ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Яна РОЗОВА


Мисс «Весенний дебют» 2005 в номинации «Проза»

МЕТОД НЕСТОРА

Детективно-психологический роман. Полная версия.

 

Почему терплю?

 

«Почему терплю? — подумала Вика, сплевывая кровь в раковину. — Хоть бы зуб остался цел!»

Она стояла, опершись руками о край раковины в ванной комнате, и боялась поднять глаза на своё отражение в зеркале. Что она там увидит? Все как и всегда: опухающие губы, расцветающие синяки, заплывающие глаза. Этап первый — «Красные слюни»! Опять придется звонить на работу, говорить, что будет работать дома, а материал в номер пришлет мылом.

— Чем-чем? — спросит, как всегда, секретарша, хоть и слышит чудесно, и это выражение уже не новое в «Алхимике», все так говорят. Но вот такая, вредная, у нас секретарша! Хоть и «спасибо» ей сказать есть за что. Ведь ёрничает, урезонивает, придирается, а от шефа все равно отмажет. Никогда не подставит, а даже предупредит, если директор прилетел на метле. Не в духе, то есть.

Народ считал, что Ольге давно и крайне надо замуж. Причем женщины при этом имели в виду перемену социального статуса, а мужчины — сексуальное удовлетворение. И все друг друга понимали, и все друг с другом соглашались: вот выйдет Ольга замуж и перестанет на людей бросаться!

Вика все же подняла лицо от раковины и глянула на себя в холодное стекло. Причем смотреть в свои собственные глаза она не стала. Посмотрела прямо на передний зуб — выглядел он нормально. Кровь лилась из разбитой верхней губы. Тогда что же хрустнуло? Хорошо еще, что зуб давно мёртвый, нерв удален и поэтому не больно. Потрогала зуб изнутри кончиком языка. Потом надавила сильнее. Зуб мягко поддался и сдвинулся вперед.

«Сломан! — поняла она. — Придется ехать к Елене Павловне, вкручивать штифт. Это еще по мелочи! Но сначала надо ждать, пока моя морда ретрансформируется».

Вика даже попыталась приободрить себя улыбкой, но она получилась кривая и некрасивая.

Зато хлопнула входная дверь и сразу стало немного светлее. Кажется, будто лампочка в светильнике стала ярче. Ах нет, это перестали литься слезы, застилавшие весь неброский пейзаж ванной. Теперь можно выбираться из убежища и заниматься своими делами, перекроенными под новые обстоятельства. Те, что проступают сейчас на ее лице. Но ведь все как всегда, и трудно было бы жить, не научившись использовать даже негативные явления себе на пользу.

Вот сейчас Вика продемонстрирует себе самой высший пилотаж в этой сложной области. Не случись неприятностей, Вике Золотовой, корреспондентке газеты «Алхимик» пришлось бы ехать тридцать минут из спального района в центр, в редакцию, и сидеть там до самого вечера, изображая работу. Ее начальница, главный редактор «Алхимика» Лана Житкевич, терпеть не могла если сотрудники не сидят на рабочих местах. Сколько раз ни пытались ей объяснить, что журналист не может работать в кабинете, она ничего не понимала. Лана считала, что информацию можно получить по телефону, а также по факсу или пусть заинтересованные в статье персоны сами тащатся на перекладных в «Алхимик». А болтаться по городу с заходом в магазин или на оптовый рынок, с обедом в кафе или дома — это разгильдяйство, а не работа. Сама Лана сидела в своем кабинете с утра до поздней ночи. Отлучалась она только раз в четыре дня на маникюр, раз в три недели на педикюр и раз в месяц к парикмахеру.

Почти вся редакция, рекламный отдел и даже бухгалтерия Издательского Центра «Перспектива», выпускающего газету «Алхимик» и несколько рекламных носителей, типа «Все покупается — все продается», испытывали комплекс вдовы. Прошло чуть больше месяца с того момента, как погиб прежний главный редактор Алексей Маловичко. Теперь каждый только и делал, что вспоминал как было при Маловичко и как теперь все при Лане.

