ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ XXI ВЕКА


Людмила ОСОКИНА

ЛИТЕРАТУРНАЯ ГОСТИНАЯ СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ XXI ВЕКА

Евгений Степанов, Людмила Осокина и Галина Богапеко

 

ЦДЛ, 14 января 2014 года

Стенограмма

Запись и расшифровка Людмилы Осокиной

Вечер ведет руководитель Союза Евгений Степанов

ЧАСТЬ II

Текущее время 48 минут 58 секунд

 

Евгений Степанов. Продолжаем наш литературный вечер. И сейчас давайте мы уже представим наше творчество. Вот, Зульфия Алькаева опаздывает (на электричку), поэтому пропустим ее вперед. Зульфия, прошу вас.

 

Зульфия Алькаева идет к микрофону.

 

Евгений Степанов. Буквально только одно слово. Друзья! Следите за моей страничкой в Фейсбуке, в том числе и за страничкой нашего Союза писателей. Там постоянно есть какая-то информация. Вот сейчас там у нас идет информация о новых номерах журнала «Дети Ра». Одни номер посвящен палиндрому, много уже прислали, и анаграммам, разным видам стихотворного творчества. Мы стараемся разные формы показывать. Замечательные стихи сейчас прислал Вадим Гершанов из Казани. Он экспериментатор стиха, он такие любопытные тексты пишет, но его нигде не печатают, кроме нас. А мы его поддерживаем и будем это дело продолжать. Вот, Зульфия присылает мне очень интересные анаграммы.

 

Зульфия Алькаева. Еще афоризмы я присылала.

 

Евгений Степанов. Да, да. Вот, вы следите за этим и присылайте тексты.

Зульфия Алькаева! пожалуйста!

 

Зульфия Алькаева. Я хотела бы немножечко почитать небольшие стихи, недавно написанные, на зимнюю тему, на рождественскую, на святочную.

Ну, вот такое стихотворение. 6-го января оно прям у меня написалось, «Снежинка».

 

Языка коснётся — обжигает,

а на вкус — обычная вода.

В сферах неземных земно блистает,

на ладони — сущая Звезда!

Я тебе крыла не обломаю,

взглядом восхищённым подержу.

Пригубив предвечность снегорая,

 

Зульфия Алькаева. Или вот тоже такое зимнее.

 

* * *

Был город, да сметелился.

Был угол, да скруглился.

Обмылками забелился,

шерстинками забился.

Как кошечка пушистая.

Никто её не гладит.

Как музыка пречистая,

которой ветер платит.

 

Евгений Степанов. Давайте поаплодируем. Очень хорошие стихи.

Аплодисменты в зале.

 

Зульфия Алькаева. (продолжает читать).

 

* * *

Подлежащее пред — лежит,

Сказуемое пред — скажется.

Снег. Отраженье дрожит,

Но плавно в пробел уляжется.

Белое снимут, когда

Красное в кожу втянется.

Тонкий покров, слюда...

Зима. Нелегко пораниться.

 

Спасибо.

 

Аплодисменты. Текущее время 52 минуты 5 секунд.

 

Евгений Степанов. Спасибо, Зульфия! Спасибо огромное! Так что я думаю, во 2-м номере у нас будут анаграммы. И ваши в том числе.

Друзья! Хочу предоставить слово Александре Грачевой. С ней мы тоже очень давно знакомы, интересный автор и замечательный человек. Пожалуйста!

 

Александра Грачева. Я пишу стихи и прозу. У меня есть с собой несколько книжек прозы. Но прочитаю я вам стихи.

 

Здесь, в странных союзах, любовь без надежды,

Я тоже попалась. Под старенькой крышей

Продрогшая Муза в потертых одеждах

Целует влюбленных и рифмами дышит.

Стою у окна, выдыхая на звезды

Свой сон, нарисованный шлейфом тумана.

Я знаю, что что-то менять слишком поздно,

Я знаю, что что-то менять слишком рано.

На небе дороги прописаны четко.

Но счастье в неведенье, слезы в подушку.

Ведь все, что останется — черные четки

И слезы расчетов болтливой кукушки.

 

53.26. Александра Грачева читает еще одно стихотворение.

