ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

ФАН-КЛУБ ВАН ГОГА


«Майский снег» в Херсоне. 2008.

ПРОЕКТ МИХАИЛА ПОРЯДИНА

Форум ИнтерЛита

Август — сентябрь 2008

УЧАСТНИКИ

БАТИСТУТА, Анатолий БЕРЛИН, Ирис ВИРТУАЛИС, Мария ВОЛЧЁНКОВА, Татьяна ВОРОБЬЕВА, Владимир ГОЖЕВ, Леонид ГОРЛАЧ, Игорь ДАНЬШИН, Алекс ДАРР, Евгений ЕВТУШЕНКО, Наталья ЗИМНЕВА, ЗОЛОТОЙ ДРАКОН, Ван КАПРИС, Минна КУНЦ, Юрий КУРАС, Ольга ЛАНЦЕВА, Владимир МАКУРОВ, Инна МАШЕНКО, Кирилл МИХАЙЛОВИЧ, Сергей МОМДЖИ, Ника НЕВЫРАЗИМОВА, Алекс ПЕНЬКОВ, Михаил ПОРЯДИН, Жак ПРЕВЕР, Наталия ПРОЦКАЯ, Хелью РЕБАНЕ, СЕЛЬСКИЙ ГУРУ, Наталия СОЛЯНОВА-ЛЕВЕНТАЛЬ, Александр СУВОРОВ, ТАЛЕКО, Арсений ТАРКОВСКИЙ, ТЕРРИ_ТОРИЯ МИРА_ЖЕЙ, Евгений УРАН, Юлия ЧИЖ, RED RABBIT,  ROSCOV, VICHKA.

Рис. Владимира ГожеваМихаил ПОРЯДИН

 

По дороге от Ван Гога к Далай-ламе

я удивлялся много

 

особенно алмазам в хламе

особенно людям на рынке

особенно птицам в клетке...

 

зачем Ван Гога ботинки

привязаны ленточкой к ветке?

 

 

Действительно — более 30 лет я иду от Ван Гога к Далай-Ламе.

И — надеюсь — нервная красно-желтая аура советского европейца понемногу сменяется прохладными серебристо-голубыми тонами Синегорья. Как на картинах Рериха, как в оригинале пейзажей прибайкальского предгорья Гималаев, что мой читатель может видеть на фотографиях, иллюстрирующих мои паломничества в места Силы Востока. (Код Михаила Порядина. Глава 9. Байкал. Возвращение Тишины. — Ред.)

И вдруг снова — как торнадо — синий вихрь от Ван Гога. Через Анатолия БЕРЛИНА.

 

 

Анатолий БЕРЛИН. «Синие ирисы».

 

...мир ещё не знает, кто такой Ван Гог...

                                       Вадим Берлин

 

То зловещий, то солнечный блик на губах,

И подсолнух, как символ, желтеет впотьмах,

Краски юга в пейзажах, гармония, страх,

И душа изболелась от стигм.

 

А в созвучиях света, в контрастах его,

И в безумстве мазка на зловещих панно

Гениальность являет своё торжество,

Только мир это позже постиг.

 

В провансальском кувшине теснятся цветы,

Проступает пятном серый лик нищеты,

Распустившихся ирисов синие рты

Предвещают терзаний итог.

 

Над полями кричит вороньё неспроста...

В небе, вихрем кружащем по пряже холста,

Рассыпая мазки, угасает звезда...

Истекающий жизнью Ван Гог.

 

Страница А.Берлина на ИнтерЛите.

 

 

Возникло ощущение, что спокойный синеватый туман над моей головой снова стал накаляться, уплотняться.

И вызов из ноосферы не заставил себя долго ждать:

 

«Дорогой Михаил!

Зайдите на сайт — Вас вызывает... Ван Гог.

Задорожный В. Затмение солнца: Драма в трех действиях. — Херсон: ОАО «ХГТ», 2007

zadorozhny-1.htm.

С уважением, Валерия».

 

 

Мистика, да и только!