А при Лане все было не так! Кто-то с ней спорил, кто-то ругался, у кого-то хватало терпения переубеждать, но это было бесполезно. Лана стояла на своём. Вика, инстинктивно опасавшаяся женщин — руководительниц, сделавших свою карьеру через постель, ни в какие дебаты не ввязывалась. Ее стиль можно было бы охарактеризовать выражением «двигать тихой сапой». Она просто звонила секретарше и предупреждала через нее директора организации — учредителя газеты «Алхимик», то есть самую главную шишку на ровном месте, что больна и останется дома или, наоборот, невозможно здорова и поехала на пресс-конференцию в Белый дом. Местный Белый дом, конечно. Лана бывала недовольна таким самоуправством, но зато уже не могла пожаловаться на Вику выше по инстанции. А кадровые вопросы, согласно традиции, решались над головой главного редактора «Алхимика».

При том Золотова даже снесла некоторое ущемление своих прав, когда об убийстве Маловичко взялась писать Лана Житкевич, собственными наманикюренными пальчиками. Вика успокоила себя тем, что в данном случае речь идёт не о криминале, а о трагедии. Как-то вот эдак, чтобы самой не обижаться...

А коли сегодня нашу морду показать людям нельзя, то мы быстренько поправим материальчик о дебатах в городской Думе по поводу строительства нового торгового центра и перейдем к десерту — статье о зверском убийстве женщины, выбросившей своего новорожденного ребенка в мусорный контейнер. Информация о дебатах пойдет себе в номер, гонорар мы не потеряем. Зато образовалось время на криминальный материал.

Вика высунулась из ванной, тревожно осмотрелась, убедившись, что слух ее не подвел и дома никого нет. Было тихо. Собственно говоря, сразу стало ясно, что опасность миновала. Вся двухкомнатная квартирка Золотовых просматривалась с этой позиции как на ладони. В поле зрения не попадала только кухня. Но на кухне враг не прятался никогда. Это было не его место. Спальня пуста, гостиная — тоже. Это видно из отражения на полированных поверхностях их мебельной стенки.

Когда-то Вика очень полюбила эту квартиру. Она казалась ей раем. И пусть здесь стоит допотопная мебель, оставшаяся по наследству от мужниной бабки. Пусть нет денег, чтобы сделать ремонт как хочется. Зато отдельная квартира! Но вскоре все переменилось, перевернулось, превратилось в свою собственную противоположность. Рай стал тюрьмой.

Однако, деваться было некуда, жизнь продолжалась, надеяться было не на что. Вика примирилась, свыклась, сжилась. Но, каждый раз, сплевывая кровь в раковину, спрашивала себя: «Почему я терплю?»

 

1995 год

 

Колька выбрал хату сразу, наметанным глазом. Просто шел себе мимо дома и выбрал. Он заметил, что в окнах торчат стеклопакеты, хата на первом этаже, решеток нет. Прислушался, принюхался и решил брать. Просто задницей почуял — у хозяина будет чем поживиться.

С другой стороны, старух во дворе не было, не было даже лавочек, куда глазастые ведьмы могли бы слететься. Домик постройки старой, двухэтажный. Квартир на площадке по три: две двухкомнатные и одна однокомнатная. Народу не много. Колька, к своей радости, заметил — выход-то сквозной! Может пригодится. Одна дверь подъезда — на улицу. А вторая — во двор. Причем, двор не огорожен. Непуганые они здесь, вольные!

В принципе, наверное, дело в том, что дом этот расположен рядом с воротами химзавода. А его теперь охраняют! В будке сидит вохровец нового формата: не старый дед с винтовкой Мосина, а молодой жлоб в бронике и с «калашом». Еще двое таких же горилл вокруг ходит.

«Да мне-то что? — думал Колька. — Только вот послежу, кто здесь живет и когда куда ходит!»

Засаду Колька устроил недалеко, прямо на остановке автобуса. Посидел, подождал редкого маршрута, уехал. Вернулся через час. Вышел на остановочке и заметил у «своего» подъезда крепкого моложавого мужика, намывающего своего железного друга по имени «Мерседес». В ход шли пенки, шампуньки, всякие хитрые приспособы, все в ярких упаковочках с иностранными шрифтами. Могу поспорить, что и водичка у него в ведерке кипяченая!

Самого мужика можно было снимать в учебном фильме: «Лохи. Их разновидности и повадки». На мужике были надеты фирменные спортивные штаны и скромная, но очень дорогая маечка. Колька считал себя специалистом, экспертом в области дорогого барахла, потому что обчищая хату, старался прихватить и приличные вещички. Потом они шли на продажу, а занималась этим Колькина нынешняя подружка. Ради этой своей подружки придется постараться, но оно того стоит!

