ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Борис ПОПОВ


ПРИЛОЖЕНИЕ
к
статье Альбины Золотухиной (Мухаметкуловой) «Угрожает астролог, возражает поэт»

 

 

1. Попытка прощания

С. Гладковой

Так пусто и грустно мне было вчера.

...Менялась погода и ветер подталый

топтался у окон, свистел у двора,

по комнате шарил и лез в одеяло.

И встал я тяжелый, и лег я больной,

и только лицом я к стене повернулся.

как ангел разлуки взлетел надо мной,

и всех я простил,

и, простив, встрепенулся.

Ты, птица ночная, не плачь обо мне!

Забытый и слабый, в пустынной постели,

лицом повернувшись к побитой стене, —

я чувствую ход предпоследних метелей.

Ты, город железный с несытой душой,

расставил свои батареи и сети

и думаешь, глупенький, — что ты большой?

ты маленький-маленький город на свете.

Ты точка на карте, пылинка полей,

песчинка пустыни, листок среди леса!

Но нет ничего мне на свете милей,

чем это твое неживое железо.

Прощайте, прощайте, я скоро уйду!

Недаром я вижу в оконном проеме

зеленую, зимнюю, злую звезду

и стекла в истоме, и оторопь в доме!

Лицом повернувшись к обшарпанным снам,

мне сладостно греть свои горькие думы —

как будто бы это посыл временам,

молве и безмолвию, сраму и шуму!

Прощайте, прощайте, я скоро уйду —

без слез и упреков, угроз и объятий —

уже не подвластный земному суду,

еще не готовый к небесной расплате.

Легки на помине, придите, друзья!

Любимая мною полюбит другого.

А мне остается река и ладья,

и слово, которому верил, и слово...

 

 

2.  * * *

 

Поглядывая в узенькие окна,

спустись по той уклончивой тропе,

где и твоя мелодия подмокла

в состарившейся каменной резьбе.

Там черные круглы полуворотца,

узоры стерты мягкие, чужак

сквозь мрак ветвей никак не проберется

к беседке, пламенеющей как мак.

О, юность недоверчивая! Скупо

ты отдаешь нам наши же слова!

...Сто лет назад здесь дождик плыл и хлюпал.

Сто лет назад кружилась голова.

Как ястреб напрягающийся, ясно

услышь и вспомни, вспомни и пойми —

ты все-таки был связан не напрасно

с тобой уже забытыми людьми.

И, бледными, скользящими губами

нашаривая девичьи уста, —

ужель тогда не чувствовал ты пламя

любви, что низвергала высота!

Ах, перевертыш памяти! Пустые

глаза твои меня не удивят.

Ты всех простил. Тебя давно простили.

Да был ли кто-то там и виноват?

За школою цвело-горело поле,

и спотыкались спелые дожди.

...Кричи в ладонь: «Марина, Надя, Оля!..»

И так — по эху грешному — иди...

 

 

3. Протечка

 

И. Бродскому

 

Кран подтекает, роняя слезу за слезой.

Все холодильники мира включаются разом.

Ночь подтекает, роняя звезду за звездой,

и подтекает, страдая бессонницей, разум.

С левого бока — что снится тебе, расскажи?

Или на правом бравей и ужасней сюжеты?

Глянешь в окошко — ан нет в темноте ни души.

Все графоманы и гении пишут «Про это».

Кран подтекает и ночь подтекает, течет

все во вселенной меняется, нас изменяет.

С левого бока к супруге соседа влечет.

С правого бока к пивному киоску гоняет.

Бред бытия, если вдуматься, даже не в том,

что мы за краем не видим ни ада, ни рая.

Пьем и поем, и работаем, и понемногу живем —

может, вернее сказать, что слегка умираем?

Эта протечка, течение, вечный проток

необъяснимы и неудивительны — что же,

глядя на небо, и ты восклицаешь: «О, Бог!»

Опоминаешься — кран протекает: «О, Боже...»

 

 

4. * * *

 

В. Вельямидову

 

Посреди кирпича и железа,

промазученных труб и прокладок,

городского каленого леса,

превращенного в спальни и склады,

посреди этой нуди и неги,

в тошнотворном клею живодерен —

похмеляется юный Онегин

и блюет почерневший Печорин.

Проверяя замки и задвижки,

веря опыту, а не капризу, —

запирает сберкнижки князь Мышкин

и уходит с небедною Лизой.

На распутье темно и туманно,

голодны эти ночи пустые —

и украдкой Каренина Анна

отлепляет ресницы густые.

Ах ты, Русь — окаянство да пьянство!

Тяжко жить и не легче подохнуть.

