ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Дмитрий СИРОТИН


Об авторе. Новые стихи

 

 

ДЕТСТВО

Маленькая поэма

 

1.

 

Счастье, думаю, излишне

Скрупулезно рифмовать...

Детство — это Украина,

А точнее — Кременчуг:

 

Город знойного покоя

И шумящих тополей,

Солнца, что не позволяло

По утрам открыть глаза...

 

И все чаще, снежный человечек,

Я бреду ловить воспоминанья,

К прошлому почтительней с годами

(К будущему, жаль, наоборот!)...

Дом. Квартира восемьдесят восемь.

Оплетенный диким виноградом,

Наш подъезд — второй от водокачки —

Синяя скамейка стережет.

 

Дядя Петя с отвращеньем

Травку шлангом умывает:

Нынче очередь поливки

Добралась и до него...

Я спешу через дорогу

С новым мячиком на нитке

На заветную площадку

Лета-детства моего.

 

Там — песок, и горка как ракета,

И качели (я их не боялся!),

А еще — космический корабль

(Преогромный стол для домино!).

С корабля — прыжок в открытый космос,

Носом — бух в песок! И с диким ревом

К бабушке, домой, а та ворчливо:

«В Воркуту отправлю, решено!

 

Опять как чушка с головы до ног!

По всей квартире из тебя песок!

 

Опять придется мыть в семи водах!»

...В каких «семи»?! Горячей даже нету!

Я в ледяной, на личный риск и страх,

Слепой от мыла, стукаюсь о кран

И тороплюсь вернуться «на планету»:

Там ждет меня десяток «марсиан»...

 

День украинский

                       вечнозеленый,

Пух тополей,

                  шелковица,

                               стрекозы,

Над головами

                    деревьев

                                щурится

Солнца

            оранжевый

                            шар!

 

 

2.

        

— Ну, можно еще?

Ну — хоть часок?!

Ох уж взрослые эти:

Нельзя, мол, в воду

                     надолго детям,

Старших

             обязан слушать!..

Речка, до завтра!

                   Грущу на суше,

И капли

        с волос

              улетают

                      в песок

Прохладные капли,

            прохладные точки

                       ложатся

                           в горячий

                                 песок...

 

 

3.

 

В нашем доме часто хоронили.

Я немел от первого аккорда

Вечного шопеновского плача,

К окнам, очарованный, спешил —

Ждать, когда под ними, словно знамя,

Пронесут покойника, и мерно

Головы опущенные будут

Маршу в такт качаться от души.

 

В нашем доме часто хоронили.

Кто был жив — распахивали рамы,

Жадно и пугливо наблюдая,

Как и я, за чьей-нибудь бедой...

К смерти интерес неистребимый 

У людей, особенно — к чужой.

 

Я знал, мои родные тоже смертны:

Придет пора — и окнам на потеху

Их тоже понесут... И все сбылось —

Так скоро, как боялся и представить...

Но там, где я ловлю воспоминанья,

Они еще — все живы. Живы — все.

 

 

4.

 

Шум, гам... В Воркуте,

                               как обычно, зима,

А Леха родился к тому же еще

Незадолго

                до Нового года.

С утра тридцать первого

                                      декабря

В нашем квадрате

                         «хрущобы» не зря

Такая куча народа!

 

Родные, знакомые —

                         кто разберет?

Отметили Леху

                       и Новый год,

Заснули сыто и пьяно...

                                    Большинство — на полу,

                              комфорт не ценя,

А старшего брата —

                          то есть меня —

Положили на фортепьяно.

 

Там я и спал,

                 вернее — не спал:

Леха орал

               и спать не давал

Всю новогоднюю ночь...

Не выспался, видно,

                     и Дед Мороз:

Впервые подарков

                    мне не принес!

Под елкой захлебываюсь

                                     от слез,

И никто не спешит помочь!

 

Потом я Леху

               водил в детсад

Дорогой, которой

                пять лет подряд

Вышагивал

               с дедушкой рядом...

                 

             Однажды была

                    такая метель,

 Что еле-еле

              мы с дедом дошли,

Помню,

            до детского сада.

                                  

                                     Ветер

      гнул

         худые

               кусты,

Рассекали

         небо

              его

                 хлысты,

Выл он,

        стонал

             и плакал...

А дедушка щурился:

                  «А, черт!

Что этому городу

                   нужно еще?

Ах, Воркута,

                  собака!..»

 

Он сидел. И бабушка сидела —

Ни за что, как сотни тысяч прочих.

Оба воевали, оба сели.

Так соединяла Воркута.

Ни на Украину, ни в Молдову

Не вернулись, сколько не мечтали.

Вечным сном за общею оградой

Их освободила Мерзлота...

 

Метель

        высвистывает

                     зекам

                          колыбельную —

Тем, кто в гробах

                   и кто под шпалами:

«Спи, спи,

                 святая свита

                           безземельная,

Не потревожу

             твой покой

                      ветрами

                               шалыми...»

...........................................................

Окончание поэмы

 1    2    3    4    5    6    7    8     9    10    11    12    13

Лирика и юмор — Стихи для детей и родителейКрупная прозаРассказы

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com