ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Любовь ТАЛИМОНОВА
(04.04.1971 – 14.08.2011)


www.talimonova-lyubov.com

Википедия о Л. Талимоновой:

ru.wikipedia.org›Талимонова, Любовь Алексеевна

ролик «Светлая Берегиня. Любовь Талимонова» . Ссылка youtube.com/watch?v=OIVDbcgvPYI

Об авторе. Контактная информация

Одна из выставок в Англии

Марина КУЗИНА

МИР ЛЮБОВИ ТАЛИМОНОВОЙ

Можно только искренне порадоваться творческим успехам художницы Любови Талимоновой. Состоялось несколько персональных выставок в Москве, Киеве, Туле, а также ряде зарубежных стран — Франции, Польше... Изданы каталоги, буклеты, сборники сочиненных ею детских сказок, посвященных звездным мирам, стихи и притчи. Книги «Мой мир», «Древний мир в моих ладонях», «Как туата счастье возвратили», «Путешествие во Времени», «Сказки о созвездиях», «Предсказатели прошлого», «Цветочный эльфик» весьма широко известны и, судя по отзывам, нужны людям. Люба сама иллюстрирует и оформляет свои книги.

Впечатление такое, будто Люба заключила прочный союз с земными и космическими силами, звездами, планетами, неизведанной красотой и тайной Света и Добра. Ее неудержимо влечет небесная стихия, бесконечное пространство, в котором ей легко творить, дышать, восхищаться красотой мира.

Но живет Люба на земле и все, что рождается в ее душе, мыслях, чувствах — все взаимосвязано с познанием земной красоты и космических миров. Большое значение для нее имеет мир древних сказаний, в который погружается она посредством литературы, истории, культуры, а еще — умом и сердцем, создавая в своем творчестве ощущение новой реальности. Может быть, поэтому искусство Любови Талимоновой, как волшебство, обладает притягательной силой, соединяя в себе, казалось бы, несовместимое — фантастическое и реальное, провидение и конкретность. Люба дает возможность своему читателю, зрителю следовать за ней в увлекательное путешествие, ощутить бесконечность видений, образов, созданных языком метафоры, языком цветовой гармонии.

Необычен и своеобразен творческий процесс художницы. Она смотрит на искусство глазами исследователя, аналитика, и вместе с тем — со свойственной ей романтичностью и эмоциональностью, богатым воображением. В поисках она неожиданна и непредсказуема. Целая цепь фантазий перетекает из одной работы в другую, образуя единое целое, но с различными вариациями образного восприятия. Люба творит свой особый, ни на кого не похожий мир, в который заглядываешь с искренним любопытством и трепетом, ощущая при этом открытость и искренность художницы, ту легкость, с которой работает она, словно без напряжения и душевного терзания. Как важно для Любы, что чувствует и ощущает зритель, воспринимая ее искусство, что чувствуют взрослые и дети, читая стихи и сказки. Думается, эти чувства радостные, светлые, иногда с оттенком светлой грусти.

Творчество Любы при всем, казалось бы, ясном и понятном мироощущении нуждается в некотором толковании, для полного понимания зрителю необходима эстетическая подготовка — и не только она. Живописные работы художницы насыщены различного рода знаками, символами. Эстетическую притягательность ощущает даже тот, кто не до конца разобрался в зашифрованности и научном значении того или иного сюжета, символике произведений. Цветовые комбинации ее работ словно моделируют некий реальный и ирреальный мир, обладая магией превращения, прикосновения к загадкам Космоса, его сверкающих, звучащих сфер. Этому соответствуют красочные сияния, ритм цветовых плоскостей, движущихся, меняющихся.

Главное внимание Любови Талимоновой сосредоточено на выражении пространственной стихии Неба и Земли. Глаз видит красочный мир, в котором мы интуитивно выделяем основную цветовую гамму, она концентрирует вокруг себя различные оттенки, не разрушающие гармонию. Импульсивным красочным сочетаниям чужда хаотичность. Все подчинено определенному ритму. Художница ведет свою любимую тему каждый раз в новом живописном ключе, легко компонуя свои работы. Одна работа почти никогда не устраивает художницу — как правило, она является началом целой серии, созданной на базе ее размышлений, мироощущения, на базе тех живописных приемов, которые доставляют ей истинное удовольствие. Примером тому являются циклы «Мегалиты», «Звездные миры», «Странствия Духа», «Гармония мира», «Путешествие во Времени». Своеобразные сюжеты из видений в сознании художницы преобразуются в живописи в обобщенные мифические образы, лучезарную манящую реальность.

