ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Борис ПОПОВ


Об авторе. Содержание раздела

ПУБЛИЦИСТИКА

ИВЫ НАШЕЙ ПАМЯТИ

 

Сороковые, роковые,

военные и фронтовые,

где извещенья похоронные

и перестуки эшелонные.

Гудят накатанные рельсы.

Просторно. Холодно. Высоко.

И погорельцы, погорельцы

кочуют с запада к востоку.

<...>

Как это было! Как совпало —

война, беда, мечта и юность!

И это всё в меня запало

и лишь потом во мне очнулось!

Сороковые, роковые,

свинцовые, пороховые...

Война гуляет по России,

а мы такие молодые!

 

«Такие молодые» в большинстве своём уже ушли из жизни... Боль, запавшая в их души и тела, стала ли нашей болью?

Давайте поговорим без обиняков, напрямую. Любое государство проверяется своим отношением к детям и старикам. Кто у нас самые обиженные в родном краю? Да, правильно, дети и старики. Дети, забывающие дух, воздух, теплоту детства, вкус конфет и мороженого, и старики, лишённые спокойной, уверенной старости. Старики, прошедшие горнило первых пятилеток, войн, репрессий и равнодушия. Старики, отдавшие своей Отчизне молодость и зрелость, силу и ум и получившие взамен позорные, нищенские подачки. Вычеркнутое поколение. Растянутая смертная казнь. Наши отцы и деды.

Как ни стыдно признаться, но мы, русские люди, при всех бывших у нас в прошлом великих культурных достижениях, остаёмся в политическом отношении почти первобытными варварами. Что, конечно, печально для данного дня.

Поэт-фронтовик А. Межиров однажды написал пророческое:

 

Мы долго так друг друга убивали,

что я невольно ощущаю вдруг,

что этот немец в этой людной зале

едва ли не единственный, едва ли

не самый близкий изо всех вокруг.

Перегорело всё и перетлело,

и потому совсем не в этом дело,

как близок он — как враг или как друг!

 

Бывшие враги сегодня лучше понимают друг друга, чем мы — дети своих отцов и внуки своих дедов. Что с нами произошло, что случилось, какая чума пала на наш дом? Немощных ветеранов войны изгоняют из очередей в магазинах, смотря вслед почти волчьими глазами: развелось вас!.. В городских больницах лежат увечные, искалеченные, никому не нужные живые мертвецы. Недавно я видел одного такого — сын и дочь отказываются забирать его домой, и бедолага пока ютится в одной из палат 4-й городской больницы. Зато мы делаем ракеты и презентации клубов деловых людей. Вместе с увеселительными заведениями. Всё путём!

 

Учителями моими были они, поэты-фронтовики — Д. Самойлов и А. Межиров, Б. Окуджава и Ю. Левитанский. Как забыть, как вычеркнуть из сердца их незабвенные строки:

 

Ливень лил всё лето.

Надо мной

шевелился прах грозы летучей.

А война закончилась весной —

я остался жить на всякий случай.

 

Или:

 

В этот час у нас в дому

мать уронит свой кувшин

и промолвит: Ах, мой сын!

И промолвит: Ах, мой сын!

 

Или:

 

Ах, война, что ж ты, подлая, сделала:

вместо свадеб — разлуки и дым,

наши девочки платьица белые

раздарили сестрёнкам своим.

 

Поэт мучительной, непонятой и не до конца понятной судьбы Арсений Тарковский, совестливый русский интеллигент, подытожил на склоне своих дней:

 

Я свеча, я сгорел на ветру.

Соберите мой воск поутру,

и подскажет вам эта страница,

как вам плакать и чем вам гордиться.

 

К нашему общему облегчению, они простили или простят нас — наши учителя. Они — люди иной веры, веры в человеческое достоинство. Но стыд иногда обжигает мои щёки.

На стенде одной из библиотек города я прочитал, в общем-то, прекрасные строки Марины Цветаевой: «Не лебедей это белых стая — белогвардейская рать святая!» Год или два назад на этом же самом месте висело парадное «Партия — наш рулевой!» Это, что ли, гласность и свобода слова? Это плебейское приспособленчество в самом прямом смысле, шутовство и кощунство!

Тот, кто действительно верит в «полный разума русский язык», не сможет втиснуть себя в прокрустово ложе очередных лозунгов.

Впрочем, ко Дню Победы это не имеет никакого отношения — и слава Богу.

Так о чём же я хотел сказать, дорогие мои современники? Я хотел напомнить о Памяти. И давайте не будем судить поэта, написавшего:

 

Какая музыка была!

Какая музыка играла,

когда и души и тела

война проклятая попрала.

 

Мы все можем ошибиться — особенно насчёт музыки. Но редко вспоминаемый ныне А. Т. Твардовский был прав: «ночью все раны сильнее болят». Так стоит ли превращать свет в тень, а жизнь в долгую нескончаемую ночь беспамятства. Отдадим должное нашим ветеранам — в любом случае они заслужили право на своё присутствие в Книге Судеб.

А день поминовения отмечается во всём мире.

 

И напоследок — снова слово Арсению Тарковскому:

 

Иван до войны проходил у ручья,

где выросла ива, неведомо чья.

Не знали, зачем на ручей налегла,

а это Иванова ива была.

В своей плащ-палатке убитый в бою,

Иван возвратился под иву свою.

Иванова ива,

Иванова ива,

как белая лодка, плывёт по ручью.

 

Да не завянут ивы нашей памяти.

«Магнитогорский рабочий» 9 мая 1992 года

Оригинал

СтарикИвы нашей памятиЖизнь простаСумерки новой жизни или Ностальгия по 60-м
«И где у славы место мне» Когда рождается слово

«Братская баллада»

Стихи Бориса Попова — Публицистика, лит. обзоры Светлана Гладкова. Главы из будущей книги
Иван Попов. «Попытка прощания»

Об авторе. Содержание раздела

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com