ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Дмитрий СИРОТИН


Окончание поэмы. Начало.

 

5.

 

Так иногда

            хочется

                    бросить всё и рвануть в Саратов!

Погулять по берегу Волги,

                             и в Энгельс уйти по мосту...

Помнишь, как мы там искали

                                дом на Самарской улице,

Где родился ты и не думал,

                                 что потом увезут в Воркуту?

 

...Ты даже не знал, что бывают

                                   снежный август, июньская вьюга,

Но рос там и встретил маму,

                                        и сын родился у вас.

Потом вы расстались — бывает!

                                Ты вернулся на Волгу — бывает!

А сын с заметенных окон

                                   не сводил тоскующих глаз.

 

И вот через четверть века

                                с ним по Энгельсу ходите-бродите:

Куда же пропала Самарская?

                                 Жаль, не был здесь столько лет! 

И вы начинаете спрашивать

                                   смущенно у редких прохожих,

Но они сговорились будто бы:

                                   «Этой улицы в городе нет!»

 

И там, где в песок горячий

                                  носами тычутся лодки,

Стоите, вконец растерявшись,

                                   город пройдя до конца,

И солнце лучами гладит

                                 к теплу не привыкшего сына,

И волны бьются устало,

                                  как сердце его отца...

 

Так иногда хочется

                         бросить всё и рвануть в Саратов!

Но всё это сказки — которые

                              твой внук сочинял не раз...

        Он очень похож на деда,

                           особенно — вечерами,

Когда с заметенных окон

                        не сводит тоскующих глаз.

 

 

6.

 

И что остается делать

                     в моем добровольном изгнаньи?

Ловить разноцветных бабочек —

                     детские воспоминанья,

Чтобы в строчках они,

                            как в сачке,

                                  трепетали тоскливо —

В этих строчках,

                таких непричесанных и неумытых...

Не держу,

           отпускаю!

                Летите,

                    родные,

                          счастливо!

В хороводе прощальном

                   разок промелькните

                         у мрачного скита:

Потеплеет,

            затерян

                     в пустыне

                             нетающих льдов...

 

                                 2007

 

 

 

 

ВОРКУТИНСКИЙ МАЙ

 

Прекрасен вид

из моего окна:

ГПТУ,

помойка

и луна.

И грязный снег —

чудовищною рыбой,

И высоты седая пелена,

И редкий мох,

как редкое «спасибо»

за то, что не сбежали...

(А могли бы!)

 

Скромна

на Крайнем Севере весна!

 

 

 

* * *

 

Ходят по шару земному

Люди, которых нет.

То есть — они исчезнут

Всего через сотню лет!

 

Что там десять десятков

Для Вечности? Пустяки!

А люди воюют и плачут,

И вешаются, дураки...

 

 

 

АВГУСТ

 

В стае «куплю-меняю»

По экрану бежит всё лето:

«Найден белый котенок

С глазами разного цвета.

 

Хозяина ждет, тоскует,

Даже не пьет молока!

Справки по телефону...»

Вот такая строка.

 

Лето уже на исходе.

Хозяина нет и нет...

Да разве котята скучают

По людям? Ей-богу, бред!

 

Скучает — только собака,

А кошка — непостоянна!..

Но вновь появляется строчка

Поверх кутерьмы экранной.

 

...Август снега на город

Швырнул привычным движеньем,

И я позвонил по номеру,

Указанному в объявленьи.

 

Спросил (для чего — не знаю...),

Прослушав гудков оперетту:

«Ну, как там белый котенок

С глазами разного цвета?»

 

В трубке молчали долго,

После — всхлипнули звонко:

«Хозяин, Вы опоздали,

Не стало вчера котенка.

 

Не ел ничего, глупый,

В углу сидел «никакой»...

Сегодня вечером снимем

Объявленье бегущей строкой».

 

И вот теперь размышляю:

А может, хозяина не было?

С чего эти люди решили,

Что котенок о нём тосковал?

 

Может, просто по жизни

Печален он был или болен?

Я мог бы назваться хозяином,

Пришел бы за ним, забрал...

 

Но в домишке худом навряд ли

Я б разноглазого спас,

К тому же наша Алиса

Чужаку проходу не даст:

 

Такая сердитая кошка —

Пальца в пасть не клади!

Тогда бы насильственной смертью

Умер бедняга, поди...

 

Темнеют холодные ночи,

Метели завоют скоро,

А отопление включат

Только ко Дню шахтера.

 

Я под тремя одеялами

Усну на часок до рассвета,

И приснится мне белый котенок

С глазами разного цвета...

 

 

 

ПРЕДВЫБОРНЫЙ ВАЛЬС

 

Воркутинская старушка

В кухне грязной, темной, узкой

Под холодный крепкий кофе

Не спеша вдыхает дым...

Воркутинская старушка,

По сравненью с петербургской,

К сожалению, поэтом

Не воспета ни одним.

 

Джентльмены деловые

Делят город, как конфету,

От обиды и от боли

Горько плачет мерзлота...

А старушка — та привыкла:

Все мечты давно отпеты,

И, кого б народ ни выбрал, —

Ей не светит ни черта!

 

И опять полярной ночью

Ей пригрезится Полтава:

Вот на родину б вернуться,

Да в родную землю лечь!

Но старушке воркутинской

На билеты не хватает,

И границу без инфаркта

Не сумеет пересечь...

 1    2    3    4    5    6    7    8     9    10    11    12    13

Лирика и юмор — Стихи для детей и родителейКрупная прозаРассказы

кардиотокография при беременности

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com