Воспринимая ее творчество с позиций науки и культуры, к Любови Талимоновой можно применить слова: «Творит по велению высших сил» — с уважением и любовью к людям, непокорностью и страстностью к осознанию всего неизведанного, пробуждающего сомнение и веру в нечто неожиданное, необъяснимое.

Нетрадиционное мышление Любы создало вокруг нее некую сенсационность. Ее выставки посещают не только ради эстетического наслаждения, любования яркими и светлыми красками, а скорее с целью познания необычных толкований земных и космических сюжетов. Размышляя сама, она как бы приглашает зрителя жить по законам Истины и Добра. Этот вопрос, пожалуй, один из самых важных в творчестве Любови Талимоновой.

Созданные ею образы способны реагировать на проявление настроения и состояния души человека. Циклы работ Любы, словно своеобразные сюиты сверхчувственного познания, полны цвета, точек и линий, магических квадратов, треугольников, нерасшифрованных иероглифов, символических цветков — будоражат, волнуют. Избранные ею художественные приемы есть особая форма творческой интерпретации своих живописных ощущений. Характерно и использование различных техник. Трудно сказать, какая из них самая любимая — темпера, масло, гуашь, акварель, пастель. Каждая из них несет свою тайну, дает неожиданный результат. Воображение и вдохновение одушевляют холст, бумагу, краски. Обладая своей самоценностью, та или иная техника помогает достичь композиционной завершенности, логичности и метафоричности образного видения художницы.

Говорят, время — лучший судья. Что ж, оно сможет ясно и точно определить творческий метод Любови Талимоновой, ее внутреннее состояние, ее фантазию. Но творчество Любы адресовано не только будущему: и сегодняшнему зрителю хочется любоваться редким сочетанием красок, хочется понять ее мысли и вместе с нею с высоты седьмого неба ощутить, как вслед за Солнцем поднимается и расцветает Лотос Жизни.

Марина КУЗИНА, искусствовед.

Светлана ФЕЛЬДЕ

БОЛЬШЕ СВЕТА И ВОЗДУХА

Интервью Л. Талимоновой газете «Deutsche Allgemeine Zeitung»

Первое впечатление от картин Сальвадора Дали — непонятное ощущение, что всё это вами когда-то было прожито и пройдено. Его ассоциативные картины поднимают со дна души нечто, глубоко запрятанное, сокровенное. Подобные ощущения вызвали у меня также картины художника, который своим самобытным стилем письма, несмотря на совершенную оригинальность и независимость, по силе воздействия весьма схож с великим живописцем XX века.

Речь идёт о героине интервью — Любови Талимоновой, творчество которой является непостижимой загадкой, имя которому сверх-одарённость. Все картины наполнены сложной философией. Ей есть так много сказать. Её картины даже не говорят, они кричат, или смеются, гладят вас против шерсти и уводят в мир сложных ассоциаций. А он такой разный...

Символизм, космизм — некоторая видимая близость работ Любови к этим течениям искусства нисколько не объясняет и не определяет ее творческий метод. Узкое ограничение каким-либо направлением не в ее характере. И дело не столько в отсутствии амбиций, сколько в осознании невозможности выражения индивидуальности через коллективное творческое восприятие. Ее живопись личностна, а потому кажется обнаженной, открытой, ранимой. Ее живопись — любовь к «редкостному и замысловатому», впрочем, лишенная болезненно-нервной утонченности, особая ценность фантазии, выдумки и воображения, идеалистические и романтические черты. Здесь и некоторая условная дисгармония форм, деформация фигур, эстетизация отдельно взятой детали, затмевающей иногда изысканность всей композиции.

Сами работы — словно слепки медитативных состояний молодой художницы. Все они — импровизации на неземные и в тоже время абсолютно обыденные темы. Структура мира также притягивает художницу, обращающуюся с предметами и явлениями с большим вниманием. Мистическое начало подается ею не столько сюжетным рядом, сколько своеобразной игрой с физическими характеристиками мира. Любе интересно остановить движение и рассмотреть его сущность. Цвет, наряду с тенью, также выступает метафорой жизни, движения. Все цветовые гаммы, которые использует художница, расставляют чувственно-смысловые акценты. Но очень ненавязчиво, деликатно, то растворяя предметы в дымке, то фокусируясь на мельчайших деталях. Вибрация, которую создает цвет, лишь подчеркивает иллюзорность и одновременно вполне определенную реальность среды обитания персонажей художницы.

