ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Валентин ТЕРЕЩЕНКО
(1937-2011)


Валентин Терещенко: «И все же я поэзии моложе...»

Никогда ни о чем не просить — было одним из его жизненных принципов. И только незадолго до смерти, неизлечимо больной, он как бы невзначай обронил, а почему бы тебе не опубликовать мои стихи вместе с твоими... ведь я их тебе посвящал...

Это первая и, увы, посмертная книга Валентина Терещенко — яркого самобытного поэта последней трети ХХ — начала XХI вв., продолжившего и развившего традиции «шестидесятников».

Он родился 13 марта 1937 года в селе Чайковщина Оржицкого района на Полтавщине в многодетной семье учителя. После войны (отец погиб на фронте), воспитывался в Детском доме. В конце 50-х получил экономическое образование в Харькове. С 1961года жил в Москве и работал в НИИ, пока позволяло здоровье. Посещал всевозможные литературно-творческие объединения, в том числе студию при Московском комсомольце и знаменитую «Магистраль». Печатался в коллективных сборниках и периодике... Пик его творческого признания пришелся на 70-80 годы прошлого столетия.

Неслучайно на четвертом Московском совещании молодых литераторов в Софрино в конце 1978 года его дарование сразу обратило на себя внимание известных поэтов — руководителей семинара: Владимира Кострова, Николая Старшинова и Кирилла Ковальджи.

...Две близкие культуры (русская и украинская), впитанные с молоком матери, придавали его поэзии необыкновенную мощь и одухотворенность; стихия народных интонаций и фольклорное начало — завораживали.

Успех на совещании способствовал ряду крупных публикаций в центральной прессе: в сборнике «День Поэзии», альманахе «Поэзия», газете «Московский комсомолец» и др. Влиятельные поэты из Союза писателей готовы были поддержать его с выпуском первой книги. Но дело застопорилось. Как многие творческие натуры, Валентин Терещенко обладал взрывным непредсказуемым характером и абсолютно не умел ладить с «нужными» людьми. Возможно, он не захотел что-то исправить в рукописи или дошли слухи о нем, как об инакомыслящем авторе острых эпиграмм и политической сатиры, теперь можно лишь гадать: «По теперешней поре уж не граждане, а волки...» Последние его прижизненные публикации в периодике датированы 1984 годом.

Время перестройки оказалось для него еще более роковым. Лишенный средств к существованию, с окончательно подорванным здоровьем, обремененный неурядицами личного и семейного характера, Валентин Терещенко постепенно оказался в полном одиночестве и изоляции. Готовые к печати рукописи книг остались в столе...

В это время кардинально меняются его взгляды на жизнь. Во главе его интересов вечные философские вопросы: тайны мироздания и место человека во вселенной. Шаг за шагом он приходит от привитого нам в молодости атеизма к мысли о Боге. «Каждый день мой и ночь до зари! Преисполнены светом нездешним»... Все эти годы, борясь с недугом, он пишет в стол, сознательно не прилагая усилий для сиюминутного публичного признания. Внутренний голос убеждает, что все равно рано или поздно он выйдет к читателю...

Ирина Антонова

 

СТИХИ ИЗ КНИГИ «ТИХ МОЙ БЕРЕГ»
Библиотечка СП Москвы. Серия «Память»

 

Воспоминание о Петро-Роменском спецдетдоме

(село Розбышевка — 1946-1947 годы)

 

Такие — однако — нам выпали судьбы —

Что — скуден наш добрый язык —

И немощны скрипки-литавры и трубы —

Чтоб Истины образ возник —

Где хлеб наш — войны жерновами размолот —

Чернее был чёрного дня —

А голод — один только голод —

Страшнее свинца и Огня...

Случалось — от мук его спятив поскольку —

Что искры в душе не сыскать —

Младенца зимою несла на помойку

Иная безумная мать...

А в нашем детдомовском скорбном приделе

Под утро голодной весны

Грудные подкидыши жалко ревели

В дремучих кустах бузины...

Их на руки брали — в промокших завёртках

Вносили в церковный наш зал —

И долго там сборище ангелов кротких

Наш хохот и рёв оглашал.

.................................

Приют-то — для взрослых — уж многим — по восемь —

Нам попросту можно сказать —

Нет хлеба! — и хлеба мы больше не просим —

А этим нужна ещё мать...

Кормить-то их нечем — поить-то их нечем —

Помилуй Господь! — упаси! —

С последним добром человечьим —

Вращеньем вселенской оси...

