ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Дмитрий СИРОТИН


Золотой лауреат Международного конкурса
«Национальная литературная премия «Золотое перо Руси» — 2012

Об авторе

РАССКАЗЫ ДЛЯ ДЕТЕЙ И РОДИТЕЛЕЙ

САМЫЙ БОЛЬШОЙ АБРИКОС
цикл рассказов
Сыну

Бедненький Тюбик

 

Началось с того, что мама пообещала мне плеер. Когда у папы будет зарплата. А зарплата у папы маленькая. А у мамы еще меньше. Вот получили они зарплату, а тут на мамину работу какие-то тетки принесли платья продавать. И маме одно платье очень-очень понравилось. Но оно у тех теток было только одно. Мама испугалась, что, если она такое замечательное платье сейчас не купит, то больше не купит никогда. Она его купила. И опять деньги только на еду остались, а на мой плеер — нет. Так уж получилось. Но я об этом не знал. Это мне папа вечером нечаянно рассказал.

Я ему говорю: «Пап, представляешь, мы с мамой завтра мне плеер пойдем покупать! У вас же зарплата!» А папа недовольный ходил, потому что наши опять кому-то проиграли, и говорит: «Какой там плеер, она ж себе платье купила!»

Тогда я очень обиделся, чуть не заплакал, пошел к маме и говорю: «Мама, как же так? Ты же обещала плеер, а сама платье себе!» А мама почему-то вдруг тоже обиделась и чуть не заплакала, и говорит: «Я что, не имею права раз в десять лет себе нормальное платье купить? Я что, не заработала?» Я испугался и стал ее успокаивать: «Заработала, — говорю, — конечно, заработала!» А она дальше кричит: «Это кто тебе вообще про платье сказал?!» Ну, я же честный человек. Я и отвечаю: «Папа…»

Тут мама как побежит на кухню, где папа ужинал, как на него раскричится: «Ты что ребенка против меня настраиваешь?! Зачем про платье сказал?! Теперь, мол, мама виновата! Конечно! А если б папочка зарабатывал бы как следует, хватило бы и мне на платье, и Женьке на плеер!»

Папа очень не любит, когда его от ужина отрывают. Тем более наши-то проиграли. Тем более он же не виноват, что мало зарабатывает. Поэтому он совсем разозлился, выскочил из кухни и ко мне:

— Женька, ты ж думай что говоришь и кому говоришь! — кричит. — Теперь вот и я виноват!

Я совсем перепугался и убежал от папы в спальню. И залез там под кровать. А под кроватью спал наш кот Тюбик. Он всегда под кроватью спит. И он не ожидал, наверное, что там еще кто-нибудь ляжет. Да еще так неожиданно. Он от страха как мявкнет, как выскочит из-под кровати — хвост распушил и давай носиться по спальне. А потом на шкаф запрыгнул. А тут в спальню папа зачем-то забежал. Может, за ним мама гналась. А может, он меня искал, чтоб еще поорать. Не знаю. А Тюбик в этот момент не удержался на шкафу и, дико мяукая, свалился папе на голову! Папа как завопит:

— Тюбик, так растак, чтоб тебе пусто было!!!

И выскочил из спальни.

А Тюбик на полу притаился ни жив ни мертв.

Я тогда осторожно, чтоб его совсем до смерти не напугать, вылез из-под кровати. И стал Тюбика утешать. За ушком ему почесал. По спинке погладил. «Бедненький Тюбик, — говорю, — несчастненький…» Тюбик потихоньку успокоился и полез под кровать — спать дальше.

 

А я стал ждать следующей папиной зарплаты.

 

 

Наказание без преступления

 

Мы с мамой и Веркой приехали в гости к тёте Марианне: это мамина двоюродная сестра. Она живёт в Москве в большой-пребольшой квартире. Одна-одинёшенька. Если не считать глупого кота Григория: тётя Марианна его для мышей завела. То есть наоборот: от мышей…

В одной комнате тётя поселила нас. А в другую, свою, строго-настрого запретила заходить! И конечно, первым же утром, как только тётя ушла на работу, мы с Веркой сразу побежали в её комнату. Потому что если нельзя заходить — значит, там что-то очень интересное!

Там и вправду было много интересного. Шкаф. Стол. Гитара. Страшная деревянная морда на стенке. Чучело совы. Чёрно-белая фотография тёти Марианны в молодости с каким-то усатым дядькой, и подпись под дядькой: «Маруся, люблю!»