Жизненный круговорот, в который вовлечен современный человек, все более ускоряет темп. Вырваться из него, остановить время, почувствовать его суть, красоту, неповторимость — этим занимается художница, то задерживая, то оживляя мгновения. Как заметил современный французский философ, «художник — величайший доктор и пациент нашей эпохи». Удастся ли Любе излечить кого-то от излишней спешки, или хотя бы просто оторвать от будничных забот? Скорее всего, да. По крайней мере, свое лекарство она предложила.

— Люба, как вы считаете, жизнь — это как рисунок, где невозможно творить без игры света и тени?

— Вы удачно сравнили жизнь с рисунком. Работая над своими картинами, я давно пришла к выводу, что жизнь действительно похожа на картину. Начало жизни — чистый холст. Год за годом мы строим композицию и наносим на этот холст краски своей жизни. Если мы линии начертили косо и криво, а краски выбрали тёмные, то картина будет кривой и тёмной. Если линии тонкие и верные, а света и воздуха в картине больше, чем тени, то и картина выходит светлая. В итоге, у каждого картина своя. Кто как рисовал, кто что творил, то в результате и получается, — как в живописи, так и в жизни.

— Как рождаются сюжеты ваших картин?

— С нахождением темы или сюжета у меня нет и никогда не было проблем. Стоит мне выйти за пределы дома, увидеть красивое облако, радугу, необычное свечение в небе, камень, поросший мхом, красивую линию горизонта, услышать крик журавлей, шум дождя, и картина тут же возникает сама собой. Так, однажды, гуляя туманным утром по вересковым пустошам, я набрела на родничок. Он бил из-под земли чистым холодным ключом и давал начало небольшой реке. И когда сквозь туман проглянуло утреннее солнце, то сюжет картины «Утреннее Солнце и Река» возник мгновенно.

Порой достаточно нескольких музыкальных аккордов или нескольких произнесённых слов, чтобы вспыхнул и встал перед внутренним зрением образ, некое обобщение. Иногда, когда я читаю или размышляю о чём-то, то тут же возникает художественный образ прочитанного или осмысленного (как воплощение идеи в цвете и форме). Иногда я вижу свои картины во сне, — тогда моя задача как можно точнее и быстрее перенести их на холст или на бумагу, пока яркость образа не угасла.

— Давно ли вы рисуете, с чего все началось?

— Сколько себя помню, всегда рисовала. В детстве редкая прогулка в парке или за городом не завершалась впоследствии какой-нибудь картинкой. Родители всегда получали к праздникам мои самодельные открытки. Это было в детстве. С возрастом меня всё больше и больше стали интересовать духовные аспекты жизни, я стала задумываться над смыслом жизни, и свои размышления стала переносить в собственные сказки, на бумагу и на холст. Рисовать для меня было, как дышать, — так же естественно, но, может, не так просто.

— Люба, расскажите немного о своей жизни до переезда в Англию. Как вам живется в Англии?

— Я родилась в России, в Самаре. Потом жила в разных регионах России. Хорошо помню Волгу, такую широкую, что стоя на одном берегу не всегда можно было разглядеть другой берег. Помню калмыцкие степи и подмосковные вечера. И всё это — моя Родина, которая внесла в мою душу непреходящее чувство простора. Всё моё мироощущение, мировосприятие и миропонимание пришло ко мне там, в России. И всё, чем и кем я стала, я стала там. Там я встречала как и очень плохих, так и замечательных людей. Там я прошла свою школу и получила свои уроки.

С 1994 года прохожу английскую школу и получаю английские уроки. Я, в целом, на жизнь смотрю, как на школу, где каждый из нас учится, воспитывается и постигает (или не постигает) свою мудрость. Англия научила меня тому, чему не научила Россия. Тут я приобрела новый жизненный опыт. В Англии я нашла замечательные вересковые пустоши Дартмора, нарисовала много новых картин, написала новые сказки. Я благодарна и Англии, и России за приобретённый опыт.

— Работа какого мастера впервые потрясла ваше воображение?

— Врубелевский «Демон сидящий». В детстве я увидела эту картину на выставке. На картине меня поразило одиночество и глубокая печаль Демона, потухающие лучи солнца, потухающие краски вокруг него. Мне стало жаль ангела. Я думала, как поднять его с земли, как помочь ему снова взлететь в небо, — возможно, он забыл пути назад. Эта мысль долго не покидала меня и позже привела к решению рисовать светлые возвышенные картины не совсем о земном. Картины других художников тоже заставляли меня думать, вызывали эмоции и чувства, но Врубель своей картиной не только потряс меня, но и вызвал желание действовать, что-то делать.

— Какие средства и техники вы используете для создания своих работ?