 

Качается осень, и вздыхает земля,

На ней уцелеют лишь горы да море.

А ты в зеркалах отражаешься в Ля-

Миноре.

 

Змея вновь сменяет Дракона — смотри! —

Взмахнул он крылами и вздрогнули своды!

Как грустно исчезнуть на счет раз-два-три!

На годы.

 

А святки не повод гадать на Таро,

Луна и на небе, и в Старших Арканах.

Прозрачно и призрачно ставь на Zero

В стаканах.

Астральная нынче же цвета бордо,

Мечтает о новом своем ухажере,

Попробуй запомниться зеркалам

В До-мажоре.

 

Текущее время 55 минут 35 секунд.

 

Евгений Степанов. Молодец, Саша! Умница! Очень талантливо! Очень! Молодец!

Друзья! Сейчас у нас будет музыкальная пауза. И мой друг, который специально приехал к нам на вечер, Сергей Светлов, нам споет. Он и автор, и исполнитель, а также и популяризатор русской поэзии. Сергей выступает в разных странах, в разных городах и мы с ним частенько ездим вместе. И сейчас Сергей нас порадует своими новыми песнями. Сергей Светлов!

 

Сергей Светлов. Здравствуй, Женя! Наконец-то, мы встретились в этом году. Александр Файн уже говорил о том, чем отличаются бизнесмены от поэтов. Бизнесмены идут по головам, а поэты, как сказал Владимир Высоцкий, «режут в кровь свои босые души». Я хочу исполнить песню, написанную на стихи Владимира Высоцкого. Именно, на стихи, которые не были еще озвучены. Называется она «Ямщик».

Сергей Светлов исполняет песню на стихи Владимира Высоцкого.

 

56.46. Я дышал синевой, белый пар выдыхал,

Он летел, сторонясь, облаками.

Снег скрипел подо мной,

Поскрипев, затихал,

А сугробы прилечь завлекали.

 

И звенела тоска, что безрадостной песней поется,

Как ямщик замерзал в той глухой незнакомой степи,

И в степи ямщика заморозило желтой солнце,

И никто не сказал: шевелись, поднимайся, не спи!

 

Все стоит на Руси до макушек в снегу,

Конь скатился, чтоб не провалиться,

Сохрани и спаси! Дай веселья в пургу!

Дай не лечь, не уснуть, не забыться!

 

Тот ямщик-чудодей бросил кнут и куда ж ему деться?

Помянул он Христа, ошалев от заснеженных верст,

Он кричал лошадей — мог бы этим немного согреться,

Ну а он в доброте их жалел, и не бил, и замерз!

 

Снег кружит над землей, над страною моею,

Мягко стелет, с собой завлекает,

Ах, ямщик удалой бьет и хлещет коней,

А непьяный ямщик замерзает.

 

Все стоит на Руси до макушек в снегу,

Конь скатился, чтоб не провалиться,

Сохрани и спаси! Дай веселья в пургу!

Дай не лечь, не уснуть, не забыться!

 

Сохрани и спаси! Дай веселья в пургу!

Дай не лечь, не уснуть, не забыться!

 

Аплодисменты

Текущее время 1 час 00 минут 35 секунд

 

Сергей Светлов. Я вижу тут много своих друзей, и я не могу не спеть что-то на стихи, например, Саши Карпенко. Он пишет прекрасные стихи, мы с ним сотрудничаем.

Попробую вспомнить одну песню.

 

Я бы отдал за вас все сокровища мира,

Если б были они в закромах у меня,

Отчего ж так щемит между струнами лира,

Как корабль, считая мгновения дня.

 

Я бы отдал за Вас все другие дороги,

Отчего же я вас ни о чем не прошу,

Я творить вас хочу и свидетели боги,

Как я бережно вас в своем сердце ношу.

 

Только верьте в меня, обязательно верьте,

Пусть в грядущем и нам умереть суждено,

Если сыщут волхвы на планете бессмертье,

Пусть сопутствует вам в моем сердце оно.

 

Я бы отдал за вас все сокровища мира,

Если б были они в закромах у меня,

Отчего ж так щемит между струнами лира,

Как корабль, считая мгновения дня.

 

Аплодисменты.

Текущее время 1 час 1 минута 11 секунд.

