ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Вячеслав ШЕВЧЕНКО


Вячеслав Шевченко, дата рождения 11.04.1990, место рождения (и проживания) — г. Пермь.

Стихи пишу лет с 15-ти, прозу — с 17-ти.

В 2007 году поступил на специальность «журналистика» филологического факультета ПГУ, и до сих пор не выгнали.

В 2008-м публиковался в газете «Эхо свободы» (там работали друзья со старших курсов), которая спустя пару месяцев прекратила своё существование.

В апреле 2009-го стал лауреатом пермского межвузовского поэтического конкурса «Узнай поэта!» в какой-то непонятной, учреждённой впопыхах перед объявлением результатов номинации.

 

ДЕТСКИЙ МИР

(написано по мотивам одноимённой песни группы «Скрэтч»)

 

1

Вова открыл глаза. За окном было утро, но уже не раннее. Он повернул голову и посмотрел на часы, висящие на стене. Так и есть, почти половина одиннадцатого. Рядом с ним, как и всегда, лежал его любимый плюшевый медведь. Солнце светило прямо в лицо через пыльное стекло. С кухни доносились привычные звуки — звяканье посуды, журчание воды, нервный, как это часто бывает, голос матери и старшей сестры Светы.

Вова поднялся, надел штаны, пристроил медведя подмышкой и направился в ванную. Там он неспеша умылся и почистил зубы. Придя на кухню, сел на табурет между холодильником и столом и стал наблюдать привычную картину: в выходные, когда мама не ходила на работу, они с сестрой Вовы постоянно ругались. Сегодня причиной этому было неудовольствие сестры от малого количества карманных денег.

— Нет, я сказала! — мама стояла спиной к нему, склонившись над плитой.

— Но другим почему-то всегда дают больше, чем мне! — не унималась сестра.

— Тебе тринадцать лет, и я в твои годы вообще от родителей ничего не получала! Ни копейки!

— Это когда было! Сейчас предки всегда дают детям деньги!

— Я тебе объясняю ещё раз: нет у меня денег! И так всех вас обеспечиваю, а ей ещё на ерунду всякую подавай! Нам скоро за свет надо платить — что будем делать? Опять занимать? Или без света жить?

Вова слушал этот бесконечный диалог краем уха, от нечего делать оглядывая стены кухни: облупившаяся штукатурка, выцветшие и порванные в нескольких местах обои, грязная раковина, заваленная посудой, покривившийся буфет над плитой. Всё это было ему знакомо и привычно, все семь лет его жизни здесь ничего не менялось.

Тем временем мать закончила приготовление завтрака, поставила три тарелки с кашей на стол и уселась за него же. Сестра тоже села и принялась есть, насупившись и уткнувшись в тарелку. Вова нехотя жевал безвкусную крупу, задумчиво глядя перед собой. Некоторое время все молчали.

— Ох, что за жизнь-то! — начала внезапно причитать мать. — Господи, за что же мне такое?! И так сложно, а тут ещё этих корми!

— Я не «эта»! Вовка — может быть... — начала перечить Света, но мать её перебила:

— Ты-то уж молчала бы! Володя хоть истерики не закатывает и денег не просит!

— А он только дома сидит и ничего не делает! Ходит вечно со своим медведем в обнимку! А я в школе учусь!— Он маленький! Вырастет и будет учиться!

Сестра усмехнулась.

— Посмотрим. А почему ты его в садик не отправишь?

— Да я ж тебе говорила! Закрыты садики в нашем районе, а на край города его возить у меня сил не хватит!

Она встала.

— Ладно, всё. Закончили. Марш в свою  комнату!

Вова оставил недоеденную кашу и поплёлся куда послали. Сел на кровать, не зная, что делать. Сестра быстро, не обращая на него внимания, накинула кофту и скрылась в прихожей. Через полминуты копошения оттуда донёсся звук открывающегося замка и крик в затворяющуюся дверь:

— Я пошла!

— Иди, иди! — ответила мать ей с кухни и крикнула, уже обращаясь к сыну: — Володька, закрой дверь!

Вова сходил в прихожую, щёлкнул замком и вернулся обратно в спальню. Подумав, чем заняться, он решил включить телевизор. На одном из каналов шёл мультик: какой-то пёс по неосторожности попал на плот, плывущий по бурной реке, но его спасли друзья-звери. В конце говорилось, что нужно быть осмотрительным и ценить жизнь.