Здесь главное даже не имя — ВАН ГОГ, а адрес автора — ХЕРСОН:

Мой «Подсолнух» был написан именно в Херсоне в 1977-м.

Среднюю часть я потом удалил: показалось слишком личностно...

 

...........................

Идет по сонному Херсону

Винцент в пальто семисезонном...

 

Ты стал худым, как решето.

Играет ветер сеткой нервов.

Ну что ж... Спасибо и на том, —

На вот такой любви не первой.

 

Сто тысяч лет ты был не понят

Из тысяч жизней изгнан был

И в богом проклятом Херсоне

Кого

явленьем

удивил?..

 

Сквозь дымной осени освенцимы

иду в худом пальто Винцентовом.

 

 

И вдруг — белой ночью посреди июня 2008 года — я вновь услыхал стук сердца Ван Гога и вышел в поиск по Интернету.

Вот часть моих находок.

Это стихотворение поисковик выдал мне первым... Самое читаемое?..

 

ROSCOV

 

ВАН ГОГУ

 

Я люблю художника Ван Гога —

он сразил меня и покорил

тем, что в этой жизни очень много

странствовал, безумствовал, творил.

 

Этот гениальный шизофреник

с детской впечатлительной душой

по миру без дома и без денег

шёл своей дорогою большой.

 

И вела большая та дорога

сквозь поля земные и леса

нищего художника Ван Гога

к горизонту — прямо в небеса.

 

Он. уже больной и одноухий,

брал за высотою высоту

в творчестве. И телом был и духом

предан только кисти и холсту.

 

В доме скорби, в дни душевной боли,

он, колпак дурацкий теребя,

представлял в широком жёлтом поле,

в солнечных подсолнухах — себя.

 

Отгоняя ту — с косой, косую,

озирая мысленно межу,

думал: «Я то поле нарисую!»

Поправлял себя: «Отображу»

 

И — отобразил... И чтят Ван Гога,

у его «Подсолнухов» стоят

все народы: гога и магога,

русский, украинец и бурят.

 

Ах, как это горестно и сладко,

и какая правильная смерть:

творчеству отдаться без остатка,

в вдохновенья пламени сгореть,

 

чокнуться, сойти с ума, свихнуться,

ухо отхватить себе ножом.

А потомки после разберутся —

кто был гений, ну а кто — пижон.

 

Вот пример служенья Музе, Богу —

тем творцам, кто беден и гоним.

...Я люблю художника Ван Гога,

молча преклоняюсь перед ним.

 

© Copyright: Roscov, 2003

Арсений ТАРКОВСКИЙ

 

* * *

 

Пускай меня простит Винсент Ван Гог

За то, что я помочь ему не мог,

 

За то, что я травы ему под ноги

Не постелил на выжженной дороге,

 

За то, что я не развязал шнурков

Его крестьянских пыльных башмаков,

 

За то, что в зной не дал ему напиться,

Не помешал в больнице застрелиться.

 

Стою себе, а надо мной навис

Закрученный, как пламя, кипарис.

 

Лимонный крон и темно-голубое, —

Без них не стал бы я самим собою;

 

Унизил бы я собственную речь,

Когда б чужую ношу сбросил с плеч.

 

А эта грубость ангела, с какою

Он свой мазок роднит с моей строкою,

 

Ведет и вас через его зрачок

Туда, где дышит звездами Ван Гог.

 

1958

 

 

Кто знает — прочитай я это стихотворение до того, как начал писать УВЕРТЮРУ к ПОДСОЛНУХУ — решился ли бы продолжать?

 

Но — не прочел

 

и смело писал своего Ван Гога

и свой сумасшедший дом

и свой поход в мир черного солнца.

