ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Владимир СПЕКТОР


Владимир Спектор — коренной луганчанин. Считает, что Луганск — это «город хороших людей». Лауреат международных литературных премий имени Юрия Долгорукого и Николая Тихонова, премий имени Владимира Даля, Никиты Чернявского и Леонида Первомайского, руководитель Межрегионального Союза писателей и сопредседатель Конгресса литераторов Украины.

Стать писателем мечтал с детства. Однако, волею судьбы, окончил машиностроительный институт и после службы в армии 22 года проработал инженером — конструктором, ведущим конструктором на тепловозостроительном заводе. Автор 25 изобретений, член-корреспондент Транспортной академии Украины.

В 90-е годы получил возможность реализовать свои способности на радио и телевидении, где создал сотни авторских программ, став лауреатом региональных журналистских конкурсов.

Член Национального Союза журналистов Украины, главный редактор литературного сайта и альманаха «Свой вариант», научно-популярного журнала «Трансмаш». Автор 20 книг стихотворений и очерковой прозы. Член Исполкома Международного Сообщества Писательских Союзов и Президиума международного Литературного фонда.

Редактирует сайт «Свой вариант» Межрегионального союза писателей Украины http://mspu.org.ua/.

 

 

ВЛАДИМИР СПЕКТОР

«В ДЫХАНИИ ПРОСТРАНСТВА»

 

 

* * *

Тёплый ветер, как подарок с юга.

Посреди ненастья — добрый знак.

Как рукопожатье друга,

Как улыбка вдруг и просто так.

 

Жизнь теплей всего лишь на дыханье,

И длинней — всего лишь на него.

Облака — от встречи до прощанья,

И судьба. И больше ничего.

 

 

* * *

На рубеже весны и лета,

Когда прозрачны вечера,

Когда каштаны — как ракеты,

А жизнь внезапна, как игра,

 

Случайный дождь сквозь птичий гомон

Стреляет каплею в висок...

И счастье глохнет, как Бетховен,

И жизнь, как дождь, — наискосок.

 

 

* * *

У первых холодов — нестрашный вид —

В зелёных листьях притаилось лето.

И ощущенье осени парит,

Как голубь мира над планетой.

 

И синева раскрытого зрачка

Подобна синеве небесной.

И даже грусть пока ещё легка,

Как будто пёрышко над бездной.

 

 

* * *

Не изабелла, не мускат,

Чья гроздь — селекции отрада.

А просто — дикий виноград,

Изгой ухоженного сада.

 

Растёт, не ведая стыда,

И наливаясь терпким соком,

Ветвями тянется туда,

Где небо чисто и высоко.

 

 

* * *

Сквозняк вопросов, вакуум ответов...

«Зачем?», «Откуда?», «Почему?»

Как паутина, бабье лето

Летит, и холодно ему.

 

В особенности вечерами,

В особенности в звездопад.

Вопросы вечные: «Что с нами?»

Ответы — только наугад.

 

 

* * *

Природа танца — в танцах от природы.

Под ветром ива — будто балерина.

И человек под ветром несвободы

Податлив, как танцующая глина.

 

Но танец, растворимый, словно кофе,

У глины проявляет твердь гранита,

Когда любовь тождественна Голгофе,

И память пляской ветра не сокрыта.

 

 

* * *

Как живётся? — В контексте событий.

И, наверно, в контексте тревог,

Наслаждаясь луною в зените,

Как мерцаньем чарующих строк.

 

Как живётся? — С мечтой о Карраре,

Невзирая на то, что труха, —

Повсеместно, не только в амбаре.

И лишь шаг — от любви до греха...

 

Но, взрывая нелепые будни,

Прорываясь сквозь дни и века,

И сквозь слёзы — любовь неподсудна,

И, как стих, иногда высока.

 

 

* * *

Кому-то верит донна Анна.

Не год — который век подряд

Клубится память неустанно,

Мосты над временем горят.

 

Пренебрежительной ухмылкой

Опять оскален чей-то рот.

И вечность, как любовник пылкий,

Не отдаёт, а вновь берёт.

 

 

 

* * *

За всё приходится платить —

Судьбой, монетой, кровью...

Вопрос «Как быть или не быть?» —

Всегда у изголовья.

 

Не отрекаясь от грехов,

Любви, ошибок, боли,

На «Будь готов!» — «Всегда готов!»

Твержу, как раньше, в школе.

 

 

* * *

Грушка уже зацвела,

И нет тополиного пуха...

И кажется: «Что там дела!»

И кажется: «Что там разруха!»

 

Бери не за деньги — за так

Всё то, что за деньги не купишь...

Ведь там, в небесах, — не пятак,

И не пламенеющий кукиш.

 

 

* * *

И, в самом деле, всё могло быть хуже. —

Мы живы, невзирая на эпоху.

И даже голубь, словно ангел, кружит,

Как будто подтверждая: «Всё — не плохо».

 

Хотя судьба ведёт свой счёт потерям,

Где голубь предстаёт воздушным змеем...

В то, что могло быть хуже — твёрдо верю.

А в лучшее мне верится труднее.

 

 

* * *

Цветущей изгороди аромат,

Манящий и родной...

Нет, это — не вишнёвый сад.

Но это — город мой.

 

Случайных встреч, удач, разлук —

Считать охоты нет,

Когда сквозь изгородь, как друг,

Струится белый свет

 

 

* * *

Среди чёрных и белых —

Расскажи мне, какого ты цвета...

Среди слова и дела,

Среди честных и лживых ответов

 

Проявляются лица,

И — по белому чёрным скрижали.

Время памяти длится,

Время совести? Вот уж, едва ли...

 

 

* * *

Открыта в комнату воспоминаний дверь,

Хотя скрипит и поддаётся туго...

Не списки кораблей — находок и потерь —

Зовут, перекликаются друг с другом...

 

Тугие паруса и ветер молодой,

Солёный привкус встреч и расставаний...

И память, что наполнена живой водой,

Не делит взмах — на «поздний или ранний».

 

Где похвалы бутон, а где угрозы плеть —

Не разберёшь, не сыщешь пятый угол...

И нелегко понять, тем более смотреть,

Как за любовью мрак идёт по кругу.

 

 

* * *

От «жизни-лайт» до «жизни-форте» —

Всего лишь миг, а, может, год.

Ответ — в пространстве и в аорте,

Где слов никто не разберёт.

 

Ответ — и в будущем, и в прошлом, —

Живым и тем, кого уж нет,

Кто тоже думал: «Всё возможно»,

Любовью поглощая свет.

 

 

* * *

Где-то память рождает день,

Тень от солнца пронзает свет.

И шагает священник Мень,

И конца расстоянию нет.

 

Забывая о том, что мгла

Вслед за днём по пятам идёт,

Даль, как песня в душе, светла

А душа и сквозь плач — поёт.

 

 

* * *

От возраста находок вдалеке

Я привыкаю к возрасту потерь.

И где «пятёрки» были в дневнике,

Пробелы появляются теперь.

 

А я в душе — всё тот же ученик.

Учу урок, да не идёт он впрок.

Хоть, кажется, уже почти привык

К тому, что чаще стал звонить звонок.

Окончание

Стихи — ОчеркиИнтервью

Купить аналог картриджей Epson в офисе.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com