мимо ушей. Чем ты в тот момент занималась, своими программами или очередным гурмэ? Бёфом каким-нибудь?!

Ну, я тупой. Дошло, почему столько маек. Просто выгребла всё?!

Если ты так решила...

Нет, молчи! Ты меня знаешь, я тоже решаю быстро и окончательно. Нет! Ничего не говори! — Слава обрывал на полуслове все попытки вставить слово. — Всё лишнее. Камера-то работает. И ухмылочку твою передаёт с повышенной резолюцией. Отлично. Будь здорова, «свободная женщина востока».

И отключился.

В ближайшие минуты в голове стучало издевательское «бёф-бёф-бёф!» и крутилась непонятная «свободная женщина востока». Понимание непоправимости ошибки пришло позже.

 

 

Гл.2

 

МИЛАНА

 

Спасением, как всегда, стала работа. Можно ни с кем не разговаривать, выходить из дому только по делу и за продуктами в ближайший продовольственный. Отдыхать за готовкой.

Да и то, отдых относительный, голова продолжает решать задачи. На том стоим, за то нас и ценят! А кто не понимает, пусть перейдёт на другую сторону улицы. Или валит на полгода в Японию.

 

* * *

В конце октября, когда проект подходил к завершению, Милана решила сделать серьёзный перерыв. Отвлечься на целых полдня. Пройтись по магазинам. Может, свитерок какой-нибудь купить. Или хотя бы зимние домашние тапочки. И фруктов.

Она зашла в большой супермаркет на три квартала дальше от дома, чем её обычный магазинчик. О, сколько цитрусовых! И какой запах от длиннющего стеллажа с апельсинами, мандаринами, грейпфрутами... Всё ярко-оранжевое, сияющее, рыжее...

Милана положила в пакет десяток мандаринов и подняла голову, разглядывая фруктовый развал.

По параллельному проходу целеустремлённо нёсся Вячеслав. Над толпой покупателей реяла и мелькала огненная голова.

Милана замерла. Он же в Японии! С момента отъезда или, что то же самое, с вечера разрыва, прошло всего три месяца и пять дней. Славка не может быть здесь! Они же на полгода... Дыхание перехватило, задрожали колени. Пакет наклонился, мандарины один за другим падали на пол.

— Девушка, с вами всё в порядке? Девушка!

Из ступора Милану вывел весёлый низкий голос. Какой-то парень поднял уже упавшие мандарины и поймал ещё не долетевший до пола фрукт.

— Брать будете? Или передумали? Но сорить-то зачем?

Милана охнула, взяла мандарины, вернула их в пакет и только тогда подняла глаза на добровольного помощника. И невольно засмеялась: симпатичный крепыш, немногим выше неё самой, тоже был рыжим. Вернее, тёмно-рыжей была борода, а тронутые сединой волосы — каштановыми с золотистым отливом.

Она поблагодарила, извинилась неизвестно за что и собралась уходить.

Но парень неожиданно оказался настойчивым:

— Не стоит вам пока одной никуда идти. Мне показалось или действительно вас что-то напугало? Давление рухнуло, голова закружилась, так? У вас такой видик, прямо скажем...

Знаете что, я как раз шёл в кафе. Выпечка здесь отвратная, но кофе варят настоящий. Идёмте-идёмте!

И со смехом добавил:

— Я трудился? Чудеса ловкости демонстрировал? Могу я за это хоть кофе с красивой девушкой выпить? Меня зовут Артём. Своего имени можете не называть...

 

 

МИЛАНА И АРТЁМ

 

Нет, в этот раз она не ошибается. Три дня не виделись — и его уже не хватает. Всё время хочется услышать смешное «девушка, бросьте этих ваших глупостей, всё просто!».

И, действительно, проблемы рассасываются при одном его появлении. Чудом появляются билеты куда угодно, счета оказываются оплаченными, даже сломанный каблук приколачивается сам собой...

«Да ерунда всё это. Я просто хочу всё время ощущать его тепло. И не нужен мне никто другой».

Милана сознавала, что знает об Артёме немного. Женат не был. И не на ком, да и времени не нашёл. Был военным, служил где-то не здесь. Сейчас занимается разработкой оборудования систем безопасности; нет, он не инженер, но руководит. Отсюда серьёзные связи, отсюда же лёгкость решения «проблемок», если не каблук, конечно: каблук он в секунду прибил сам.