(1968 г. по памяти)

 

 

ДЕТИ ВОЙНЫ

 

Это имя ударит под дых

И весомее всякой медали...

Только чудом оставшись в живых,

Как мы насмерть ещё голодали!

 

Много больше, чем сока берез,

Нам от горечи всей перепало,

Но и позже от смеха до слез

Только этого звука хватало.

 

Встаньте, вслушайтесь:

Д е т и   в о й н ы...

 

Только эти два скорбные слова

Сорок лет мне коверкают сны,

Мира образы путают снова.

 

Сорок третий... Слезами давлюсь.

Память злее трофейной кобылы...

Гей, ты лышенько, Кыивська Русь,

Ще ж те нимци з тобою зробылы!?

 

Не разграбили что, так сожгли;

А костями мостили воронки;

И надумав лишить нас земли,

Чернозем вывозили подонки.

 

Да не вывезли весь, не смогли,

Подавились в канавах навеки.

Только дети сквозь муки земли

Прорастали, как горькие вехи.

 

И не квиты мы с немцем, о нет!

Слышу, братские стонут могилы.

Может, сам я затем лишь поэт,

Что взывать не хватало им силы.

 

 

ОТЕЦ МОЙ — ГРИГОРИЙ ДАНИЛОВИЧ

 

Ко мне приходит иногда

Отец с гремящими вещами...

И угощает калачами! — с войны —

какая ерунда...

Я понимаю и во сне —

Что — нет — не может быть такого —

Давно я выучил толково —

Что он остался на войне...

А всё ж выходит — что не все

Частицы разума смирились —

И вот Отец — скажи на милость! —

Идёт в обмотках — по росе...

Кладёт на лавку вещмешок —

Винтовку ставит у порога —

И говорит мне: «Слава Богу! —

Однако — вырос ты — Сынок...»

1968 г.

 

 

АКСЕЛЕРАЦИЯ

 

Уймитесь, весёлые кони погони,

Сложите пасхальные звоны мечей!

Как падают птицы в безъядерной зоне,

А вы называете зону ничьей...

А цапля не помнит — что знала, забыла...

Как давит в зените химический пресс!..

По краешку сивая ходит кобыла,

И лишь кукуруза — дремуча — как лес.

А если — раскиньте — приходится думать;

Зачем так торопится — глупая — в рост?

Торопится юная девочка в Умань —

Из хутора — в Умань! — крестьянская кость.

А лет ей?.. Да что вы?! — широкие бёдра,

Высокие груди — зовущая стать...

Торопится!.. Благо, что звёздное вёдро!

А то опоздаешь... и матерью стать...

1976 г.

 

 

* * *

Тих мой берег: не дрогнет свеча,

Лишь сверчки ударяют смычками

Да стоит на горе каланча,

Чуть блестя на дозоре очками.

 

Но нигде и ничто не горит,

Хоть в разгаре пора звездопада;

Только сердце так сладко щемит

От немыслимой близости сада.

1968 г.

 

 

ОБЕЛИСК

 

Чугунна ограда,

И скорбь высока,

Как будто бы рада

Вонзить в облака

Подобием иска

Творцу

За разбой

Иглу обелиска

С горячей звездой;

 

Как будто бы рада

Она облакам,

Как гроздь винограда —

Девичьим рукам,

Но ива роняет

Слезу на гранит,

Который не знает,

Чье имя хранит.

 

 

* * *

Не верь, когда, судьбу свою кляня,

Топтать я стану тлеющие угли

На пепелище веры без огня,

Не верь, что так легко меня согнули.

 

Я — глух и нем,

И дьявольски устал...

Все может быть

И круче и положе,

Но все-таки согнут скорее сталь,

И все же я — поэзии моложе.

 

Не верь, когда я, голову склоня,

У песен встану в скорбном карауле,

Не принимай просящего меня,

Как бы пощады, милостивой пули.

 

Не верь и той химере из химер,

Что в мире места нет уже для чуда,

Что сгинул я и нет меня, не верь!

Я напишу стихи тебе оттуда...

 

 

* * *

Храните облако дождя

И арки радуг у околиц;

Храните аистов, хотя

Цепями их не приневолить.

 

Храните с шелестом листвы

И сонным лепетом зорянки

В державном парусе Москвы

Ветрá,

Ковыльные с изнанки.

 

И пусть гнездятся соловьи

У ваших вавилонских башен.

Храните души для любви,

И вам потоп не будет страшен.

 

Библиотечка СП Москвы

Валентин Терещенко. Тих мой берег... Скачать книгу в формате PDF, размер zip-файла 155 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com