После окончания мультика Вова пощёлкал каналы, но ничего интересного больше не показывали. Некоторое время он лежал на кровати, вспоминая увиденное и обнимая плюшевого медведя.

 

 

* * *

К вечеру пришла сестра и сразу побежала на кухню. Когда мама крикнула дежурную фразу «можно есть», Вова направился туда же.

Света сидела на своём обычном месте и торопливо двигала челюстями, думая о чём-то своём. Мать наполнила тарелки себе и сыну и тоже принялась за еду.

— Охо-хо! — сказала она в середине трапезы. — И за что ж ты меня бросил, скотина!

Тут же разъяснила, хотя никто её не слушал:

— Отец ваш — гнида ещё та! Настругал двоих — и поминай, как звали! Мало того, что жил у меня, так ещё и с двумя оставил! А мне как? Втроём-то на одну зарплату — особо не пожрёшь! Эх, да ну вас! — она махнула рукой и встала из-за стола.

— Посуду за собой уберите.

Вова взял свою тарелку и водрузил поверх той горы, что уже была в раковине. Света же убежала, как будто и не услышав того, что велела мать.

— Светка! — крикнула мама ей вслед. — Да что ты  будешь делать-то! — она в сердцах грохнула тарелку дочери на стол рядом с раковиной. Тарелка раскололась.

— Господи! Ещё и этого не хватало! — она шмякнула тряпку, что была в другой руке, о пол.

Топнув ногой и что-то прошипев сквозь зубы, мать начала подбирать осколки. Потом, закончив, задумалась и изрекла (Вова всё это время оставался на кухне):

— Вот папка-то мой был — ох! Как хозяйство в доме держал — ух! Всё по полочкам, всё аккуратненько, всё на месте. Эх, папа, папа... Золотой был человек. Как я папку любила! — она расплакалась и отвернулась к окну.

Через минуту сидящий за столом Вова окликнул её:

— Мам!

Она не расслышала.

— Мама! — ещё раз в нерешительности повторил он.

— Ну что тебе?! — мать раздражённо повернулась к сыну.

— А папа — это хорошо?

— Да, сынок, хорошо.

— А мой папа...

— А твой папа — скотина, дрянь и сволочь!

— Но ты же сказала...

— Всё! Не хочу больше о нём слышать! — перебила Вову мать и  снова занялась своими кухонными делами.

Спустя пять минут Вова вновь спросил:

— Мам, а скажи, что такое жизнь?

— Жизнь, сына, это самое дорогое, что у нас есть, — с убеждённостью ответила она и, поразмыслив, прибавила: — И мы должны её ценить.

— А зачем? — не унимался Вова.

— Должны и всё! Не мешай мне! Между прочим, на вас работаю!

— А мир — он большой?

— Большой, сынуля, огромный!

Немного подумав, Вова уточнил:

— И он будет лучше?

— Отстань! Пристал тут со своими глупыми вопросами! Я тут делом занимаюсь! А ты бы шёл спать. Поздно уже.

Вова начал медленно сползать с табурета.

— Ну, давай, давай! — с раздражением поторопила его мать.

Вова зашёл в общую с сестрой комнату. Светка смотрела телевизор, очередной скучный сериал. Покосилась на появившегося брата и опять уткнулась в экран. Вова разделся и лёг в постель, как всегда со своим медведем. Спать не хотелось. Он повернулся на бок и стал следить за героями в ящике. Через двадцать минут окончательно запутавшись в непонятных интригах, любовных сценах и выяснениях отношений, стал задрёмывать.

Уже засыпая, он слышал, как старшая сестра выключила телевизор, погасила свет и легла, как мать отворила дверь  в их комнату, заглянула и ушла к себе. После этого он погрузился в сон.

 

 

2

Следующий день начался так же, как и предыдущий. Снова — медведь под боком, солнечный свет через грязное окно, ванная. День не предвещал ничего необычного.

На кухне мать ругалась со Светкой, попутно хлопоча у плиты. Вова сел на своё место и стал ждать дальнейшего развития событий.

