ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Александра СМИРНОВА


 

КОРОЛЬ СВЕТОТЕНИ

(цикл)

 

I.

 

Мчались счастливые наперерез,

Мыслили трезво —

Выпал бы только полегче крест,

Чтобы не треснул,

Не надломился бы хрупкий хребет...

Мне — не ручаться;

Слишком желанна тоска по тебе,

Жуткое счастье!

Нет у меня ни креста, ни хребта —

Праведен гнев ли?

Господи, если я стану роптать —

Только не внемли.

 

II.

 

В изгибе — гибельные губы,

Бессильна беспробудность Будды.

«Забудет в будущем, загубит,

Загубит будущность, забудет».

Взгляд. Голубые очи — горечь,

И чад отчаяния — в чёрных...

“Do not forbid me, you immoral,

Do not forget me, you immortal.”

 

III.

 

Король, король в лучезарных одеждах,

Да как посмела тебе предстать

Цинично-грубая неизбежность

И жадно блестевший скелет моста?

В безумной фантазии был ты соткан

Небесным светом и облачной мглой,

А мир облёк тебя — странный, жестокий —

В кипящую кровь и горячую плоть.

И жадно дороги чужих бер-линий

Впитали запах пьянящих трав,

Жасмина грешность, горечь полыни...

Великодушный аристократ,

Внезапно сменивший piano на forte,

Ничтожное нечто — на дальнюю даль!

Дрожала в судорогах платформа,

В грохочущем рёве тряслись поезда.

Кругом был гомон, и гул, и скрежет,

И мутная грязь, и грязная муть,

Король, король в лучезарных одеждах,

Зачем ты явился здесь...

                                              И кому?

 

IV.

 

Но... как же я расскажу-то?

Твой дар безмерно роскошен,

С трудом опомнившись, жутко

Касаться волшебной кожи

Оттенка кремовой розы

И горечи поражений,

И, робко целуя воздух,

Дыханием не зажечь бы.

Плывёт в дыму никотина

И дымке бессонно-мутной

Неведомая квартира

В большое светлое утро.

По стенам солнце разлито,

Твой дар безмерно роскошен,

И жажда неумолима,

И высказать — невозможно...

 

V.

 

Будь моей гибелью, ангел ада,

Август — агонией!

Горькая гордость сгорала за день,

Плавилась голодом.

Белые крылья забрызгало грязью

Смрадное, серое.

Разве могла спасти тебя? Разве

Было спасение?

Там, на земле, оставалось вязнуть

В липком бессилии...

Но для того, чтобы сбросить наземь,

И возносил меня.

 

VI.

 

Cкоро, скоро бледной поганкой

Смутный диск вверху расползётся.

Нам ещё глотать пропаганду —

Не забудь, как сияло солнце.

Нам останется липкий слепок,

На прощание — отпечаток.

Мы прозреем — или ослепнем;

Не забудь, как сияло счастье.

Крылья режутся — или кокон

Давит сумрачной паутиной?

Раскрывают двери и окна

Те, с кем дальше не по пути нам,

И выводят грамотный concept,

И, стреножив, холят Пегаса...

Не забудь, как сияло солнце,

Даже если оно погасло.

 1    2    3    4

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com