Но самым интересным было стеклянное яйцо на столе. Оно было раскрашено в яркие-яркие краски, такие яркие, что даже глаза резало. Весёлое, сверкающее, красно-сине-зелёное! Мы сразу поняли, что тётя Марианна боялась именно за это яйцо. Потому и нас в комнату не пускала. Будто мы маленькие, не понимаем, что с такими вещами надо осторожно обращаться! Обидно даже!

Мы только немножко постояли и повосхищались этим чудесным яйцом. А как оно упало со стола и разбилось — честное слово, понятия не имеем!

Это ещё повезло, что я очень сметливый (так мне все учителя говорят). Я попросил:

— Сбегай, Верка, на кухню. Возьми у тёти Марианны из холодильника яйцо. Хоть и не стеклянное, а лучше, чем ничего! А я пока краски поищу. Раскрасим яйцо, как было, тётя и не заметит!

Верка побежала за яйцом, а я стал искать краски. На столе нет. На шкафу нет. В гитаре — пусто. Деревянная морда тоже ничего про краски не знает. И чучело совы. И усатый дядька на фотографии…Всю комнату вверх дном перевернул. Но всё-таки нашёл, потому что я очень находчивый, так все учителя говорят. Краски лежали в ящике стола. Большая красивая коробка. Вот бы мне такую!

А тут и Верка прибежала. С яйцом, но грустная. Чуть не плачет. Она, оказывается, пока яйцо в холодильнике искала, пакет опрокинула.

Я спрашиваю:

— Что за пакет?

Она тянет:

— С тра-а-авкой… Пахнет ещё так невкусно…

Я говорю:

— Ну и ладно! Чего ревёшь, глупая? Главное, яйцо нашлось! Давай сюда скорей, будем красить!

Набрал я в ванной воды для красок.

А травка рассыпанная оказалась валерьянкой. И кот Григорий очень этому обрадовался. Мы ещё даже красить не начали, а он из кухни как заорёт весело!

Ну, думаю, сейчас мама проснётся! Сунул Верке яйцо и краски и побежал на кухню, Григория успокаивать.

Но я очень торопился и потому наступил прямо на разбитое яйцо. Хоть и в тапочках, а больно! Заскакал по коридору. А Григорий, наверное, подумал, что я мышь. Как выпрыгнет на меня из кухни, как завопит радостно! А прыгал он, судя по всему, с посудного шкафа, потому что слышу: «Бдыжжжь!Дзынннь! Бдыжжжжь! Дзынннь!»… Грохот!

Тут мама в соседней комнате почему-то проснулась:

— Дети, у вас всё хорошо?

Я Григория отдираю, а сам кричу в ответ:

— Да, мамочка, всё в порядке!

Действительно: ничего же не случилось! Правда, Верка второе яйцо разбила и краски уронила. А потом ещё воду разлила. Потому что очень шума испугалась. Ну девчонка, что с неё взять?

Но мама не поверила, что у нас всё хорошо, встала и побежала выяснять, в чём дело. И конечно, поскользнулась на разлитой воде и попала ногой в краски. И стала кричать: «Кто это сделал?!»

Верка испугалась и спряталась в шкаф. А кот Григорий совсем от валерьянки обезумел и решил, что теперь мышь — это Верка. Как заголосит, как бросится на шкаф!

Тут со стенки упала страшная деревянная морда. И прямо на Григория! Григорий подумал, что его убивают, и кинулся спасаться на шторы. И конечно, рухнул вместе с карнизом. Потому что когти у него крепкие. А шторы, наверное, и без того еле держались. Так что всё правильно…

Стали мы думать, что теперь делать. И решили потихоньку выбросить и краски, и скорлупки в мусоропровод. А потом поскорей разобраться с разбитой посудой и рассыпанной валерьянкой. Пока тётя Марианна с работы не вернулась.

Ну скорлупки и краски выкинули. А с валерьянкой и разбираться не пришлось: Григорий её по всей квартире разметал. Правда, половина посуды действительно разбилась. Зато другая половина целой осталась, и это главное.

К вечеру мы очень даже чистенько всё убрали. И тётя Марианна, когда пришла с работы, долго нас хвалила. А потом призналась:

— А я ведь, помощнички, вам подарки приготовила!