— И чтоб больше не было двоек! — кричала мать, поминутно оглядываясь. — Вон чего удумала — дневник спрятать! Решила, что я не найду?!

— Ну мам!

— Что «мам»?!

— Я не заслужила! Эта гадина Любовь Петровна...

— Не смей такими словами выражаться! Нахваталась на улице всякой пакости!

Светка обиженно насупилась.

— Но я правду говорю! Она на меня взъелась! Постоянно только меня спрашивает! «Гайкина, ответь! Гайкина, скажи!» — попыталась копировать тон учительницы сестра и для пущей убедительности изобразила жест, направив на Вову руку, выступающую импровизированной указкой. В завершающей стадии движения Света эффектно отдёрнула руку и нечаянно задела солонку. Та опрокинулась, и из неё высыпалось всё содержимое.

— Да что ж ты делаешь-то! — мать развернулась, всплеснула руками и задела буфет, который, в свою очередь, с противным скрежетом покосился ещё больше. Мать охнула, резко повернулась обратно, чтобы придержать его, и пнула помойное ведро, стоящее у раковины. Ведро, естественно, упало на пол, и из него вывалился мусор, которого, к счастью, было немного. Мать всплеснула руками, кинулась к ведру, но, видимо, сообразив, что мусор никуда не убежит, повернулась к буфету. Буфет падать вроде не собирался. Осторожно потрогав его рукой, она наклонилась и начала собирать мусор, с остервенением кидая его в ведро и зло бормоча что-то сквозь зубы.

Вова отрешённо наблюдал.

— Чего сидишь, соль собирай! — прикрикнула мама на Свету.

Та нехотя принялась исполнять приказанное.

— Осторожнее надо быть! А то руками тут машет! Ты знаешь, что рассыпать соль — к беде?

Вопрос остался без ответа.

Закончив дело, мама вымыла руки и подала на стол.

Ковыряя ложкой надоевшую кашу, Вова слушал вполуха, как мать наставляла свою дочь.

«...допоздна не гулять... тебе сегодня уроки делать... теперь буду следить за твоей учёбой... конец года на носу...» И далее в том же духе.

Потом сестра убежала на улицу, а Вова сидел на кухне и смотрел, как мама прибирает помещение под аккомпанемент шарканья тапок.

— Что ж ты сидишь-то? — спросила мать, обращаясь к нему. — Сидит и сидит! Так всю жизнь просидишь! Иди давай на улицу, погуляй. Погода хорошая.

Вова послушно вышел из кухни, оделся и с медведем в охапке покинул квартиру.

Шагая по ступенькам подъезда и разглядывая стены с облупившейся штукатуркой, он размышлял: «А как это — просидишь всю жизнь? Как можно просидеть всю жизнь на кухне? Это же так долго! А если не сидеть — что тогда делать?»

С этими мыслями он вышел во двор и огляделся. Невдалеке мальчишки постарше сидели в беседке и что-то увлечённо обсуждали. Рядом молодая мама играла в песочнице с маленькой дочерью. Вова дошёл до ближайшей скамейки и сел. От скуки стал разглядывать пейзаж вокруг.

Вот его дом, длинный, высокий и серый, вот соседний такой же. На лавочке у подъезда степенно сидели старушки, о чём-то разговаривая и лузгая семечки. Вокруг них ходили и летали голуби, смешно дрыгая головами. Когда старушки бросали семечки на асфальт, птицы сразу же кучей кидались туда. Один, самый большой иногда тыкал клювом в спины другим, и те отлетали, но потом с опаской приближались обратно, и всё повторялось заново. Вот мальчишки всем скопом сорвались с места и побежали в сторону улицы. Вот идёт молодая, красиво одетая женщина, стуча каблуками и разговаривая по телефону. Вова довольно долго наблюдал за всем этим с вялым интересом.

Вдруг рядом с ним остановилась блестящая машина, и из неё вышли двое мужчин, ведя ожесточённую дискуссию. Один был упитанный, даже толстый, другой моложе и стройнее. Почему-то они заинтересовали Вову. Разглядывая их, он случайно выронил медведя, а когда наклонился за ним, чтобы поднять, на него чуть не налетел тот, что моложе. Вова отпрянул. Мужчина успел остановиться и поднял игрушку.

— Извини, мальчик, — сказал он.