Её сохранность информации — и его системы. Им есть о чём поговорить!

Несовременный, основательный, немного сентиментальный...

Они знакомы уже два месяца. В последнее время Артём приезжает почти каждый вечер после работы. Всегда дарит одну розу на длинном-длинном стебле. Иногда красную, иногда чайную.

Переобувается в домашние туфли — о шлепанцах не может быть и речи. Спокойный семейный ужин под разговоры обо всём на свете, о литературе, музыке.

Когда выяснилось, что оба любят классический балет — «только танцующие сильфиды и принцы; в крайнем случае, Кармен или Дама с собачкой, но никаких современных перестроений!» — в ближайшие выходные они уже сидели на гастрольном спектакле Мариинки и аплодировали «Щелкунчику».

Немного сериалов, но никаких новостных программ. Ничего лишнего, раздражающего.

И никакого форсирования событий, никаких не то чтобы поползновений, но и преждевременного планирования совместного будущего. Что Милану вполне устраивало.

Она теперь заканчивала дела пораньше, готовила что-нибудь интересное. Правда, когда Артём, нежно обняв и поцеловав в щёку, уходил, возвращалась к компьютеру и продолжала работать часов до двух...

Милану обрадовало признание, что он, конечно, хотел бы Новый год встречать вдвоём, но согласен и поехать к её друзьям. Тем более, основное блюдо по давней традиции готовит она.

Артёму очень нравятся её кухонные изыски. С наслаждением ест, с не меньшим удовольствием обсуждает, вникает в тонкости кулинарии и понимает разницу между луком-шалот и обыкновенными мелкими луковичками.

В этом радикальное отличие от...

Милана уверяла себя, что уже забыла... Ха, было бы о чём вспоминать!

После той недовстречи в супере всё ждала, что Славка даст о себе знать, коль уж он здесь. Мало ли, почему вернулся раньше. Или на сколько приехал. Не дай Бог, что-то случилось.

Нет, не соизволил. Продолжает что-то изображать. Можно, конечно, спросить у его мамы, но зачем? Навязываться? Ну нет.

 

Зато позвонил Артём.

 

Забыть, к сожалению, не удавалось. Наверное, потому что есть некоторое внешнее сходство: оба рыжие. Только Славкина рыжина не солнечная, а злая и обжигающая. Зато весёлая.

Милана убеждала себя, что постоянное сравнение — дурной тон и просто неприлично; что она противоречит сама себе; что не один только Вячеслав занимается контактным боем, и поэтому незачем всё время представлять его в роли телохранителей или крутых парней в голливудских сериалах: это портит удовольствие от совместного с Артёмом просмотра...

Ну да, Артём приносит диски и говорит, что сегодня они начинают смотреть, например, «Карточный домик». Интеллектуальный триллер, обязательно понравится.

Или «Чёрный список» — один из лучших сериалов о ФБР... И она не спорит.

 

* * *

Что приготовить на Новый год ясно: бёф-бургиньон. Накануне купит хороший кусок говядины, начнёт с утра и привезёт к ребятам уже готовый, укутанный в толстое одеяло. Заодно и познакомит Артёма со своей старой, ещё университетской, компанией.

Артём так трогательно беспокоился, что она от этого трудоёмкого блюда устанет, предлагал сделать что-нибудь попроще или вообще смотаться в один ему известный ресторанчик и купить на всех...

Но, естественно, Милана будет готовить своё фирменное, к тому же единогласно заказанное, мясо по-бургундски.

 

Тридцать первого вечером всё пошло не так.

Артём неожиданно заявил, что ему совершенно не хочется никуда ехать. Что он все последние дни мечтал встретить их первый Новый Год только вдвоём и всерьёз обсудить возможность и формат совместной жизни. Они уже достаточно знают друг друга, время подумать о будущем. Со своей стороны он считает, что случай послал ему долгожданную тихую пристань. Да и он сам для Миланы, наверное, лучший из возможных вариантов. Чего тянуть-то...

И вот интересно, что она выберет: старую надоевшую компанию или нового перспективного друга?!