И побежала в свою комнату. И долго её не было. Наконец выходит озадаченная и говорит:

— Ничего не понимаю. Матвею с Верой замечательные краски купила. Тебе, Тася, «яйцо счастья». И где это всё?

Мама большие глаза сделала и стала нам с Веркой подмигивать. Я удивился и спрашиваю:

— Мам, ты чего подмигиваешь?

Вдруг Верка руками всплеснула и закричала:

— Это мы, наверное, свои подарки в мусоропровод выбросили!

Ну девчонка — что с неё взять?

Тётя Марианна сначала покраснела, потом побледнела, потом вовсе неожиданно позеленела! Надо же. А я и не знал, что она так умеет! Я людей со сверхспособностями очень уважаю! Я сразу спросил:

— Тётя Марианна, а вы ушами двигать умеете?

И Верка ещё добавила:

— А языком достать до носа сможете? А меня научите?

Но, посмотрев на маму, я понял, что зря мы это спросили. Надо было спасать положение. Это ещё повезло, что я палочка-выручалочка. Я вообще-то находчивый, так все учителя говорят.

Надо было утешить тётю Марианну. Сделать ей что-нибудь приятное— приятное. И я решил пойти и раскрасить чёрно-белую фотографию, где она с усатым дядькой. Фотография наверняка очень для неё важна, раз она её на стол поставила!

Красок уже не было. Но, по счастью, я с собой в дорогу цветные фломастеры взял. Потому что у меня талант к рисованию. Так все учителя говорят…

Очень красиво получилось! Усы у дядьки стали синими, глаза оранжевыми, уши зелёными, пиджак жёлтым в фиолетовую полосочку. Ну, а тётю Марианну я решил всю красной сделать, чтоб красивее было. А надпись «Маруся, люблю!» закрасил чёрным, чтоб её вообще не было видно: больно кривая, всю картину портила.

Тут Верка из кухни пришла и давай на гитаре бренчать. А гитара, конечно, была очень старой. И поэтому на ней три струны сразу лопнули.

А в общем всё было спокойно. Единственная загадка: как чучело совы из окна выпало? Вот это действительно непонятно. Даже мне с моими способностями пока не удалось выяснить…

А теперь мы с Веркой наказанные сидим и даже в зоопарк не поедем. За что, спрашивается?!

 

 

Сказка на ночь

 

— Бабушка, расскажи мне сказку!

— Какую сказку, Мишенька? Про Курочку Рябу или про Колобка? А то давай «Репку»?

— Не-а, баб, лучше про Бэтмена!

— Господи! Что ещё за Бэтмен такой?!

— Как «кто такой»?! Это же супергерой, человек-летучая мышь! Крутейший чувачок!

— Да? Надо же… А я про него сказок не знаю…

— У-у-у, бабуль…

— Ну ладно, ладно, слушай, горе ты моё луковое! Жил да был этот твой…как его…

— Бэтмен!

— Он самый. Посадил Бэтмен репку…

— Какую репку? Ты что, бабуля?! Зачем Бэтмену репки сажать? Он преступников сажает!

— Милиционер, что ли?

— Что-то вроде того, только добрый и с крыльями. Ловит разных бандитов! Пуф! Паф!!

— Ну ладно, ладно, разбуркался — не заснёшь… Давай ручки под щёчку — и дальше слушай.

— Ага!

— Ну вот. Посадил, стало быть, Бэтмен бандита. Вырос бандит большой-пребольшой… Стал Бэтмен его из земли тянуть. Тянет-потянет, а вытянуть не может.

— Ты что, бабуль? Бэтмен же супермен! Силач! Как же он бандита вытянуть не может?

— Как-как! Шибко глубоко посадил — и вот результат. В общем, делать нечего, позвал Бэтмен бабку…

— Ха-ха-ха, какую ещё бабку?! Ему теперь другой супергерой нужен на подмогу! Терминатор, например!

— Бог с тобой, Тем… Темр… Терминатор так Терминатор! Чем бы дитё не тешилось… Вот, значит, Терминатор за Бэтмена, Бэтмен за репку… тьфу ты, за бандита… Тянут-потянут — а вытянуть не могут!

— Ха, слабачки!

— Да. Видно, мало каши кушали. Позвал тогда Тем… Трям… Трюминатор Жучку!

— Ха-ха-ха! Терминатор?! Жучку?!

— Чем тебе Жучка-то не супергерой?

— Ну, баб, ты не понимаешь… Вот Шрек — совсем другое дело!