КОНКУРС ПЕРЕВОДА

 

ЖАК ПРЕВЕР

Complainte de Vincent a Paul Eluar

 

Ирис ВИРТУАЛИС

 

ЖАЛОБА ВИНСЕНТА ВАН ГОГА ПОЛЮ ЭЛЮАРУ

Перевод с французского

 

В Арле, где катит воды Рона,

Под жестокими лучами южного солнца

Человек из фосфора* и крови

Испускает неотвязную жалобу,

Подобно женщине, производящей на свет своего ребенка;

И белье становится красным,

И человек с воплями убегает,

Преследуемый солнцем,

Солнцем пронзительной желтизны

В бордель, что стоит почти на берегу Роны;

Человек приходит, как волхв,

Со своим нелепым подарком;

У него голубой и нежный взгляд,

Взгляд, поистине ясный и безрассудный,

Как у тех, кто все дарит жизни,

Как у тех, кто не знает зависти

И показывает бедной малютке

Свое ухо, завернутое в белье;

А она плачет, ничего не понимая,

Вспоминая грустные предсказания...

Страшная и нежная раковина,

Где жалобы умершей любви

И нечеловеческие голоса искусства

Смешиваются с шепотом моря,

А потом умрут на плиточном полу

В комнате, где красная перина

Красного, внезапно вспыхивающего, цвета;

Смешай этот красный — такой красный

С кровью, еще намного более красной

Винсента, полумертвого

И целомудренного, как сама картина

Нищеты и любви;

Обнаженная малютка, совсем одна, без возраста,

Смотрит на бедного Винсента,

Пораженного своей собственной грозой,

Которая обрушивается на плитку,

Уложенную в его самой красивой картине,

И гроза проходит утихшая и равнодушная,

Катя перед ним свои огромные бочки крови, —

Ослепительная гроза гения Винсента,

И Винсент остается на месте спящий,видящий сны и ворчащий во сне,

И солнце над крышей борделя,

Как безумный апельсин в безымянной пустыне,

Солнце над Арлем,

Вопя, ходит по кругу...

 

* Во французском разговорном языке «фосфоресцировать» означает работать головой, шевелить мозгами.

 

Ирис Виртуалис 05.01.2008

http://www.stihi.ru/poems/2008/01/05/2126.html

 

 

Сергей МОМДЖИ

http://www.stihi.ru/pics/2008/07/20/3288.jpg?5527

 

ЖАЛОБА ВИНСЕНТА ВАН ГОГА ПОЛЮ ЭЛЮАРУ

Перевод с французского

 

В Арле, где катит волны Рона,

И жжет нещадно южное солнце,

Человек — трудоголик по крови,

Извергает жалобы так же,

Как женщина в родах в борделе,

И белье становится красным,

А мужчина с воплями в бега,

 

Преследуемый только солнцем,

Пронзительно желтым таким,

Как на его картинах.

Он возвращается, как король магов,

В бордель на берегу Роны,

С подарком абсурдным.

И взгляд у него голубой и нежный,

Он ясный и безрассудный,

Что жизнь только любит безумно,

И ему незнакомая зависть.

Он протягивает бедной малютке

Свое ухо, в тряпицу завернуто,

А та плачет, не понимая,

На чем он сейчас повернутый,

Вспоминая грусть предсказания...

Ужасная и нежная раковина,

А в ней жалобы мертвой любви,

И голос неимоверный искусства,

Смешанный с шепотом моря,

И все это умрет на кафеле пола,

В комнате с красной периной,

Вся в вспышках красного цвета.

Смешай этот красный и красный

Крови, ещё краснее.

Полуживой Винсент,

И цельный, как и его картины

Нищеты и любви,

Только голый новорожденный

Смотрит на бедного Винсента,

Пораженного собственной бурей,

Что обрушилась там же на плитку,

Уложенной, как в его самой,

Самой красивой картине.

И гроза уходит спокойно и безразлично,

Перекатывая огромные бочки крови,

Ослепительная гроза гения Винсента.

И Винсент засыпает,

Ворча и стеная во сне,

А солнце опять над борделем,

Как апельсин в безымянной пустыне,

Солнце Арля,

Которое вопит,

Идя себе там по кругу.

 1    2    3    4    5    6

Об авторе Михаиле Порядине. Содержание страниц

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com