 

1.40. Евгений Степанов. Друзья! Недавно мы с Игорем Харичевым — моим другом, главным редактором журнала «Знание-сила», выступали в одной радиопередаче. Замечательная передача, существует она при Фонде, который возглавляет Никонов (внук Молотова). И сегодня у нас в гостях ведущий этой передачи, представитель Московской писательской организации поэт Дмитрий Силкан. Пожалуйста!

 

Дмитрий Силкан. Я всех приветствую, конечно. Я очень рад, что пришел на заседание Клуба писателей XXI века. Потому что сейчас вообще проблема писательских организаций стоит очень остро. В Англии, например, всего 360 человек писателей на всю страну. А у нас, только в нашей Московской писательской организации состояло 4 тысячи членов, в Союзе писателей Москвы 5 тысяч человек. Взять еще Российский союз писателей, там, где Светлана Василенко, там еще больше, чем в двух наших организациях вместе взятых. В общем-то, порядка 9-ти союзов сейчас имеется.

И вот Евгений выбрал какой-то правильный, магистральный путь, создал писательскую организацию с очень ограниченным числом членов. И это хорошо. Зато здесь каждого писателя в Союзе пестуют. Я вот читал, что каждый писатель имеет право на публикацию в изданиях Союза. Это здорово. А у нас есть только газета «Московский литератор» и журнал «Поэзия». Но мы не можем при таком количестве членов дать авторам возможность полноценно публиковаться. Если какой-то автор встанет в очередь, то ему придется ждать 6 лет этой публикации. То есть, уже все неправильно. Поэтому я считаю, что будущее за такими мобильными союзами, которые могут писателям реально чем-то помочь.

Аплодисменты.

Текущее время 2 часа 4 минуты.

 

Евгений Степанов. Друзья! Недавно на Центральном телевидении, по-моему, на телеканале «Россия 2», вышел фильм, целая серия фильмов о людях с необычными способностями. И в частности, был создан фильм о Людмиле Осокиной, о нашей поэтессе и человеке с необычными возможностями организма. Людмила Осокина сегодня здесь присутствует. Люд, прочти стихи, пожалуйста!

 

Людмила Осокина идет к микрофону.

 

Евгений Степанов. Посмотрите! В Интернете есть этот фильм. Ну, Люда сейчас про фильм расскажет. Скажи, как он называется, какая там серия.

 

Людмила Осокина. Это называется «Иные», это серия документальных фильмов о людях со сверхспособностями, сюжет обо мне называется «Особая территория 1». Кстати, сегодня вечером идет очередная серия.

 

 

Евгений Степанов. Какой это канал?

 

Людмила Осокина. «Россия 2». Это спортивный канал, я попала на спортивный канал и не все там для меня прошло гладко, из-за этого я там с ними завела полемику. Но ничего, все равно фильм есть.

 

Евгений Степанов. Да, фильм есть.

 

Людмила Осокина. Да, но меня до этого снимали другие каналы: РЕН, ТНТ, НТВ, то есть, у меня много фильмов, это один из многих. На этом канале захотели подвести под чудесные вещи какую-то научную базу, а это не получилось.

 

Евгений Степанов. Люд, а ты можешь сказать, в чем эти особенности твои? В чем, собственно, сверхвозможности?

 

Людмила Осокина. Ну, бывают там люди-рентгены, бывают люди-магниты, а у меня такое свойство: мое тело не тонет в обычной пресной воде, причем во всех позициях. Ну, бывает, что люди не тонут в особой среде, в Мертвом море, допустим, а я вот именно в пресной воде. И проявилось это в середине жизни. Вот такие дела.

Ну ладно. Значит, я хочу сейчас представить не только себя, но и своего умершего мужа поэта Юрия Влодова, хотя бы одно стихотворение. Влодов умер в 2009-м году. В прошлом году было его 80-летие. И я издала его знаменитую книгу «Люди и боги». Вот, из этой книги я сейчас прочту.

 

 

* * *

Листва в Иудее опала,

Бездомье пришло и опала,

Вся крыша судьбы протекла...

 

Он молвил: «Послушай, Иуда! —

Теперь мне действительно худо, —

Рискни, приюти до тепла...

 

Мне худо, ты слышишь, Иуда?