— Мать честная, а это кто?!

— О, бабуль, это такой наикрутейший зелёный парниша!

— Наплодят нечисти, а дитё потом с ума сходит… Ладно уж. Давай по порядку, а то бабушка старенькая, могёт и запутаться. Значится, Шрек за Терминатора, Терминатор за Бэтмена, Бэтмен за бандита, тянут-потянут — а вытянуть не могут! Позвал Шрек Мурку…

— Мурку?! Да ты что, бабусь? Тут без Спайдермена не обойтись!

— Ой, лишенько, лишенько! Это ещё что за зверь?

— Бабуль, ну ты что, английский в школе не учила? Спайдермен — это Человек-паук! Давай я сам дальше расскажу, а то ты ничего не понимаешь! Ну смотри. Спайдермен за Шрека, Шрек за Терминатора, Терминатор за Бэтмена, Бэтмен за бандита, тянут-потянут — а вытянуть не могут! Ну, значит, без Годзиллы не обойтись! Позвали Годзиллу! Бум! Бах! Трах!! Деревня в руинах — Годзилла пришёл! Теперь Годзилла за Спайдермена, Спайдермен за Шрека, Шрек за Терминатора, Терминатор за Бэтмена, Бэтмен за бандита — тянут-потянут — и…. вытянули бандита! Ура! Браво, супергерои! О майн гот, это было нелегко! Бэтмен форевер! И Терминатор тоже! Годзилла — два раза форевер! Бабуль, кстати, а зачем они бандита-то вытягивали? А, бабуль?

— Хр-р-р-р…

— Бабуля!

— Хр-р-р-р…

— БАБУЛЯ-А-А-!!!

— А-а-а! Что?! Куда?! Зачем?! Кто здесь?!

— Это я, твой любимый внук Миша. Я только хотел спросить: зачем они бандита вытягивали?

— Какого бандита? Кто вытягивал?

— У-у, бабуль. Совсем ты у меня старенькая. Спи уж, а я тебе колыбельную спою.

 

Баю-баю-баюшки-баю,

Не ложися на краю.

А не то придёт Кинг-Конг

Поиграть тобой в пинг-понг!

 

— Хр-р-р…

— Ну вот. Заснула наконец, горе моё луковое… Теперь можно и в компьютер поиграть!

 

 

Сказка про ёжика

 

Я решил стать писателем, и для начала сочинить сказку про ёжика. Почему про ёжика? А я его летом на даче видел. Хорошенький такой, маленький, кругленький. И со всех сторон иголки. Не поймёшь, где лицо, где наоборот.

Вот про этого чудесного зверя я и решил написать.

Взял чистую тетрадку, ручку, сел и начал:

«Жил-был ёжик…»

Тут с улицы как заорут: «Матвее-е-е-ей!»

Я к окну подбежал, а там Витька с мячом стоит.

— Матвее-ей, — кричит, — выходи в хоккей играть!

Я говорю:

— А зачем тебе мяч, если в хоккей?

Он кричит:

— А затем, что хоккей с мячом!

Я говорю:

— А-а-а! Извини, Витька, не могу.

— Почему-у-у-у? — орёт.

— Ты не ори, — говорю, — я тебя и так хорошо слышу.

— А я тебя не-е-е-т! — кричит Витька. — Говори громче-е-е!

Я тогда в ответ как заору:

— Не могу-у-у, Витька, я сказку пишу-у-у!

— Какую ска-а-азку? — удивлённо кричит Витька.

— Про ё-о-ожика-а-а-а!!! — ору я в ответ.

Тут с верхнего этажа кто-то как завопит:

— А ну замолчали оба! А то сейчас милицию вызову — будет вам и ёжик, и зайчик, и нинзя-черепашка!

— Ух ты! — обрадовался Витька. — Неужели правда нинзя-черепашка будет?!

Но сверху ничего на это не ответили, только форточкой хлопнули.

Витька обиделся и ушёл.

А я сел дальше сказку писать.

«Жил-был ёжик…»

Но тут мама пришла, Верку из детского сада привела. Вот же дал Бог сестру младшую: от горшка два вершка, а туда же — не даёт человеку работать!

Мама на кухню — обед готовить, а Верка ко мне:

— Что делаешь, Мотя?

Я ей так вежливо говорю:

— Отвяжись, а?

А она не унимается:

— Мотя, ну что ты делаешь, ну что?!

Я разозлился и говорю:

— В хоккей с мячом играю!