В общем, день прошел не зря. Следующий тоже добавил данных и все стало ясно. Квартира небольшая, а тачка дорогая. Это значит, что Лох живет один. Два дня подряд, часов около четырех, в квартиру приходила скромная немолодая женщина с сумками. Коля проследил за ней: она открывала дверь своим ключом. Скорее всего, приходящая прислуга. Время ее посещений очень устраивало. Коля работал с утра.

Вечером он еще думал, сделать ли дело завтра или еще понаблюдать? Подруга считала, что ждать нечего. Да что, первая такая хата у них? Колька тоже не ожидал подвоха. Даже замок его не волновал. Обычный замок, можно шпилькой открыть. Даже странно, что у Лоха при его богатстве такой замок. Но, на то он и Лох, мать его!

Часам к восьми Колька был на месте. Проводил Лоха на отмытом «Мерседесе» и стал ждать, пока разойдутся по делам соседи. Они уходили, один за другим. К десяти все разбежались. Надо приступать, пока возвращаться не стали!

Металлическая облагороженная дверь открылась так же легко, как жена раздевается перед мужем. Квартира выглядела чертовски хорошо. Такая вся богатенькая, добротненькая. Лоху в самый раз!

Колька прошел в гостиную, огляделся, собрался уже приступить, но тут ноги отчего-то перестали подчиняться и, взмахнув руками, вор упал на пол. Он хотел подняться, но не мог. Хотел ползти, но руки стали как чужие. Он удивленно огляделся вокруг...

С тех пор Кольку больше никто не видел. Подружка решила, что он ухватил слишком большой куш и смылся из Гродина, опасаясь мести. Впрочем, если даже с Колькой случилось нечто нехорошее в милицию она заявлять не будет!

 

Хобби Вики Золотовой

 

Странное дело, но журналистов, пишущих на криминальные темы в городе было очень мало. Одни, кто поумнее, считали тему о преступлениях и наказаниях недостаточно серьезной и перспективной в плане карьерного роста. Другие, из тех, кто попроще, ленились тратить время на столь низменные вещи, как драка бомжей или убийство в подворотне. Обычно в газетах просто использовали небольшие информашки, написанные плохим солдафонским языком и сброшенные по факсу пресс-секретарями УВД, МВД или ФСБ.

Да и места на криминал редакторы отводили не много. Каждый из них ужасно стремился к общению со власть предержащими, обожал интервью с первыми, вторыми и даже, на безрыбье — третьими, лицами. Особенно уважались пресс-конференции и круглые столы с последующим обильным фуршетом и непротокольным общением. На таких мероприятиях завязывались полезные знакомства, помогающие видным представителям журналистской братии перебираться со временем на хлебные места в пресс-службы администрации или губернатора, а то и в областное министерство по делам печати. Зарплата там была повыше, а суеты — поменьше.

А что криминал? Да грязь одна. Конечно, читатели любят, но ведь не для дяди Васи и тети Мани газеты выходят! Они выпускаются для тех, чье мнение поважнее, повесомее. И кто может оказать спонсорскую помощь печатному органу.

Вика тоже старалась не отбиваться от стада. Надо держаться на плаву, мелькать среди своих коллег. Но случайно птичка увязла, увлекшись криминальной тематикой. Однажды в газету позвонил пресс-секретарь ГУВД ГО Виктор Калачёв и спросил не найдется ли корреспондент, который захотел бы написать статью об убийствах водителей. Серийных убийствах. Надо предупредить автолюбителей об опасности.

Вика вовсе не бросилась на амбразуру, горя желанием скорее описывать как тип в костюме Фредди Крюгера нападает на таксующих мужиков. Другие сотрудники редакции тоже не искали себе работы без пользы карьере и тогда было принято соломоново решение — тянуть жребий. Не с Викиной удачей было покупаться на это, потому что именно ей досталась короткая спичка. Комически окрашенное облегчением сочувствие сотрудников вынудило ее сказать, что они зря радуются. Вика Золотова страшно довольна таким исходом, она обожает детективные сюжеты. И удаляется на встречу с Калачёвым с гордо поднятой головой. Надо было бы еще и вприпрыжку.