Прислушается к его желанию или попытается настоять на своём?

 

Милана не верила своим ушам. Особенно поразило «попытается»! И вообще, ребята ждут жаркое...

Ну, это просто. Друзья приедут и приготовленное заберут. А для их собственного праздничного стола у него всё припасено и дожидается в машине. Без сомнения, Милане понравится, он знает точно.

И, пожалуйста, не надо спорить: они остаются дома.

Милана сжала виски. Несколько лет не беспокоил её стремительно развивающий зигзаг в глазу. Но сейчас начиналась, увы, знакомая мигрень, и стало ясно: вечер испорчен бесповоротно.

— Говоришь, продукты в машине?

— Почему продукты? Готовые деликатесы, даже нарезанные, много и разнообразно, — всё ещё снисходительно улыбаясь, ответил Артём.

— Ты что, с самого начала знал, что мы не поедем?! Что всё это значит? Ты априори уверен, что я поступлю, как ты захочешь? Да ты же и не просишь, ты требуешь! А тянул-то зачем до самого вечера?! Не пойму... Тихая пристань какая-то...

Милана заметалась по комнате, выбежала на кухню, вернулась с чашкой воды и продолжила монолог:

— Если в таком простом деле, как сто лет назад обговоренная... договорённая... в общем, забитая вечеринка, ты ждёшь от меня слепого повиновения, что же будет дальше?! Какой кошмар...

Артём, не обольщайся, дальше не будет ничего. Мне пофигу, что ты обо всём этом подумаешь. Я кромешная дура. Повелась на прибитый каблук, наверное.

 

Милана остановилась перед Артёмом. Он так и не встал с кресла, но уже не улыбался.

Наблюдал молча, исподлобья. Только забрал чашку — вода выплёскивалась на пол.

Мигрень разыгрывалась. Милана говорила всё тише, но остановиться не могла:

— Я звоню ребятам, а ты уходишь. Уезжай есть своё припасённое. У меня больше нет сил. И не надо ничего объяснять, всё равно не пойму. Уходи... Уходи. И больше не приходи.

Ищи, с кем «строить формат будущего». Не со мной.

 

 

МИЛАНА

 

Головная боль прошла так же внезапно, как началась. Почти прошла. Зигзаг в глазу растаял. И за то слава Богу.

Милана сидела перед телевизором и пыталась осмыслить, что произошло.

 

Формулировалось просто: провальная по определению попытка замещения.

Она всё время искала в Артёме Славку. Вот же глупость несусветная. И поделом ей.

Или надо было примириться с авторитарностью Артёма, или... Или что?! Или оставаться одной.

Сидеть перед телевизором в новогоднюю ночь и заниматься любимым делом — есть себя поедом.

 

Невесёлые мысли прервал звонок мобильника. Милана осторожно, стараясь не тряхнуть головой, поднялась и отправилась искать телефон. Он оказался на кухне. В полной уверенности, что это Артём, ответила предельно сухо. Только приготовилась добавить, что, похоже, придётся менять номер, как услышала:

— Милка, а это я. Я вернулся. Знаешь, я всё думал, думал... Прилетал тут давеча по работе, но тогда ещё не надумал. А сейчас закончили, вот и...

Я тебе шоколадки японские привёз, с зелёным чаем. Представляешь, зелёный шоколад... И цветочек.

— Замёрз, дурачина рыжая? — Милана забыла о больной голове и счастливо рассмеялась.

— Ага, местами.

— Погоди, сейчас домофон ткну, уже бегу.

— Да я здесь, в глазок посмотри, — сказал Слава и поднял повыше упакованный в пластик большой отросток кактуса.

 

© Copyright: Наталия Шайн-Ткаченко, 2015

Рассказы на разные темы:
Чужие проблемы «Мысль изреченная есть ложь» — Па-де-труа — Фанатка Бесхитростные размышления об искренностиИнгаДвоечники Память моя – киплинговская кошка

Previous 10

Давным-давно, в незапамятные времена... Цикл рассказов:

Происхождение человекаПещерные людиУченые людиПрофессионалы Тишина

Рассказы, миниатюры — Шутки, пародииКритические заметки

Об авторе. Контакты. Содержание раздела

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com