ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна ГОЦАК


Об авторе. Содержание раздела

НАШИ МУЛЬТИГЛОТИКИ-9
(окончание)

НОВОГОДНИЕ ЗЛОКЛЮЧЕНИЯ БАБУШКИ В ЕГИПТЕ

На время школьных каникул к Аззамчику прилетела бабушка из Киева. Естественно, они очень много времени проводили вместе: читали, играли, ходили на пляж. Вообще, у малыша и бабушки — неземная любовь к друг другу, но все же отношения при этом совсем непростые. Аззамчик — арабский мужчина, привык все всегда решать сам, несмотря на свой юный возраст. А бабушка абсолютно никогда не сомневалась в том, что в семье главная — она, а значит все просто обязаны ее слушаться. Учитывая своенравный и упрямый характер обоих, у них постоянно возникали трения.

В один из январских солнечных дней Аззамчик с бабушкой, как обычно, вернулись с пляжа. Едва переступив порог дома, малыш тяжело вздыхая, произнес:

— Бабушка, как же я от тебя устал!

— Ты от меня устал? — сразу же обиделась бабушка, — …тогда, тогда я… улечу.

— Не улетишь, — снова со вздохом, но вполне уверенно ответил внук.

— Почему это? — удивилась женщина.

— А потому что я спрятал твой паспорт.

— Не может быть! — не поверила своим ушам бабушка.

— Может, может! Ты же теперь не сможешь улететь, да?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Аззамчик знал, о чем говорил. Потому что всего две недели назад, в день приезда бабушки, у нее в аэропорту украли паспорт, и тогда мама говорила, что теперь бабушка останется навсегда с ними. Через несколько дней полиция нашла паспорт, но мальчик мамины слова не забыл.

— Аззамчик, так шутить нельзя, — пожурила его бабушка.

— А я не шучу, я, правда, спрятал твой паспорт.

— И куда же ты его спрятал? — возмутилась бабушка, а встречавшая их на пороге дома мама лишь неодобрительно покачала головой.

— В мусорник.

Услышав это, бабушка схватилась за сердце, мама за бабушку.

— Аззамчик, ты шутишь, правда, шутишь? — мама умоляющими глазами смотрела на сына.

— Нет! — с невозмутимым спокойствием продолжал мальчик.

— Мама, он шутит, не переживай, паспорт лежал на самой верхней полке в шкафу, он бы не смог его достать, — пыталась успокоить бабушку и себя мама.

— Пойду, посмотрю! — только и ответила не на шутку разволновавшаяся бабушка, и уже через минуту совершенно с потерянным видом вышла из своей комнаты, — Паспорта нет!

— Я — спайдермен! — довольно произнес внучок. — Я куда хочешь залезть могу! Хочешь, мама, покажу тебе, как я запрыгиваю на верхнюю полку. А вообще, я еще и не так могу.

Мама ничего не ответила, а только ушла в комнату и тут же вернулась с ремнем в руках.

— Где паспорт? Ты, правда, его выбросил? — строго спросила она.

— Да, — сначала ответил мальчик, но потом почему-то передумал. — Нет.

— Так «да» или «нет»? — Было видно, что мамино терпение на исходе. — Где паспорт?

— Я спрятал… — все еще продолжал гнуть свою линию мальчик.

— Куда?

— Не в мусорник…

— Ну, слава Богу!

Пока женщины облегченно вздыхали, мальчик убежал на второй этаж, а потом вернулся и довольно протянул бабушке ее документ.

— Вот!

Но бабушка даже не улыбнулась в ответ и не сказала «спасибо». Маме тоже было не смешно.

— Почему вы такие злые, я же вернул паспорт? Я просто пошутил! — обиженно оправдывался «шутник».

Дальнейшие полдня для Аззамчика прошли под нотации и нравоучения мамы и бабушки о том, что паспорт и любые другие документы взрослых, не то, что прятать, а даже просто трогать нельзя. А такие шутки вполне могут довести любую бабушку до сердечного приступа, и лучше так больше никогда не делать.

 

О том, как Дана с мамой читает сказки

Дана очень любит, когда мама читает ей сказки. Хотя читать Дане сложно, не то, что сказки, даже коротенькие стишочки Агнии Барто. Потому что, только мама начинает декламировать, к примеру, стишок про Таню: «Наша Таня громко плачет, уронила в речку мячик…», как дочка тут же перебивает ее со словами «смотри, смотри!», потом делает вид, что достает нарисованный мячик из речки, отдает Тане и гладит нарисованную девочку по головке, громко констатируя: «Все, мама, я отдала ей мячик, пусть не плачет!». «Хорошо, умница!» — озадаченно произносит мама и переходит к следующему стишку, в котором «уронили мишку на пол, оторвали мишке лапу»... Дочитать получается тоже только до третьей строчки. Потому что Дана тут же бросается пришивать искалеченной игрушке лапку, громко перебивая маму описанием своих действий и требуя похвалы.

