ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Тамерлан ТАДТАЕВ


СТИХИ ИЗ МОБИЛЬНИКА

 1    2    3    4    5

 

* * *

 

Там, где мы укрылись, судя по фотографиям, жила молодая парочка,

и на изображение женщины я смотрел долго. Было интересно, какое белье она носит:

я порылся в угловом шкафу спальни.

 

Да, трусики были сексуальные.

От одного вида бикини у меня встал, и я сгреб их в карман.

 

И вдруг вошла она, села на большую двуспальную кровать и заплакала.

Оказалось, у нее вчера убили мужа. Его закопали за домом в саду.

 

Мы ушли, а мысли остались в доме,

где на большой двуспальной кровати

сидела молодая красивая женщина,

белье которой я украдкой нюхал и даже пробовал на вкус пока…

 

снова не налетела грузинская авиация, и мы вбежали в следующий дом.

 

 

* * *

 

От артобстрелов

люди прятались в душных подвалах.

 

В одном из них живые сидели с мертвыми.

 

И те и другие были бессильны

что-либо предпринять.

 

 

* * *

 

Хочу написать как можно больше,

постепенно приближаясь к великим.

 

Для этого

надо прожить долгую жизнь.

 

Но мне хватит и десяти лет,

чтобы создать шедевр и умереть,

 

оплакиваемому галактикой.

 

 

* * *

 

Говорит моя подруга:

— Ты писатель-голодранец.

 

— Что же делать? — отвечаю. —

Зато я не слуга.

Не лижу зад сильному,

на войне — трусливому.

 

Стихом вольным, прозой черной

я пишу о том, что видел...

 

Сам тоже в стороне не остался,

и сегодня спит с тобою

нищий рыцарь-трубадур.

 

 

ДА-А-А...

 

Да, любовь великий двигатель:

 

туда-сюда, а потом ребенок, пеленки,

смена власти, второй ребенок, третья жена,

пенсия, старость, впрочем,

 

последний пункт можно

легко проскочить на войне.

 

 

* * *

 

Встречая красивую женщину,

я начинаю мечтать о ней.

 

Вот мы знакомимся, встречаемся.

Я без ума от нее, она тоже...

 

На свадьбе

родственники и друзья пьют за нас

из громадных рогов.

.

Оставшись одни,

бросаемся в постель и наслаждаемся любовью.

Все отлично: шикарная иномарка, престижная работа…

 

Начинает болеть голова,

и я гоню прочь надоевшие мысли.

 

 

* * *

 

Редко, когда

сажусь в маршрутку впереди,

рядом с водителем-грубияном.

 

Обычно

залезаю в салон «Газели»,

где пахнут прекрасные дамы.

 

Передав за проезд,

мы молча едем и сходим

каждый на своей остановке.

 

 

* * *

 

Многим...

 

Ох, многим

я не по вкусу!

 

Слишком солон от слез,

что пролиты на могилах друзей,

 

а трофейная одежда на мне

в дырках вся

 

и пахнет

медью...

 

 

* * *

 

Мать моя!

 

Ты видишь, как седеет твой сын,

и впадаешь от этого в детство!

 

Я не знаю, как защитить тебя,

моя старая мать.

 

Это уже шестая, самая страшная война,

которую мы переживаем вместе.

 

Твое лицо морщинисто;

движения суетливы.

 

Мама, мама, мы стареем оба,

но мне не хочется видеть твою смерть.

 

Лучше уж

ты пролей слезы над моей могилой,

 

а после суетись опять.

 

Моя жизнь — чередование войн,

даже в перерывах между ними

я воюю — и воевать буду —

с самим собой.

 

 

СЛУШАЯ ЦОЯ...

 

В 80-х слушая Цоя,

я мечтал дотянуться до звезды

по имени Солнце.

 

В 92-м меня, обожженного

раскаленным стволом пулемета,

 

вырвало на звездную ночь,

когда друг упал на траву.

 

А через два дня

на его могилу

я положил

цветы.

 

 

МЫ — ТЕНИ...

 

Мы тени мертвого города.

 

Плачем-смеемся ли,

никто нас не слышит.

 

Мой город в агонии.

 

Хохочут палачи,

вгоняя

в стволы орудий

снаряды,

и, приплясывая, посылают

смертоносные гостинцы в Цхинвал.

 

А утром их бронетехника

будет утюжить

наши останки.

 

 

ОНА ЗАПЕЛА...

 

Она запела в номере.

Все наслаждалось.

 

Бутылки упились дерьмовым вином;

пачка поддельного «Честерфилда»

выкурила последнюю сигарету.

 

Что касается меня, струны...

 

Я ждал прикосновения ее дивных пальцев,

дико ревнуя их к

остальным струнам.

 

 

8 АВГУСТА

 

Мне хочется плакать.

 

Еле сдерживаюсь, но слезы все же капают

на мостовую многолюдного Владика.

 

Встречные лица ни о чем не говорят мне.

Да и что могут сказать — люди, не видевшие,

что творилось в Цхинвале 8 августа,

когда небо упало на землю

 

и раздавило наши души...

 1    2    3    4    5

Проза

Альманах 1-10. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,9 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com