— В основном я работаю маслом и гуашью. Моя любимая техника — это гуашь, темперная гуашь. Каждая техника имеет свои особенности, возможности (преимущества и недостатки), но темперная гуашь даёт мне желаемую яркость и прозрачность рисунка. Всегда испытываю неподдельную светлую радость, когда работаю именно гуашью. Работа маслом на холсте позволяет применять различные техники письма, достичь тех эффектов, которых невозможно добиться на бумаге. А выбор техники зависит от сюжета картины.

— Сколько красок нужно художнику, чтобы создать картину, у которой будут останавливаться?

— Такую картину можно создать, используя всего две-три краски, а иногда нужны десятки и сотни цветов и оттенков. Для меня вопрос не в количестве красок, а в содержании картины. Обычно останавливаются у картин с глубоким смысловым содержанием, а не у цветовых пятен, которыми украшают стены.

— Кто ваши любимые художники?

— Мне нравится творчество многих художников. Но к числу любимых отношу: Куинджи, — за его легкость, прозрачность, радость и поэзию в живописи; Врубеля — за сказочность, волшебство и философскую глубину картин; Васнецова — с его добрыми сказочными и былинными героями; Рериха — за яркость и энергетику Космоса в его картинах, за его устремлённость в будущее.

— Назначение искусства, по-вашему мнению, это...

— Думаю, что это — просвещение, просветление и возвышение души человеческой. Если жизнь принять за лестницу, то искусство должно подвигать человека к восхождению, а не толкать его вниз по лестнице.

— Как вы определяете понятие живописи? Что это такое в вашем понимании?

— В принятом понимании живопись — это вид искусства, который отображает и передаёт действительность с помощью красок, нанесённых на какую-либо поверхность. Живопись для меня — это как трибуна, с которой я говорю языком композиции и цвета с моими зрителями. Каждая картина — это целая история, мир, легенда, сказка, которую я рассказываю людям, не применяя слов. Картины — это мой мир, я открываю его людям.

— Что такое талант?

— Талант — это горение, это полёт мысли и чувств, когда в каждой картине вы сгораете как Феникс и возрождаетесь опять для следующей картины. Это работа души.

— Как вы считаете, в чем принципиальное различие между талантом-мастеровым и талантом-художником?

— Можно выучиться рисовать, хорошо рисовать, достичь изумительной колористики, но если потом всю жизнь рисовать незабудки в вазе, незабудки в банке, незабудки в стакане, на столе, на окне, ещё где-нибудь, зарабатывать на этом хорошие деньги и довольствоваться только этим, то наверное, это всё же мастеровой. Мастерство — это всегда «как надо».

А талант — это озарение, это горение, это извечный поиск, это вдохновение и труд. Труд очень часто безвозмездный. Настоящий художник не работает ради наград и славы.

— Принадлежит ли художник своему таланту?

— Я не хочу сказать, что художник — это раб таланта, но если Бог или природа наделили вас талантом, то к чему-нибудь это всё-таки обязывает, например, к служению. И это служение невозможно без упорного труда и самодисциплины. Талант — это как идея, а художник — это как инструмент, с помощью которого идея воплощается в жизнь.

— Можно ли утверждать, что в полотнах художника отражается его судьба, его внутренний мир?

— Да, конечно. В моём случае: если кто-то хочет узнать, что и кто я есть, пусть читает мои сказки и смотрит картины, — там всё. Мои картины и сказки — это я.

— Идентичны ли для вас понятия красоты и истины?

— На первый взгляд может показаться, что понятия эти идентичны: что красиво — то истинно; что истинно — то красиво. Но, с другой стороны, кто не видел в своей жизни красиво сделанных картин, где сюжеты и темы часто так далеки от высоких истин… Если высокие истины напечатать в виде книги на плохой бумаге, с плохими иллюстрациями, то истины не будут восприниматься должным образом. Истина и красота должны быть в единстве, а полную гармонию, с моей точки зрения, составляют Истина, Добро и Красота.

Однажды я посетила музей оружия. Там были выставлены всевозможные виды оружия. Некоторые ружья, сабли, пистолеты были украшены такой тонкой резьбой, эмалью, так инкрустированы драгоценными камнями, что являлись настоящими шедеврами искусства. Некоторые витражи просто сияли красотой, но мне подумалось: а какая была бы разница, если бы это оружие не было таким красивым? Какая разница: убивать из красивого ружья или убивать из некрасивого ружья? Красота здесь не меняет сути. Одним словом, красота и истина могут быть тождественны только тогда, когда дополняют друг друга, когда красивая форма наполнена высоким содержанием.

— Что такое для вас чудо?

