ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Анатолий СЕНДЕР


Стихи из книги
НА ЗАКАТЕ ЗОЛОТОМ

 

Сборник стихов.

Минск. Издатель А.Н. Вараксин. 2010

На закате золотом: стихи / Анатолий Сендер. — Минск : А. Н. Вараксин, 2009. — 304 с.

УДК 821.161.1(476)

 

Настоящую книгу составляет наиболее полный обзор стихотворной его [автора] эпохи. Перед вами пестрый вихрь гармонии звуков и ощущений, красок и фантазий в том вожделенном образе, в каком он предстает перед человеком на вершине мастерства — на закате золотом...

Из аннотации

 

 

* * *

 

Слова души уже безмолвны

Осенний слог еще горяч,

А листопады ярче молний,

Во мгле, безумствуя, горят.

А листья кружатся нелепо

И так искрятся на вещах,

Что сердцу, рвущемуся в небо,

Пора об истине вещать:

О скуке старости убогой,

О жуткой сырости земли,

О грешной жизни возле Бога,

О близкой осени вдали...

 

 

* * *

 

Счастье невидимо смотрится в щели,

Часто тревожа глаза и лицо.

Счастье прямится, идя еле-еле,

Прямо у хаты, где сбито крыльцо.

Светлое счастье черно и шумливо,

Где моя мама, наперсница дня.

Где на малину срывается слива,

Шагом отца будоража меня.

Где у малинника, хаты правее,

Мамина выпечка пахнет хмельно.

Где возле кладбища, плотью кривея,

Плещется старость еще в домино.

 

 

* * *

 

То вечная к прошлому страсть,

То сердце стремится припасть,

К земле у родимой калитки...

То, верно, садовый осот

В дымы твою душу несет,

Во мглу поднебесной молитвы.

А мгла — откровенье очам —

То мамы мольба по ночам,

То папиной доли невзгоды...

То бьется осот у земли,

То время родиться вдали,

На долгие-долгие годы...

 

 

* * *

 

Еду тихо, еду мудро,

Еду, мамочка моя...

И туда же рвется утро,

И туман, и колея.

Еду так, еду не тронув,

К дому — в сторону родни.

В стороне одни вороны —

В сердце вороны одни.

Это дело не простое —

В небе смертная жара.

Это мне полжизни стоит —

Эта горечи пора.

Это горе у дороги —

Этой думы горе-нить...

Еду сын я одинокий —

Еду маму хоронить...

 

 

* * *

 

Яма копается, ямочка,

Мама в гробу, моя мамочка.

Маме землица пуховая,

Маме хвала поселковая.

Маме небесное царствие,

Домик сестрице по дарственной.

Мамина тьма черноземная,

Яма семейная темная...

 

 

* * *

 

Каково, земля просела,

Утром ожила земля...

Каково тебе несмелой

Влиться в тленные поля?

Каково же очутиться

Да у сырости-то злой,

Да в молчанье тихой чтицей,

Да у бренности земной?

Каково же маме милой,

Каково тебе, душа,

Каково сырой могилой

Задыхаться, не дыша?

 

 

* * *

 

Что мне шумного народа —

Обессмысленная грусть?

Что за пыльная порода

Бьется, кажется, о грудь?

Жутко валится на стопы,

Былью пылкою пыля

И в пыли природы топит —

Что за странная земля?

Что за ветра однострунность —

Что за местная молва?

Что за пыл и ночи лунность,

И молчанье, и слова?

Что за дни ложатся косо,

Что за скучная стерня?

Что за родина с откоса

Мчится горестно в меня?

 

 

* * *

 

И по мифу о рожденье —

Ты не зачатый отцом.

Покровитель рода денно

Горячился: «Молодцом...»

Охранитель крова, значит,

Назывался солнца свет.

Поклонялся пес кусачий,

Абрикосовая ветвь.

Выло доли провиденье,

Скуки сводная сестра,

А по мифу о рожденье,

Все играли до утра.

По чудесному зачатью,

В первозданной рани всплыв.

Чтобы весело качаться,

В гуще крадущихся слив...

 

 

* * *

 

Солнце кровавое низко,

Сонный закат в отдаленье.

Вот и прощение близко,

Вот и души утоленье.

Вот и душа лучезарна,

Вот она без оболочки.

Вот и приятели парни —

Вот и могилы у прочих.

Вот и гордыни засилье —

Все в лебеде заскорузло.

Вот оно — сердце России,

Вот оно видится грустно.

Вот оно — счастье и горе,

Вот и за пазухой камни.

Вот и дорога в изгои,

Вон и туманишься, канув...

 

 

* * *

 

Глухая сила страсти личной —

Слепые страхи о беде...

На тишине в покое птичьем,

Роятся образы везде.

О тайне избранной деревьев,

О дикой сущности души,

О страсти личностной и древней,

О силе вянущей в глуши.

О борозде — у подворотни

И то сомненью подлежит,

Что тайно и бесповоротно,

Цари мне гнутся — муляжи.

И подчиняются мне судьи,

Каких, однако, вовсе нет.

И снова длятся страхи сути,

И смертно бьются тьма и свет.

 

 

* * *

 

Снега большое значенье —

Маленькой мысли теченье,

Неги легла акварель.

Тонко наполнила кистью,

Больно мелькнувшие листья,

Кажется, пыл отгорел.

Вспыхнули грубые краски,

Выстыли нежные ласки,

Думы застыли, легки.

Глухо завыли метели,

Словно проститься хотели

Грубые тропы земли.

Словно остались этюды,

Где ни банального чуда —

Снега шумливая тишь.

Где прикасанье калеки,

Мне исцелило коленки,

Но на мгновение лишь...

 

 

* * *

 

Еще нет и полудня,

Ну, а ты уже гений...

Все возможно и трудно,

Все реальнее теней.

Все легко у заката,

Ну, а ждать-то недолго...

Все ответы — загадка,

Все бессмысленно с толком.

Еще время росе-то,

Ну, а тени безлики...

Еще тьма у рассвета,

Ну, а ты не великий.

 1    2        5    6 

Проза

Стихи на Втором сайте

Анатолий Сендер. На закате золотом. Сборник стихов. PDF, 460 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

ПБ 10-558-03 Книжный магазин: строительство загородных домов.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com