ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

ПОЛЫНЬ


ЧАСТЬ I. КОКОН

«Если можешь не писать — не пиши»

 

Если могу не писать — не пишу,

так, понемножку стишками грешу.

Много ли надо? Да капельку, чуть —

дозу озвучу — и снова молчу.

 

Если могу не стихи — не стишу,

ритмов обрывками тайно грешу:

звяками чашек, чепятками букв,

света и тени, реалий и глюков.

 

Если могу не дышать — не дышу,

не потревожу и не напишу,

словно и нет меня, слов-то и нет,

нет, как и не было, сотнями лет.

 

Если могу не лететь — не лечу,

землю цепочкой следов истопчу.

Что-то диспетчер уснул невзначай,

мы подождём... Не грусти, не скучай...

 

Мой поводырь

 

Меня ведут стихи, и я ведусь,

ритмично тикает стихов голимый пульс,

дробя осколками подтаявшую грусть,

занозой колкою врезаясь наизусть.

 

Меня ведёт к тебе, и я ведусь,

мне компасом — ускорившийся пульс,

а маяком — изменчивая грусть.

За волнорез, резвясь, уплыть я не боюсь.

 

Меня ведёт незримый мой кумир,

что канонадой крошечных мортир

изрядно душу мне изрешетил,

латая пластырями наскоро в пути.

 

Мой поводырь, веди, пока ведусь,

пока частит причудами мой пульс,

перемежая счастье, боль и грусть,

что впереди — пророчить не берусь...

 

17-40 L.

 

В моей ладони притаилась птица.

Я вдаль пыталась отпустить ее не раз,

Но насовсем ей что-то не летится:

К Вам на плечо она доверчиво садится...

На новых снимках — милые смешинки

Иль крошечные прежние грустинки,

Что разглядел округлый птичий глаз.

 

* * *

Прости, что линзами навскидку целясь,

Я мир бескрайний рамкой раскроЮ.

Мы под одним светилом-Солнцем грелись,

С той стороны стекла опять стою.

А в раме — мир, прекрасный и манящий,

Земля людей, увитая плющом.

Прости, что только так, стеклом таращась,

Я оправдать смогу тот высший счет,

Что будет выставлен однажды для меня.

Кто знает, оплачу ль его сполна...

 

Мысли и смыслы

 

В этих письмах столько смыслов,
и намёков серебристых,

как пузыриков в игристом,

столько мыслей в голове.

Сотни замыслов замыслим,

строки численно исчислим,

смыслов острых, свежих, чистых

список полнится новей.

Мыслей чётких, как и смыслов,

не нащупав — не исчислим,

увлечённо поразмыслим,

супя ниточки бровей.

Эти смыслы сея в мысли,

мы мечтательно домыслим

и взрастим бескомпромиссно

в нашей завтрашней главе.

 

Творцам

 

Творцам таких

нас(п)ыщенных стихов,

безостановочно плывущим по теченью,

как я,

что графоманством тайно промышляют,

сей бравый стих

я без жеманства посвящаю.

 

О мы, писцы бесчисленных стихов,

безмерных, безразмерных, безответных!

так вот, о мы,

о сонм наш незаметный!

Как жил бы мир

без точных наших слов?

Без этих тучных и бесхитростных даров,

плодов пера стараний беззаветных?

 

О нас, полках

невидимых бойцов,

о патриотах речевого фронта,

что вместе победят, в конце концов,

безмолвие

блистательным экспромтом,

о нас слагаю гимн, и песнь, и хор,

и стих, конечно, тоже излагаю.

 

Чу! чудится мне чей немой укор?

Стерпи, прости, бумага, дорогая...

 

УМ и МУ

 

Дайте пищи ненасытному УМу!

Надо съесть еМУ чего-нибудь и выпить,

Феттучини, или, может, бастурМУ,

В крайнеМ случае сгодятся сУши рыбьи.

Усвояйся, редкостная дичь!

УМ, васаби-соусом прожженный,

остроты и меткости достичь

УстреМляйся, мысля нешаблонно!

Что аМброзий райских нежный вкУс?

Что еМУ слащавость нектарина?

Перцу пересыпать не боюсь

вместо жухлой горечи полынной.

Вместо кислого кисельного нытья,

вместо пресных водянистых капель

вос-питаю без диеты УМ свой я

без постов понтовых,

станет — скальпель!

 

Ряды

 

нет числа тем рядам,

я устала считать

и прочитывать вновь

их.

позади холода —

проплатили счета —

упакованы мной

в стих.

надоели ряды?

и напрасны труды,

беглых пальцев умолк

звук?

в этом нету беды,

вес словесной воды,

словно дождь, решетит

слух.

не могу не водить,

слов прозрачных не лить,

не сочась, не давать

влаг.

изобильна роса,

выпадает из глаз

прямо в сердца живой

мак.

 

Письмо

«Облетают грачи

с пожилых колоколен...»

   Владимир Ланцберг

И лета, кажется, не будет никогда —

Колючей сеткой с неба падает вода,

Туманит мысли, отсыревшие с утра —

Тропой раскислой не добраться до костра.

 

Ошибок ворохом набитый рюкзачок

Эх, нацепить бы на кривой сучок!

Да тот сгорел, нам освещая путь,

Тащить самим придется как-нибудь.

 

Осенний чай отчаянно горчит,

И листья облетели, и грачи...

 

Кокон

 

Вот она, силища тайны неведомой

Теплых ладоней твоих:

С коконом кукольным, старым пристанищем

Снова расстанусь на миг.

 

Только на миг расставаться не хочется

С жалкой одежкой своей,

Тонким крылом отгонять одиночество

Буду отсюда взашей.

 

Дальше и дольше безумною искрою

Вылечу наискосок

Жаль, не заденет тебя этот выстрел мой,

Вычтешь лишь несколько строк...

 

Так вычитанием, не причитанием

Тщимся прибавить любви,

Ищем приметы в своих наказаниях,

Хлещем себя до крови.

 

(Рифму усталую я не обжалую,

Пользую наверняка).

Силы своей уделю долю малую

Только Тебе я пока...

 1    2    3    4

Альманах 1-07. «Смотрите, кто пришел». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,4 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

гадать на судьбу

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com