Старший же тем временем продолжал:

— Нет, ты скажи мне, зачем? Зачем мне это надо? Я лучше поступлю по-своему!

Молодой с улыбкой передал медведя Вове и промолвил, обращаясь к ребёнку:

— Вот человек, а? Всего добился в жизни, и всё равно ему неймётся!

Вова не нашёлся, что ответить, но этого было и не нужно — мужчина отвернулся и продолжил свой путь.

Вова смотрел им вслед, пока они не скрылись в одном из подъездов соседнего дома. Потом просидел ещё какое-то время, вздохнул и отправился домой.

 

 

* * *

Мать открыла дверь, и сразу заперлась у себя. Вова зачем-то посетил кухню, постоял, развернулся и пошёл в свою с сестрой комнату.

По телевизору ничего интересного не показывали. Вова лёг в постель и уткнулся лицом в медведя. Так он пролежал, пока не стало трудно дышать. Он поднялся и вдруг почувствовал на лице сырость. «Это, наверное, слёзы, — подумал он. — Но от чего?» Не найдя ответ на этот вопрос, мальчик уставился в потолок и стал ждать, когда мама выйдет из своей комнаты.

Через пару часов щёлкнула задвижка, и Вова услышал мамины шаги, направляющиеся в кухню. Спустя пять минут он медленно пошёл туда же.

Мать размешивала алюминиевой ложкой сахар в стакане с чаем. Вова сел на своё место и стал следить за ложкой. Та внезапно вынырнула из стакана и, ведомая маминой рукой, отправилась в раковину. Мама стала пить чай, прихлёбывая и причмокивая. Вова сидел и слушал эти звуки, наблюдая, как чая становиться всё меньше.

— Ну что ты мне в рот-то заглядываешь? — рассердилась мама. — Чего пришёл?

Она залпом допила остатки чая, отправила стакан туда же, куда до этого положила ложку, и начала рыться в буфете.

— Мам! — позвал Вова.

Мать взяла фарфоровую чашку, налила туда чаю и поставила перед сыном.

— Пей.

Вова послушно отхлебнул. Было горячо. Он пододвинул сахарницу поближе, взял ложку и насыпал в чай сахару. Какое-то время размешивал его, ожидая, когда остынет.

— Мам! — вновь позвал он.

— Чего тебе? — недовольно ответила мать.

— Мам, скажи, а что нужно сделать за жизнь?

— И откуда у тебя только такие мысли берутся?! Ой, горе ты моё, Господи!

Она продолжала хлопотать по хозяйству. Вова подождал, не будет ли ответа. Не вытерпев, позвал опять:

— Мам!

— Чего? За жизнь? Ну это... — мать в нерешительности остановилась, — дом построить.

Она взяла батон хлеба, положила на доску и начала резать.

— И всё?

— Ещё... Дерево посадить. И ребёнка родить. Теперь всё. И не лезь уже ко мне со своими вопросами! Давай, допивай и дуй отсюда. Я ужин готовлю. Иди, не мешай!

Вова допил сладкий чай, взял плюшевого медведя и поплёлся к себе.

Тут раздался звонок в дверь.

— Володька, открой!

Это Светка, наверно.

Вова щёлкнул замком и отворил створку. Там действительно была сестра.

— Что, опять со своим медведем? — спросила она, быстро впорхнула, скинула обувь и побежала на кухню.

— Мам, а скоро есть можно?

— Готовлю. Позову, когда закончу. Ты бы лучше помогла или ушла, не мешалась под ногами!

Вова тем временем захлопнул дверь. Света пробежала в комнату мимо него, из чего следовало то, что она предпочла второй вариант. Он направился за ней.

 

 

3

Утром Вова проснулся, как всегда, после десяти. На этот раз шум на кухне отсутствовал. Значит, сегодня не выходной, и мама ушла на работу, а сестра в школу.

Вова встал, умылся, по инерции зашёл на кухню. На плите стояла кастрюля с уже остывшей кашей. Вова понюхал и положил крышку на место. Есть не хотелось совершенно, и особенно эту осточертевшую кашу. Он взял чайник, налил в стакан кипячёной воды и выпил. Затем пошёл обратно в свою комнату. Сегодня он знал, что ему нужно делать.