А ситуация, описанная пресс-секретарём, и вправду оказалась довольно интересной. Раз в полгода, в районе Комсомольского Парка находились трупы водителей, удушенных гитарной струной. Струна лежала возле тела. Трупы оставались на водительском сидении. Деньги, документы, вещи — все на месте. Водители между собой никак не связаны. Маньяк, получается! Найти его оказалось сложнее, чем предполагали следственные органы. Всего описывалось четыре случая за три года. В этом полугодии маньяк еще не отметился, а в позапрошлом вообще трупа не было. Была идея подождать его в засаде, но Парк огромный, только асфальтированных, дорог ведущих вглубь, не меньше десятка. У органов правопорядка просто не было такого количества сотрудников, готовых без ущерба для других служебных дел посидеть в засаде с недельку, а то и больше. Периодичность совершения преступления была плюс — минус десять дней.

Вика стала расспрашивать о подробностях, но Калачёв ничего толком сказать не мог. Нет информации.

— Но зачем тогда я тут? — спросила она разочарованно. — Ни фактов, ни хода следствия, ни свидетелей, описывающих приметы убийцы. Писать-то нечего! Сбросили бы по факсу: «ГУВД ГО предупреждает»!

— Понимаете, — ответил пресс-секретарь, — я тут человек случайный. Учусь заочно, поэтому меня сюда направили. Я не способен даже пару слов написать, а вы преподнесете все интересно и страшно. Чтобы внимательнее были водители, чтобы не случалось несчастий. Пусть только не подсаживают к себе случайных пассажиров. Нет смысла из-за пятидесяти рублей погибать! Кое-что, все-таки, эксперты сказали: нападающий невысокого роста и не слишком сильный. Подросток, наверное. Может и женщина, но это не похоже. Обычно женщины не действуют в одиночку, а если есть сообщники — мужчины, то зачем же ей самой убивать? С другой стороны, это не корыстное преступление. Значит, убийца со сдвигом в голове, а это редко бывают женщины. Еще странно, что ни в одном случае не были обнаружены посторонние женские волосы, ну или что-то другое. — Вика, сохраняя профессиональное спокойствие, мысленно представила себе это «другое» в виде прокладки с крылышками, утерянной в горячей схватке с жертвой. — Все-таки ей не так легко было бы убивать, значит, они как-то боролись, она могла потерять хоть один волос. Или испачкать помадой чехлы... Словом, версия о женщине не доказана. Скорее, это был подросток. У них силы не так много, а дури — предостаточно!

Он был и сам очень молод, этот Виктор Калачев, и, как это обычно бывает, форма только подчеркивала его розовощекую моложавость. В званиях Вика не разумела, поэтому поняла только, что чин у Вити небольшой. Ждет своего часа. Наверное, науку собирается двигать. Юридическую, скорее всего.

— Но что писать... — все сомневалась Вика. Потом пошла домой, так как время уже было позднее, села за стол, открыла свой ноутбук и написала в один миг маленькую проникновенную статейку. Пару раз переделала, но все получилось хорошо.

— Вы совратили меня, — сказала Вика на следующий день в телефонную трубку. Калачёв смущённо засмеялся. Коллеги, уже прочитавшие опус Золотовой на криминальную тему, удовлетворенно заулыбались: теперь, если что, отмазываться будет Вика, а все остальные займутся своими важными делами. Вика продолжала: — Мне было интересно писать, даже не ожидала такого.

Заметка вышла, и, судя по оперативным сводкам, убийства прекратились. Вика летала как на крыльях, Калачёв тоже был вполне доволен.

 

«Будьте Внимательны», Вика Золотова, «Алхимик» от 15 ноября 2003 года.

Нет ничего удивительного в том, что большинство водителей из числа моих знакомых ничего не знают о событиях, которые я хочу сейчас описать. Четыре однотипных убийства автомобилистов, казалось, затерялись в общем количестве преступлений, совершенных на дорогах Гродина. Однако, совсем недавно сотрудники правоохранительных органов выявили связь между давними и не очень давними событиями.

Дорога — место опасное. Всегда есть вероятность попасть в дорожно-транспортное происшествие, подсесть к водителю с нечестными намерениями или, наоборот, подобрать свою смерть вместе со случайным попутчиком. Так случилось с водителями, чьи судьбы оказались лишь эпизодами в этом достаточно таинственном деле.

Первый эпизод произошел в среду, четырнадцатого марта две тысячи первого года. Сорокавосьмилетний мастер инструментального цеха Гродинского станкостроительного завода, Александр Величко, направлялся на своей пятой модели «Жигулей» в гараж. Он собирался поставить машину и вернуться домой, к жене и пятнадцатилетней дочери, Светлане. Его автомобиль был «прописан» в гаражном кооперативе «Авиатор», расположенном неподалеку от Комсомольского Парка. На пути Александр Иванович подобрал голосовавшего невысокого молодого человека. Тот попросил подвезти к кафе «Лесная Поляна». Конечно, надо было ехать через лес, но парень пообещал дополнительно заплатить и Величко согласился.. К тому же время было не позднее, а место возле самого кафе оживленное. Александр Петрович свернул в чащобу на последнем, перед въездом в гаражный кооператив, повороте.