Верка глазами хлоп-хлоп, а потом как захохочет:

— Не-ет, врёшь ты всё! Ты буковки пишешь!

— А если видишь, чего спрашиваешь? — огрызаюсь я. — Не мешай! Пойди вон, сложи из кубиков слово какое-нибудь!

— Какое? — спрашивает Верка.

— Ну, не знаю… Индустриализация!

Верка опять глазами хлоп-хлоп, а потом спрашивает:

— Мотя, а что это такое «индузация»?!

Я кричу:

— Понятия не имею! Сложишь, а там разберёмся!

Пошла Верка в другую комнату, и скоро оттуда тррррах-та-ра-рах! Кубики, значит, из коробки вывалила. Ну, пока она «индустриализацию» соберёт, может, успею сказку написать…

Итак, «Жил-был ёжик…»

— Моть, а Моть!

Тьфу ты! Опять Верка!

— Мотя, я забыла, какое слово собирать!

А я уже и сам забыл… Вот же…

— Моть, давай лучше в прятки поиграем!

— Какие прятки?! Ты что, не видишь, что я занят?!

— Матвей, не обижай сестру! — это уже мама из кухни.

— Ладно, — говорю. — Что с тобой делать? Прятки так прятки. Давай прячься, буду тебя искать.

Верка обрадовалась и побежала в другую комнату — под кресло прятаться.

Ну, ладно. На чём это я остановился? Да. «Жил-был ёжик…»

Тут ключ в замке поворачивается. Значит, папа с работы идёт.

— Привет, семья!

— Привет, пап!

— Чего, Матвей, делаешь?

— Сказку пишу.

— Да ну?! Про кого?

— Про ёжика… Пап, не мешай.

— Ладно-ладно. Не буду, так сказать, отпугивать вашу музу, молодой человек… Эх, чего у нас сегодня по ящику? — и как врубит телевизор на полную катушку! А там ничего особенного, всё как обычно: по первому каналу Алла Пугачёва. По второму Максим Галкин. По третьему опять Алла Пугачёва. По четвёртому опять Максим Галкин. И так они вдвоём по всем каналам.

Папа щёлкал, щёлкал пультом и разозлился:

— Да что ж такое, двадцать каналов, а посмотреть нечего! Вдруг щёлкнул, а на экране — чудо! — ни Пугачёвой, ни Галкина! Лес шумит, птички поют, домик какой-то…

Папа обрадовался, говорит:

— Ну, хоть природой полюбуюсь...

И вдруг на фоне домика появляется тётенька, вся длинноволосая и раскрашенная, и радостно так заявляет:

—Вас приветствует телепроект «Дом одиноких сердец»!

Папа как подскочит, как запустит тапком в телевизор, как раскричится…

«Жил-был ёжик…» — одной рукой пишу, а другой пытаюсь заткнуть себе оба уха.

Вдруг Верка из соседней комнаты заныла:

— Мо-о-отя! Ну когда же ты меня найдёшь? Я тут под креслом скоро с голоду помру!

Мама из кухни раздражённо:

— Матвей, ну сколько тебе говорить — не обижай сестру! Накажу!

Папа у телевизора:

— Погибели на вас нет с вашим телепроектом!

Витька с улицы:

— Матвее-е-й, ну выходи играть в мяч с хоккеем! Ой, то есть, в хоккей с мячом! Дался тебе этот ёжи-и-и-ик!!!

Сосед сверху:

— Что?! Опять про ёжика?! Всё, вызываю милицию!

«Жил-был ёжик…» в десятый раз написал я, вздохнул и закрыл тетрадку. М-да. Короткая сказка получилась. И глупая какая-то.

Видно, нет у меня способностей к литературе. Не быть мне писателем…Ну и ладно! И без меня писателей хватает. Пойду вон лучше к Витьке, в хяч с моккеем играть… Ой, то есть, в мяч с хоккеем… Ой, то есть, в хоккей с мячом! Только Верку сначала найду под креслом, а то опять маме на меня нажалуется: будет мне тогда и ёжик, и нинзя-черепашка…

Рассказы для детей и родителей
 1    2    3    4  
 5    6    7    8    9    10    11

Весь мир — театр. Повесть

Стихи для детей и родителейЛирика и юмор

Об авторе

Альманах 1-09. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,8 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Сможете узнать продукты с высоким содержанием кальция с food-and-food.com.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com