Он зашёл в помещение, положил своего медведя на кровать и стал копаться в шкафу. Минут через двадцать он нашёл то, что искал. На кровать перекочевали альбомные листы и краски. Листов он обнаружил всего четыре. Краски гуашь находились в небольшой картонной коробке. Однако после её открытия оказалось, что пригодна для исполнения своей непосредственной функции лишь одна баночка с красной краской, остальные же либо закончились, либо засохли до степени полной непригодности.

На дне картонной коробки лежала старая, облезлая кисточка. Вова взял её, баночку с краской, все четыре листа и сел на кровать. Вспомнив, что для процесса рисования нужна вода, он вновь встал, взял одну из пустых банок, в которых раньше была гуашь, сходил в ванную, наполнил её (банку) водой и вернулся обратно.

Сев, он аккуратно прислонил обе баночки к спинке кровати, листы положил на подушку. Затем смочил кисть в воде, опустил в краску и принялся рисовать. Он был старателен и нетороплив, поэтому, когда раздался звонок в дверь, Вова машинально посмотрел на часы и удивился, что уже почти два, а работа не закончена. Пришлось встать и идти открывать.

За дверью стояла Светка. Она шагнула через порог, между делом бросив Вове:

— Что, всё дома сидишь, карапуз?

Потом быстро сняла обувь, кинула на пол портфель и убежала на кухню.

Заходя в комнату, Вова услышал недовольный возглас сестры:

— Блин, опять эта каша! — и быстро приближающийся топот ног по старому половику.

Вова вернулся и продолжил начатое ещё утром дело. Сестра зашла, мельком глянула на то, что он делает, и огрызнулась, отворачиваясь:

— Художник от слова «худо».

После чего перестала обращать на брата внимание, молча что-то взяла со своего стола и направилась к выходу. Через минуту Вова услышал звук открывающегося замка, крик «закрой!» и хлопок двери.

Вова вздохнул, поднялся, сходил и запер дверь.

 

 

* * *

Часам к четырём перед ним лежал последний чистый лист. Вова обмакнул кисть в краску, поднёс к листу и вдруг остановился. С кисточки на лист сорвалась капля и упала точно посередине, растёкшись маленькой красной кляксой. Всё было закончено, последний лист не понадобился. Вова вымыл кисточку в воде и положил на место, в картонную коробку. Туда же отправилась закрытая банка с красной краской, а вторая, с водой, была вылита в раковину. После этого Вова положил коробку с красками обратно в шкаф, высохшие рисунки сложил вместе и стал с нетерпением ждать маму.

Она появилась через час, заглянула в комнату, поинтересовалась, приходила ли дочь, получила утвердительный ответ и отправилась на кухню готовить ужин. Вова взял в одну руку медведя, в другую свои творения и пошёл за ней.

На кухне он сел на своё место и положил рисунки на стол. Мама ставила на огонь воду.

— Мама, — позвал Вова, — посмотри, что я нарисовал.

Мать ополоснула руки под струёй воды, вытерла их полотенцем, висящим над раковиной, и подошла к столу. Подняв стопку листов, стала смотреть.

На первом рисунке был изображён красный одноэтажный дом с выходящим из трубы красным дымом, на втором она увидела неумело нарисованное красное дерево, на третьем — коляску и высовывающуюся из неё маленькую красную голову.

— Ух, ты! — сказала мать без особого энтузиазма.

Взяв четвёртый лист, она взглянула на него, положила все рисунки перед сыном и спросила, отворачиваясь:

— А это что за клякса?

Вова посмотрел на стол и увидел последний, испорченный лист, про который совсем забыл. Полминуты Вова разглядывал его, потом обернулся к матери.

— Мам! — позвал он.

Она не реагировала.

— Мам, я всё сделал! — не сдавался Вова.

— Молодец, — бросила ему мама через плечо.

Вова подождал, не продолжит ли она, и крикнул опять:

— Мам, я всё сделал!

Ответа снова не последовало.

— Мам!

— Ну что ещё?! — мать с недовольным видом повернулась к Вове.

— Скажи, мам, — он посмотрел ей прямо в глаза. — Теперь мне можно не жить?

«Утро»

Альманах 1-09. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,8 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

http://exmiss.ru/ купить короткое свадебное платье в петербурге.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com