Со сказками та же история. Комарик «муху-цокотуху» спасти не успевает, потому что как только появляется «паучок, который муху в уголок поволок, хочет бедную убить, … погубить…», Дана тут же со всей силы размазывает воображаемого злодея по нарисованной страничке, и, как бы, мама понимает, что сюжет в тупике и читать дальше смысла нет. А маленькая спасательница сказочных героев, довольно захлопывает книжку и тащит новую. Снова К.Чуковского, «таракан, таракан, тараканище…», «звери задрожали, в обморок упали, волки от испуга скушали друг друга…». Естественно, таракана постигла та же участь, что и паука. Прихлопнула Дана его одной левой, глазом не моргнув, при первом появлении и, успокоившись за дальнейшую судьбу всех остальных сказочных героев, сразу же захлопнула книжку, наотрез отказавшись слушать робкое мамино: «доченька, а, может, дочитаем?» « Мама, я его убила! Все!» И разве тут поспоришь? Злодей обезврежен, никому ничего не грозит, какой смысл читать сказку дальше, только время тратить? Когда на полке еще столько книг, а в них — еще больше попавших в беду героев, которым срочно нужна помощь. Доктора Айболита нужно отвезти к больным зверятам, Буратино освободить из лап Карабаса-Барабаса, Колобка запереть дома, чтобы он вообще никуда не катился, в общем, «работы непочатый край», и так каждый день.

Поэтому, когда однажды перед сном Дана принесла маме «Красную Шапочку», мама уже была готова к тому, что «волк» до конца сказки точно не дотянет.

Но сегодня Дана была в мечтательном настроении, и вечернее чтение пошло немного по-другому сценарию. Почитать, конечно, все равно не получилось. Потому что картинки к сказке снова интересовали малышку гораздо больше самой сказки. После каждой строчки, девочка останавливала маму и расспрашивала, что нарисовано на красочных иллюстрациях.

— А это кто? — спрашивала она и внимательно изучала очередную картинку.

— Это Красная шапочка сидит на поляне и собирает цветочки!

— А это кто?

— Это бабочка!

— Butterfly? — вдруг почему-то по-английски спросила у мамы дочка.

Мама довольная тем, что малышка знает название многих слов еще и по-английски, начала декламировать детское стихотворение:

— Butterfly, butterfly, where do you fly… (бабочка, бабочка, куда же ты летишь?)

Но закончить, как всегда, не смогла, потому что дочка сразу же перебила ее, тяжело вздохнув:

— Бабушка, бабушка, улетела на Украину!

Так яркая бабочка из книги сказок в одно мгновение превратилась в любимую бабушку девочки, что очень развеселило и маму, и дочку. Кстати, маленькие детки нередко путают эти слова. Что бабушкам, несомненно, очень приятно. А бабочки пока тоже не жаловались. Мамы, естественно, тоже.

Так что пусть читать сказки целиком пока и не получается, но все же чтение — это все равно невероятно увлекательный и приятный процесс и для Даны, и для мамы. Потому что каждый день они обе открывают для себя что-то новое.

 

 

Один и один, и оба мне

Дана очень любит забегать на кухню перед завтраком, потому что мама всегда дает ей что-то вкусненькое. Вернее дает и ей, и Аззамчику.

До двух лет детки обычно все добрые и щедрые, а потом их как будто меняют. Многие на какое-то время становятся настоящими жадинами. Вот и Даночка, еще совсем недавно всем делившаяся с братиком, вдруг стала все, чем ее угощают, забирать только себе. Но мама не теряла надежды, что это ненадолго, и старательно переучивала дочку, объясняя ей, что жадничать нехорошо. Правда, процесс шел сложно.

Однажды утром мама, как всегда, готовила завтрак, а Даночка прибежала, чтобы чем-то полакомиться.

— Мама, хочу сыр!

— Держи, Дануська! Вот! Один кусочек тебе, а второй — Аззамику, хорошо?

— Холошо, — согласилась девочка и, посмотрев сначала на одну ладошку с сыром, а потом на вторую, добавила, — Один — Дане и один… Дане.

— Нет, — мама замотала головой из стороны в сторону, — Один — Дане, второй — Аззаму! Аззаму! Поняла, доченька?

— Да! — ответила девочка и убежала в комнату, из которой уже через десять секунд доносились недовольные детские вопли. Мама сразу же поспешила к детям:

— Что случилось? — спросила она у сына, — Дана поделилась с тобой сыром?

— Нет! — обиженно ответил Аззам.

— Да! — практически с ним в унисон убеждала Дана, при этом, по-прежнему держа в каждой ладошке по кусочку сыра.

— Мама, она принесла мне сыр, но она его надкусила, а я не хочу «еденный» сыр! Хочу целый! — объяснил раздраженный первенец.

Маленькая, довольная жадина в это время стояла рядом и снова, рассматривая свои ладошки и пожимая плечами, спокойно объясняла маме:

— Один — Дане, и один… Дане!

 

Январь-апрель 2013.

 1    16    15    14    13    12    11    10    9    8    7    6    5    4    3    2

Дневник наблюдений. Очерки о ЕгиптеРассказы — Наши мультиглотики —
ПьесыКирпичикиФотоальбом

Об авторе. Содержание раздела

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com