— Думаю, что в нашем мире чудом можно назвать то, что вызывает в людях чувство радостного удивления и восхищения. Негативные проявления жизни никогда не называются чудесными. Мы говорим «чудесный день, чудесный вечер», подразумевая, что день и вечер были очень хорошими. Было бы странным сказать «какая чудесная буря!» Чудесным бывает спасение, выздоровление, исцеление; но чудесного заболевания не бывает. Можно привести много подобных примеров. Кажется мне, что чудо — это физическое проявление добра. Это в большом масштабе чудо. А с маленькими чудесами мы встречаемся чуть ли не каждый день, но часто не замечаем их. Разве сияние радуги — это не чудо? Разве капельки дождя на лепестках розы — это не чудо? Разве пение птиц на рассвете — это не чудо?

— Что значит в вашей судьбе Сергей Алексеевич Вронский*?

— Вронский был одним из моих учителей жизни. Сергей Алексеевич был удивительным человеком, настоящим интеллигентом и вместе с тем очень простым. В общении с ним вы никогда не ощущали его превосходства над собой. Меня он ничему не учил специально, но рассказы из его жизни, беседы с ним были настоящими жизненными уроками. Вронский любил Россию, её культурное и литературное наследие. Его не удовлетворяло современное духовное состояние человечества. Не любил он тех, кто был не в состоянии подняться над суетой, вырваться из обыденности и заглянуть за горизонт. Не любил мещанства. Физически он не был здоровым человеком, держался на силе духа и силе воли. В 76 лет он писал мне, что начинает заниматься спортом и бороться со старостью. В его поведении, в его характере, в его словах не было никаких следов старости. Всё и всегда ему было интересно, любопытно. Он хотел знать всё, любил вникать во все происходящие события. До конца своих дней он не потерял способности восхищаться и восторгаться красотой мира.

Он был тяжело болен всего три дня. До конца жизни работал над своими книгами по астрологии. Вронского нет уже восемь лет, и без него мой мир опустел, стал более одиноким.

— Как вы думаете, верят ли взрослые в сказки и зачем они им нужны?

— Конечно, сказки нужны. Ведь там мудрость веков, древнейшие архетипы, про которые человечество давно забыло или растеряло их. Сказка возвращает человека к его истокам, ненавязчиво учит мудрости.

Другое дело, верят ли взрослые в сказки? Доросли ли до сказок? Ещё в начале Х1Хв. Вильгельм Гауф жаловался на то, что сказка покинула мир. С тех пор жизнь наша стала ещё более прагматической, научно-технический прогресс увеличил суету, спешку. Людям некогда подумать о том, что они ни о чём не думают, не говоря уже о вере в сказку.

Однако я твёрдо убеждена, что сказка нужна. Со сказкой жизнь добрее и красивее.

— Тираж ваших книг составляет 380.000. Какой он, ваш читатель?

— Судя по письмам и отзывам, читатель у меня самый разный. Общей характерной чертой является то, что это люди неравнодушные, реагирующие на жизнь, на добро и зло, на несправедливость, ищущие ответы на жизненные вопросы. Мне кажется, что равнодушные люди моих книг не читают.

— О чем вы мечтаете?

— Я больше мечтала в детстве и в юные годы. Теперь я не столько мечтаю, сколько живу заботами каждого дня. С возрастом я научилась радоваться малому и не желать многого.

Но одна мечта у меня есть: хотелось бы иметь такой дом, в котором одну из комнат можно было бы отдать под галерею. Туда могли бы приходить люди и смотреть картины.

____________________________

* Сергей Вронский, официально признанный главарями фашистского рейха как «придворный» астролог, все годы войны действовал в Германии как советский разведчик. В 1941 году ему передали через радиста сообщение о том, что его и Рихарда Зорге наградили «Золотой Звездой». Правда, получить высокую награду Вронскому не удалось. Вместо этого после возвращения в Советский Союз его ждали сталинские лагеря. Но и там он не сидел сложа руки -— спасал от смерти товарищей по заключению и совершенствовал свои способности. А когда понял, что больше не выдержит, решил... уйти из лагеря, применив гипноз и психотерапию. Документы для него сделало само лагерное начальство.

Светлана Фельде, журналист

Ольга Троицкая. Звезды над Стоунхенджем
Галина Маевская. «Жизнь даровало Небо бедной душе моей»

КартиныСказки — Статьи, отзывы, рецензии — Выставки

Картинная галерея Любови Талимоновой в Туле

Об авторе. Содержание раздела

Алексей Талимонов. Карикатуры, иллюстрации

Альманах 1-10. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,9 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Смотрим тут: http://anaiel.com

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com