Что далее — голод, простуда,

И может быть, даже — арест!..»

 

Иуда взмолился: «Учитель!

Ты — мученик наш и мучитель!

Спасенье для гения — крест!..»

 

Без лишних упреков и прений

Ушел успокоенный гений,

Убрел от людского тепла...

 

А зимней природы опала

Дождями и снегом опала...

Вся крыша судьбы протекла!..

 

Евгений Степанов. Очень сильное стихотворение.

 

Людмила Осокина. (Читает еще одно стихотворение Юрия Влодова, «Я думаю, Исус писал стихи...»)

 

* * *

Я думаю, Исус писал стихи.

Плел сети из волшебной чепухи...

А жизнь Христа — была душа поэта...

Иначе, как? откуда бы все это?..

 

В кругу слепых, болезненных племен

Он, как слепец, питал себя обманом...

И не был ли Иуда — графоманом? —

Неузнанным Сальери тех времен?..

 

02.09.05. Людмила Осокина. Ну вот, это Влодов.

 

Евгений Степанов. Ну, и знаменитые эти строчки прочти его, двустишие это, которое все знают.

 

Людмила Осокина. А, «Прошла зима, настало лето, спасибо партии за это!»

 

Евгений Степанов. Спасибо.

 

Людмила Осокина. Он был диссидентом, всю жизнь преследовался, и поэтому книги появились только в конце жизни. Кстати, здесь лежит одна — «На семи холмах», я ее положила для того, чтобы она лежала, чтобы видели, что вот у него есть книги и даже не обязательно, чтобы продавали, а чтобы просто лежала. Вот. Ну ладно.

Теперь представлю себя. У меня есть знаменитое стихотворение «Кофейная девушка»,  меня все сейчас называют именно так.

 

 

* * *

Я — кофейная девушка! Я — девушка-кофе!

Я бегу мимо вас в городской суматохе.

Мои волосы — мокко, изысканный мокко,

Но мне так одиноко, мне так одиноко.

Я — кофейная девушка с ароматом ванили,

Вы, наверно, меня еще не позабыли.

Я — кофейная фея в карамельной помаде.

Отыщите меня в городском звездопаде.

Я — конфетка ночная. Я медленно таю.

Вместе с кофе ночным в небеса улетаю.

А потом возвращаюсь с излюбленным мокко,

Чтобы не было так без меня одиноко.

 

Аплодисменты.

 

Голос из зала. Молодец!

 

Людмила Осокина. Еще одно о кофе я прочитаю.

 

* * *

Принесите мне кофе — изысканно-черный,

С черной магией ночи приготовьте его.

Я присяду за столик с этой чашкой бездонной

И, как будто бы спрячусь от всего, от всего.

Принесите мне кофе — изысканно-нежный,

С лунным образом в чашке и с россыпью звезд.

Я хочу насладиться горчинкой небрежной

До восторга в душе, до радостных слез!

Ну а если мне станет совсем одиноко,

И захочется неги таинственных стран,

Принесите мне кофе с ароматом Востока,

С легкой дымкой турецких заманчивых тайн...

 

Аплодисменты.

Текущее время 2 часа 11 минут 21 секунда.

 

Евгений Степанов. Спасибо! Спасибо, Люда! И за то, что ты пишешь стихи, и за то, что помогаешь всегда во всех делах, и за то, что сохраняешь память о своем, действительно замечательном, выдающемся муже.

Юрий Александрович Влодов для меня на самом деле был близким человеком. Когда я вернулся после 6-ти летнего отсутствия в Москву, пошел устраиваться на работу и пришел в «Московский комсомолец», то первый, кого я встретил там, был Влодов. Он тогда занимался такой рубрикой «Турнир поэтов», вот к нему я и пришел. Он стал опекать меня, как-то поддерживать, со всеми меня там знакомить. Он был человеком с уникальной биографией. О нем писали Солженицын, Сельвинский, Пастернак и многие другие. Он был племянником Мишки Япончика, знаменитого одесского представителя криминального мира. Он рано начал воровскую жизнь. Скитался по зонам там, в малолетке сидел. То есть это легендарная фигура. И писал замечательно, еще у него бизнес такой был (не знаю, можно ли про это говорить сегодня?): он писал стихи за всяких высокопоставленных номенклатурных фигур из литературного мира, писал и публиковался, получается, под чужими именами. Вот. А человек был предельно добрый, предельно щедрый. Помнится, группа была одна поэтическая, «Вертеп» называлась. Ну вот, он говорил мне, давай вот этих будем поддерживать, давай вот тех. Всем как-то помогал.

