ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Мая РОЩИНА


РАССКАЗЫ

МИРАЖ

Суровая зима в Заполярье... Особенно достается рукам. Ноги, туловище, голова — все спрятано, согрето. А руки... Не мешало бы носить варежки. Но я их постоянно теряю, где-то оставляю... Короче, они мне мешают. И поэтому моим бедным рукам достается на всю катушку.

Хорошо еще, хоть в бухгалтерии тепло. Можно погреться возле горячей батареи, попить чаю, поболтать с девчонками. Снимаю тулупчик, разматываю платок...

— Ишь, раскатала губки... Тонечка приехала, у Галины документы подписывает.

Все ясно. Заматываю голову платком, надеваю тулупчик и топаю на свое рабочее место, т. е. на склад. А что делать? На Севере женщине трудно найти работу. Выбор ограничен: продавцы, кладовщицы, уборщицы. Если есть намек на цивилизацию, то и парикмахеры. И все занято на много лет вперед.

...Как быстро человек ко всему привыкает. Помню свое состояние, когда я впервые увидела на бескрайнем северном небе два солнца. Два совершенно одинаковых солнца! И никто, ну совершенно никто не обращал внимания на это чудо! Может, мне мерещится? Да нет же! Два огромных солнца в разных концах небосвода. Я стояла, не шевелясь, и смотрела на ясное морозное небо. Какой-то прохожий, обойдя меня, стоящую посреди тротуара, бросил: «Мираж. Одно ненастоящее». Пока до меня дошел смысл сказанного, пока я поняла, что эти слова адресованы именно мне, человек прошел еще несколько метров.

— Постойте! А какое — ненастоящее?

Мужчина, не замедляя шага, пожал плечами и пошел дальше. А я стояла и смотрела. Так какое же не настоящее?..

Но это было больше года назад. А теперь я тоже вроде привыкла к заполярным чудесам, но все равно нигде, никогда я не видела более высокого, холодного, далекого и бескрайнего неба.

 

...А вот и Тонечка. При виде нее испытываю зависть всех цветов — от белого до фиолетового. Кто скажет, что это почти пожилая женщина? Белокурые локоны, небрежно выбивающиеся из-под шапки, мех голубого песца оттеняет синеву глаз, по-молодому выразительных. Веселое щебетанье, ровная спина и в любое время года обувь на высоком каблуке.

Странным, непонятным было выражение ее ясных глаз: немного заискивающее, вопрошающее и одновременно — дерзкое, вызывающее, чуть-чуть надменное. И живут эти громадные глаза, не обращая внимания на другие черты ее так здорово сохранившегося лица, независимо от того, о чем ведет речь их хозяйка. Как вспышки: вопрос — испуг, презрение; вопрос — испуг, презрение. Только ритм меняется. Удивительные глаза.

— Аннушка, вот накладные. Галина Александровна пошла к начальнику с моим письмом, но там совещание. Он подпишет, по телефону договорились... Я посижу у тебя?

— Пожалуйста. А чтоб не терять время (уже темнеет), рабочие вам все загрузят. Вы с машиной?

— Да, да. У тебя опять осужденные работают?

— Как всегда (а то она не знает!). Не бойтесь, не обманут, все точно по накладной загрузят... Если не верите, можно сразу проверить. Идите с ними, они при вас загрузят (никогда она с ними не пойдет). А впрочем, как хотите.

— Нет-нет. Пусть грузят. Раз ты им доверяешь...

Отдаю рабочим документы, ключи от складов, быстро решаем, откуда что взять, как загрузить, чтоб можно было проверить. И бегом назад, в «теплый» склад. Здесь хоть пар изо рта не идет.

— Сколько ты с ними уже работаешь?

— Полтора года.

— Какая ты смелая. Неужели никогда не было страшно? Это ведь рецидивисты. Особо опасные. Не боишься?

— Они работают, я работаю. Каждый делает свое дело. У меня ничего не пропадает... Не, не боюсь.

— Бр-р-р... Я бы не смогла. Умираю от страха при виде этого контингента...

Дался, он ей этот контингент. И вот так в каждый ее приезд.

Ну и глаза! Как будто кто-то включает. Переключает... Поправила кудри. Отточенный профиль. А руки!.. Как я раньше не замечала? Да, это женщина с какой-нибудь графской родословной... Не могу оторвать взгляд от ее рук. Смотрю и любуюсь.

— ...Что?

— Я бы очень боялась. Ведь здесь и убийцы сидят. Вот возьмут и тюкнут тебя. Им это ничего не стоит.