Его тело было обнаружено только в пятницу, шестнадцатого марта. Уже почти неделю лились дожди, стояли холода и по крайней к гаражам дороге никто не ходил. Машины, подвозившие посетителей и работников кафе «Лесная поляна» тоже выбирали более удобные подъезды. Только пятничным утром один гражданин, прогуливавший своего добермана, прошел мимо одиноко стоявших «Жигулей». Хозяин собаки заметил, что задняя дверца машины была приоткрыта. Он заглянул внутрь через стекло и ужаснулся: на водительском месте сидел человек с жутким синюшным лицом. Его голова была неестественно запрокинута. Приехавшие милицейские эксперты сразу же определили — Александр Иванович был задушен гитарной струной, которую тоже нашли в машине.

Второй случай произошел в следующем полугодии, осенью. Тридцатого октября вечером тридцатилетний Юрий Бойко возвращался из своего цеха по изготовлению корпусной мебели. Его «Опель Кадет» катил по проспекту маршала Жукова в сторону дома, где предпринимателя поджидали жена и двое детей: восьмилетний сын и двухлетняя дочурка. Невысокая фигура, голосовавшая на обочине, чем-то привлекла внимание Юрия. Он остановился. Парк был ему по пути. Пассажир забрался на заднее сидение.

На следующий день тело задушенного гитарной струной предпринимателя обнаружили в его машине, остановленной метрах в ста от кафе «Лесная Поляна» на узкой асфальтированной дороге среди густых деревьев.

На той же самой дороге пятого апреля 2002 года нашли труп Игоря Осеянца, тридцатипятилетнего отца троих детей — мальчиков десяти и семи лет и трехлетней дочери. Осеянц возглавлял фирму «Агро», занимавшуюся торговлей зерном. Его остывший «Вольво» повстречался спортсмену, совершавшему утреннюю пробежку в шесть ноль-ноль. Гитарная струна висела на шее трупа.

Если вы уже обратили внимание, водители погибали по одному раз в полгода, но после смерти Осеянца следующий эпизод случился только через год — 20 марта 2003 года. Технолог Гродинского молзавода, Виталий Полозов, возвращался домой от семьи своего сына, который жил неподалеку от Комсомольского Парка. Невысокого убийцу он подвозил к кафе по тому же пути, что и первая жертва — Александр Величко. «Десятка» Полозова, с мертвым хозяином внутри, так же, как и два года назад «Пятерка» Величко, простояла не найденной под дождем в лесу почти двое суток. Его обнаружила компания подростков, направлявшихся ближе к вечеру двадцать второго марта, в кафе «Лесная Поляна».

Хочу сразу отметить, во избежание непредумышленной антирекламы «Лесной Поляны», что версию о причастности к печальным эпизодам кого-либо из сотрудников кафе, оперативные работники проверили сразу и она не подтвердилась. Кроме того, среди убитых не было посетителей уютного кафе. Поворот к «Лесной Поляне» был только поводом. Убийца лишь искал уединенное место для исполнения своего зверского замысла.

Итак, все водители погибли в своих машинах, доставив случайного пассажира в Комсомольский Парк. Все случаи произошли вечером. Всех мужчин задушили гитарной струной, накинутой на шею с пассажирского места позади водителя. Особенность действий преступника в том, что он не извлекает никакой материальной выгоды из убийства. Деньги, ценные вещи, сами автомобили оставались нетронутыми. Иными словами, на этот раз опасность грозит не только владельцам дорогих иномарок, но и всем остальным автолюбителям, взявшим в машину случайного попутчика.

Водители, будьте бдительны! Со времени совершения последнего преступления прошло полгода — обычный для невысокого убийцы период. Возможно, он уже голосует на дороге, подыскивая новую жертву!

.......................................................

 

Полностью роман содержится в zip-файле. Формат htm, 220 Кб.

Загрузить!

 Всего загрузок:

Журнальный вариант — в Е-сборнике «Весенний дебют 2005». Формат PDF в виде zip-архива. Объем 1,2 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

«Я — молот против ведьм»«Воронка»

Подробное описание дешевый vps в россии у нас.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com