Царство ему небесное! Ну вот извините, это было маленькое лирическое отступление.

 

Текущее время 2 часа 13 минут 21 секунда.

 

Евгений Степанов. У нас сегодня присутствует поэт и переводчик, мой старший товарищ Юрий Алексеевич Арго. Юрий Алексеевич, прошу вас, тоже 2 стихотворения, пожалуйста! Юрий Алексеевич переводит классиков английской литературы, также свои стихи пишет и еще теорией литературы занимается.

 

Юрий Арго. Вопреки тому, что только что было сказано, у меня еще было намерение снова опуститься на почву прозы. Для поэта может быть это и выглядит необычно, но в этой книге есть предисловие: «Не люблю чужих предисловий, поэтому я пишу их сам, используя отрывки из собственных книг эссе. Что не попало в книгу эссе, то сгодилось в качестве предисловия к очередному поэтическому сборнику». И вот, вместо того, чтобы читать занудные свои стихи, я прочту вам несколько странных предисловий к книгам.

К самой последней книге. Эпиграф: «Три вещи, посильней, чем смерть: то сок лозы, и поцелуй, и лавр венца. Еще есть долгий день». Автор Эрнест Даулсон, английский поэт, декадент конца XIX века.

Теперь уже от собственного лица. «Жизнь похожа на прекрасную женщину, случайно заглянувшую к нам. Она сказала несколько ласковых и много значительных слов. Ослепила своим сиянием, овеяла драгоценным ароматом и что-то обронила вдруг. Пока мы ищем это нечто, она исчезает, оставив нас в непонимании цели и смысла ее прихода и ухода».

Текущее время 2 часа 26 минут.

 

Евгений Степанов. Еще одного нашего автора приглашаю к микрофону — Галину Богапеко! Пожалуйста, Галина!

 

Галина Богапеко выходит к микрофону и читает стихотворение «Моя душевная осень».

 

* * *

Вёсны проходят, и быстро приходит осень,

Как-то трезвее чувства и ясность мыслей...

Чудятся мне бесконечные дивные лоси,

Голые ветви и шорох летящих листьев...

 

Вот и настала моя душевная осень,

Здорово, что явилась она весной.

Не хочу казаться героем вовсе —

Слишком прекрасно с вами было друг мой...

 

Вы опять, как памятник здесь —

Посередине комнаты, молча,

Будто некуда больше сесть,

Взгляд вопросительный, неразговорчив...

 

Я надеюсь на милую осень,

Может образ ваш вместе с листьями

Сдует ветром!

И только лоси пусть останутся сердцем чистые...

 

Евгений Степанов. Спасибо! Спасибо огромное! Друзья! Ну, по-моему, у нас замечательный получился вечер. Я вас всех сердечно благодарю, что вы сюда сегодня пришли. Спасибо Центральному Дому литераторов!

Следите за нашей рекламой и на моем сайте, и на Фейсбуке. Вечера наши продолжаются.

 

ЦДЛ, 14 января 2014 года

Стенограмма

Запись и расшифровка Людмилы Осокиной

Вечер вел руководитель Союза Евгений Степанов

Общая продолжительность вечера 2 часа 30 минут.

Евгений Степанов — Президент Союза писателей ХХI века

Евгений Степанов. «Жанры и строфы современной русской поэзии...»
Поэтическая антология в 3-х томах. Презентация

Литературная гостиная Союза писателей XXI века. ЦДЛ, 7 ноября 2013

Литературная гостиная Союза писателей XXI века. ЦДЛ, 14 января 2014. Часть 1.

Литературная гостиная Союза писателей XXI века. ЦДЛ, 14 января 2014. Часть 2

Литературная гостиная Союза писателей XXI века. ЦДЛ, 2 ноября 2014

Литпроцесс:
Людмила Осокина
Нина Краснова

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com