ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Наталия ШАЙН-ТКАЧЕНКО


Об авторе. Контакты. Содержание раздела

ПАМЯТЬ МОЯ — КИПЛИНГОВСКАЯ КОШКА

 

Память моя — киплинговская кошка: гуляет сама по себе и кружит.

Куда захочет, протопчет дорожку. Крутые закладывает виражи.

 

Читаю в рассказе, весёлом необычайно: «...лежишь ты во гробе, при полном параде, в бараньем тулупе и новых валенках». А у меня есть туфли нарядные, почти ненадёванные: каблучищи отчаянные, с ног валят...

 

«Возвращение броненосца». Друзей настоятельная рекомендация.

Нравится мне или не нравится, какая разница!

В Одессе мои корни, Одесса в моей генетической памяти.

 

Сапфир-камень — дед печатался под этим псевдонимом. Что бы сказал он о фильме?

«Разухабист невыносимо»?

«Возможно, всё так и было, но не на нашей улице»?

А тишайшая бабушка вздохнула бы: «И не в нашей гимназии воспитывались эти славные дЕвицы».

 

В одном институте учились папа-одессит и мама-бакинка, знаменитом Водном.

 

Мы, две дуры, не расспросили — что теперь вздыхать сокрушённо! — как это мама в те странные годы рискнула уйти из отчего дома. И почему поминала Сорбонну.

 

Только и знаем: дед другую судьбу прочил своей средней дочери. Что обладала редким талантом, но пришла революция.

 

Нам-то повезло: мама в Одессу поехала, а не во Францию.

И студент-острослов, писавший под именем Борис Остров, влюбился в юную умницу.

 

Пока отец воевал на Балтике — из Ленинграда был призван на флот, — мама с сестрой моей снова в Баку, в эвакуации.

 

 

И мы с мужем встретились в институте: судьба распорядилась, так ей было угодно.

Тут уже память моя бродит свободно.

 

Друзья прислали снимок — сын с автоматом, в армейской форме.

 

А я вспоминаю другое фото: военные лагеря, студентов небрежный строй.

И ты.

В очках, высокий, худой. Как ты был красив, боже мой!

Только гимнастёрка не заправлена как надо.

Но это неважно, вы же курсанты, а не солдаты.

И чёрный котёнок за тобой, как привязанный, бегал.

Вы, мальчишки, дали ему кличку Холера.

 

Время придёт — обо всём расспрошу и маму, и деда, и бабушку.

Заодно и узнаю, возможно ли это.

Хотелось бы верить; однако ни у кого точного нет ответа.

А верить хочется, хотя бы краешком...

 

 

— Ты куда исчез? Я соскучилась. Пьёшь чай? Завари и мне цейлонский. Или нет, лучше зелёный. Вообще-то любой чай будет вкусным, если отпить из твоей чашки...

 

© Copyright: Наталия Шайн-Ткаченко, 2015

Рассказы на разные темы:
Чужие проблемы «Мысль изреченная есть ложь»Па-де-труаФанатка Бесхитростные размышления об искренностиИнгаДвоечники Память моя – киплинговская кошка

Previous 10

Давным-давно, в незапамятные времена... Цикл рассказов:

Происхождение человекаПещерные людиУченые людиПрофессионалы Тишина

Рассказы, миниатюры — Шутки, пародииКритические заметки

Об авторе. Контакты. Содержание раздела

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com