ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Тамерлан ТАДТАЕВ


http://biblio.darial-online.ru/text/Tadtaev/index_rus.shtml

http://magazines.russ.ru/druzhba/authors/t/tadtaev/

 

Тамерлан Хазбиевич Тадтаев

Родился в 1966 г. в Цхинвале. Окончил Душанбинское художественное училище имени Олимова.

Начал писать в 2006 г. Публиковался в журналах «Дарьял», «Вайнах», «Дружба народов», «Нева», «Ковчег», «Бельские просторы», «Сибирские огни», газетах «Литературная Россия», «Независимая газета», альманахе «Искусство войны», на интернет-сайтах. Участник форумов молодых кавказских писателей и молодых писателей России в 2008, 2009 годах. Лауреат «Русской премии» 2008 года. Стипендиат СЭИП. Премирован журналом «Нева» за лучшую публикацию 2008 г. Член Союза писателей Москвы. Награжден золотым почетным знаком «Общественное признание». Живет в Цхинвале.

 

СТИХИ ИЗ МОБИЛЬНИКА

 

РАССКАЗ НЕИЗВЕСТНОГО РЫЦАРЯ

 

Горным прохладным ручьем омыл я лицо и, сделав несколько глотков, почувствовал себя бодрым. Подъехала иномарка, из нее выскочил человек, облеченный властью, и, оттолкнув меня, начал мыться. Вода в ручейке сделалась мутной и жирной, как будто в ней варилось мясо. Когда же властитель вытерся большим белым полотенцем, которое подал ему один из телохранителей, и посмотрел в мою сторону, я увидел монстра с жабьей головой и огромными рогами. Выхватив пистолет, я стал стрелять в мерзкую тварь. Телохранители в страхе бежали, а я подошел к издыхающему чудовищу и отпилил ему рога.

 

 

ХУДОЖНИК

 

— Кто ты по профессии? — спросила она.

— Окончил художественное училище.

— Нарисуй меня, — обрадовалась она.

— Я разучился рисовать.

Зато из пулемета умею «рисовать» портреты вождей.

— И Ленина можешь?

— Могу и Маркса. Хочешь?

— Подумаю... А сейчас над чем работаешь?

— Ныне безработный. Война закончилась.

Понимаешь?

 

 

ОТЕЦ

 

Отец сбежал из больницы.

 

Годы накинули на него измятый ярлык старости,

и смерть, прицениваясь, чуть не сорвала его.

Напуганный близостью черной покупательницы,

он слабым голосом попросил навестить его.

Я дал слово, что завтра же приду,

и пока старик намыливал впалые щеки, убыл в город.

Утром дела завертелись,

и до больницы так и не добрался, хотя знал: отец ждет меня...

 

Детство, садик...

Всех уже увели родители,

сам, заплаканный, жду, когда же за мной придет папа...

 

 

ЛИАХВА

 

Лиахва, ты помнишь нас с детства...

Сколько бронзовых тел ты закалила

своей целебной водой;

скольких охладила навечно.

 

Знала про войну

и давала нам всякие знаки.

Но мы беспечно продолжали загорать

на твоих каменистых берегах, пахнущих рыбой.

 

Лиахва.

 

Как и всякий старик,

мечтаю вернуться в свое детство.

 

Даже знаю, как это сделать.

Надо нырнуть и остаться на дне,

пока течением не унесешь мое дыхание

в пору золотого лета.

 

 

РОДИНА

 

С усмешкой смотрю на тех, кто

бьет себя в грудь, вопя,

мол, всегда готов —

 

публично разбить свой череп,

пусть узколобый, но все же,

 

о стенку, за которой

начинается поле чудес.

 

 

* * *

 

Кровь, отравленная войной;

сердце, пляшущее под музыку войны.

 

Мирные картины, мелькающие за окном автобуса,

не радуют меня.

 

Глаза по привычке выбирают места для засады,

а лес на том зеленом холме — неплохое укрытие от авиации.

Успею добежать? Эх, поле слишком широкое, достанут.

 

Уже достали...

 

 

КОГДА ЭТО БЫЛО?..

 

Очнувшись на пляже, где лежали скелеты...

Я погладил волосы на черепе любимой;

поправил на ее выбеленных солнцем и временем костях

лохмотья купальника

 

и, раздувая жабры,

пополз к морю...

 

 

ФИНИШ

 

К финишу

приближаясь на последнем дыхании,

оглядываюсь и вижу: я один. Зрители рукоплещут.

Женщины забрасывают меня цветами, трусиками, кусочками пирога...

Ран на теле и в душе великое множество.

Но не обращаю внимания на боль.

 

Мучает мысль:

 

где ребята, с кем я стартовал?

Догадываюсь. Ком подступает к горлу,

слезы брызжут из глаз.

 

А толпа думает,

плачу от счастья.

 

 

* * *

 

Орлы в бурках

неподвижно сидели на искусственных скалах.

Свободу их сеткой огородили в зоопарке.

 

Узнав во мне горца,

орел, уже в годах, сказал: не думай, что ты свободней меня,

хоть и радуешься новым штанам.

Посмотри-ка, мои не хуже.

 

Да, все мы в матрице, сказал орел помоложе.

А один, совсем уже старый,

пытался взлететь, и над ним посмеялись...

 

 

ГРОМАДЫ...

 

Громады домов под облаками,

а выше — голубой зев неба,

дальше космос,

вселенная...

 

Кто я, чтобы петь об этом?

Кто ты, чтоб слушать это?

 

 

ДУШАНБЕ

 

Город солнца,

счастливых дней юности и любви;

желание стать великим живописцем вроде Гогена...

 

Но вместо этого -

заболеть неизвестной болезнью

и, страшась умереть, глотать таблетки,

дающие на время ощущение былой радости.

 

Покинуть тебя и вернуться на родину,

чтобы жестоко разочароваться.

 

Но тогда это было в будущем,

сейчас — в далёком,

далёком прошлом...

 

 

ЭФА

 

По горячему песку пустыни

уползает боком маленькая эфа.

 

Я благодарен змее за смертельный укус

и уже без страха смотрю на солнце.

 

От твоих палящих лучей мне не было покоя, шепчу я,

чувствуя холод приближающейся смерти,

и не надо будет искать воду, чтобы утолить жажду,

и ящериц на обед...

 

Тень от зонта старушки с косой

скрывает от моих утомленных глаз

раскаленное светило.

 1    2    3    4    5

Проза

Альманах 1-10. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,9 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Открыть всю информацию оперативно - kaplan international english отзывы. Заходите!

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com