За окном убывает пространство

незаметно — ни ахнуть, ни охнуть!

Буераки, бараки, бочаги,

целины золотая бумага,

где чахоточный Павка Корчагин

озирает плантации мака.

На зашмыганной, рваной дерюге

спят синюшные пасынки века,

неподвластные посвистам вьюги

и веселой тщете человека.

Прорывается лава сквозь кратер,

заливая поля и предгорья.

Белоснежный качается катер

у причалов Средиземноморья.

Покрываясь здоровым загаром,

счастлив Чичиков Павел Иваныч,

покупая почти что задаром

тыщу душ, костенеющих за ночь.

 

 

5. Баллада

 

Так нервно улыбается тоска,

так робко подбирается разлука,

так, хлесткая, у самого виска

стрела летит из дружеского лука.

Так день спешит, преображаясь в ночь,

так ночь скользит, одетая без платья,

так мать ревнует собственную дочь,

за воровство наказывая зятя.

Однажды днем, очнувшись, подойдешь

и ты к дыре оконного проема —

и, снегом оборачиваясь, дождь

вдруг подмигнет тебе по-молодому.

Размытый город заревом сверкнет.

И на ступенях каменной Эллады

вновь зазвучит без слов почти, без нот

забытая и древняя баллада.

Я ничего у жизни не прошу.

Она проходит, розы и колючки

бросая и дворцу, и шалашу,

и умнику, и просто недоучке...

 

 

6. * * *

 

Ничего не имеет значения,

кроме этого утра и вечера,

кроме шумного столоверчения,

когда вроде вертеться и нечему.

Ничего не имеет значения.

Заменяются главы, названия.

Вместо нудных уроков черчения

выпадают часы рисования.

Жизнь, куда ни посмотришь, не сладкая —

корчи Каина ты или Авеля,

напролом при вперед иль украдкою:

все талоны давно отоварены!

Кто-то раньше прошел спорой кромкою,

наплевав на святое учение.

И поэтому шествуй сторонкою —

ничего не имеет значения.

Только чай испитой, неотстоянный

и взбодрит тебя вялого, голого:

сколько б пиршество это ни стоило —

все ж, спасибо, спасает от холода.

А заря, а зарница, а зарево

выплывает, плывет по течению —

и готовит нам новое варево.

...ничего не имеет значения!

Ничего не имеет значения,

кроме глаз твоих, полных свечения,

кроме рук, необструганных ласкою,

и волос с полосатой повязкою,

кроме горького города нищего,

кроме гордого золота вашего,

кроме нужного шага и лишнего

шага в сторону, самого важного...

 

 

7. Распад

 

Возникает посреди очередей

миф о крысах, пожирающих людей.

И растет он в глубину и ширину,

миф, корнями уходящий в старину.

Разрывают духоту жилых квартир

разговоры, где присутствует вампир,

прилетевший на тарелке издаля

и усевшийся на наши на поля.

Время, время, ты высасываешь кровь

и обгладываешь кости мертвецов,

нипочем тебе ни дружба, ни любовь,

ни последние пристанища отцов!

Смотрит прошлое, как пришлое, на нас.

Что случилось? Почему разъезжен путь?

Ах, иметь бы, словно Шива, третий глаз —

разглядели бы тогда чего-нибудь!

Утро пахнет свежей свадьбой похорон,

под туманом прогибается карниз.

Разрушается родимый Вавилон

и Харонова ладья уходит вниз.

 

 

8. * * *

 

Пьяный ветер распутья

крыши рвет на ходу.

Снега нет и не будет

в этом страшном году.

Обещает астролог —

и почти задарма:

будет гнет, будет голод,

затемненье и тьма.

И покроется коркой

ядовитой вода,

и земля станет горькой,

задушив города.

И внезапно старея,

вымрет птица и скот.

Никого не согреет

этот будущий год.

Потому что таблица

звезд и вышних планет

расположена сбыться —

и сомнения нет.

Но есть точные сроки,

где пройдет, аки лев,

расчищая дороги,

нострадамовский гнев!

Содрогнется от гуда,

задымит, зачадит

мир... Христа от Иуды

сердце не отличит.

— Будет ночь, будет голод.

— Будет утро и свет.

Угрожает астролог.

Возражает поэт.

 

Оригиналы:

Статья Альбины ч. 1

Статья Альбины ч. 2

Альбина Золотухина. «Угрожает астролог, возражает поэт».
Рецензия на книгу Бориса Попова «Под знаком Весов»

Светлана Гладкова. Главы из будущей книги о жизни и творчестве Бориса Попова

Стихи Бориса Попова Публицистика Иван Попов. «Попытка прощания»
Об авторе. Содержание раздела

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com