— За что?

— Не знаю... Просто...

— Ну, так не бывает.

А еще говорят, что руки выдают возраст женщины. Эти больше тридцати ни за что не выдадут. А вот мои еще и прибавят...

— Все погрузили? Идите, отдыхайте. Сегодня больше ничего не предвидится.

— Побегу. Галина Александровна уже, наверное, подписала.

 

— Приветик! А я к тебе покурить.

Это Зиночка. У нее нет «теплого» склада, только «холодные». Поэтому покурить она бегает ко мне.

— Тонечка приехала?

— Да.

— Когда загружать будешь?

— Уже.

— Не проверяла?

— Нет.

— Ох, надуют они тебя когда-нибудь, наплачешься. Может, тогда поумнеешь.

— Обойдется... Слушай, а сколько Тонечке лет?

— Шестьдесят — это точно. А может, и больше.

— Не может быть! Я думала, чуть за сорок. Ну, пятьдесят... Но чтоб шестьдесят!.. Может, меньше?

— Нет, не меньше.

— Ты что, паспорт ее видела?

— Не видела.

— Ну вот! Может и меньше. А руки... Сравни со своими, с моими. А я ведь моложе ее на двадцать с лишним... А глаза, волосы, походка... Нет, ей шестидесяти не может быть. Да и не на пенсии. Если бы ей было столько, как ты говоришь, она давно бы на Большой земле жила. Зачем мерзнуть? Да еще и работать?

— Она оказалась здесь во время войны... И ни разу отсюда не выезжала. Никогда. И отпуск здесь проводит. Живет безвылазно в этом медвежьем углу. И будет жить до самой смерти.

— Почему?

— Да ладно! Пойдем лучше к девчонкам чай пить. От Лили письмо вчера получила, тебе привет. Глебушка большой, уже почти год. Да, он пошел! Представляешь. Не ползал, сразу пошел. Обещают в год сфотографировать, сразу же пришлют...

Я ее знаю. Как начинает стрекотать, значит уходит от разговора. Вернее, убегает. Как в игре «тепло-холодно». Доходит до «жарко» — она в кусты.

— Почему же она никогда отсюда не уезжает?

— Да ну ее... Ты в магазине была сегодня? Хочу Глебушке подарок купить. Зайдем после работы?

— Почему она не выезжает?

— ...Здесь раньше четыре колонии были. Одна из них женская. Тонечка оттуда.

— Тонечка?!

— Да. Тонечка.

— Ты знаешь, за что?..

— Она во время войны совсем молоденькая (представляешь, как она выглядела) была в оккупации, встречалась с немцем, жила с ним. Родился ребенок. А фашист отказался взять ее с собой в Германию. Как ей оставаться? Она с малышом — к нему. Требует, просит, плачет. А он — ни в какую. Вещи его уже в машине, он уехать не может, Тонечка в него вцепилась. Ну, оторвал он ее от себя, оттолкнул. И к машине. Вот тут это и случилось... Размахнулась она ребенком, ударила его головой о дерево, возле которого стояла, да в машину немцу и закинула. «Забери, — говорит, — в свою Германию и свое отродье». Люди наши это видели. Как город освободили, ее под суд... С тех пор и живет здесь. Сначала в зоне, а теперь на воле. Никогда никуда не выезжает...

— Ну и Тонечка! За что же она тогда всех осужденных ненавидит? Такую дамочку из себя строит...

— За что ей их ненавидеть? Она их боится.

...Как ярко светится Зиночкина «беломорина» на фоне потемневшего за окном зимнего неба. Яркая теплая звездочка... Может, и мне закурить? Так вдруг захотелось заглотнуть этот горький дым, почувствовать тепло маленького огонька... Я обязательно пойду с ней после работы в магазин, и мы выберем Глебушке самый красивый подарок. А потом пойдем ко мне в гости. Или к ней... Или по очереди... До ночи еще далеко. И ни о чем мы сегодня говорить уже не будем.

 

— Аннушка, вот письмо. Все в порядке, подписали. Спасибо большое. Зиночка, здравствуй. На днях к тебе приеду. До свидания.

Глаза ее мигают, оставаясь раскрытыми, как будто включилось реле времени... Красивые руки кладут на мой стол документы...

Мираж — Малиновые ежикиСвалочная жизньЧтоб ты сдох!

Очерки — Рассказы — Пьесы

Альманах 1-09. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,8 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Качественная мебель - шкафы купе виды. Москва.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com