ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Анатолий ПИСКУНОВ


Родился и вырос в Крыму. Живет в Москве.

В 2006 году в издательстве «Зарницы» (Фонд им. И.Д. Сытина) вышел авторский сборник стихотворений «И так недосягаем горизонт».

В 2008 году публиковался в коллективных сборниках серии «Библиотека современной поэзии» («В мире цветов», «Любовь поют вам ангелы-поэты», «Времена года. Осень-2008», «Сокровенные струны души», «В царстве природы»).

В 2009 — 2011 годах печатался в альманахах «Золотая строфа-2009», «Ковчег — Крым», литературно-художественном журнале «Симферополь», сборнике стихов «Звездопад» и др. изданиях.

Участник IV Международного Гумилёвского фестиваля поэзии «Коктебельская весна».

 

В конце 2012 года в московском издательстве «Маска» тиражом 100 экземпляров вышел сборник стихов А. Пискунова «Весны сияющая бездна». Это его вторая книжка. В неё включены произведения, написанные, в основном, после 2006 года. В новом обращении к читателю автор остаётся верен замечательной традиции русской поэзии — философско-лирическому стиху.

 

О ПОЭЗИИ АНАТОЛИЯ ПИСКУНОВА:

«Новое имя Интерлита — Анатолий Пискунов. Он вызывающе невызывающ, всего лишь — прост и ясен, тонок и точен. Словно он настроен, как радиопередатчик тона и смыслов, на одну, но зато самую главную, несущую частоту корневой русской поэзии. Так слава же (естественно) Интерлиту, ибо он, как река, бережно перекатывает самородки талантов совсем близко от берега, и их нам становится вдруг так хорошо видно в прозрачной реке времени. Наклонись же, прочти...»

Владимир Возчиков:

16.10.08

 

«В каждом стихотворении есть та самая квинтэссенция, на каждом — та самая неподдельная проба подлинной поэзии. Такими показались мне следующие вещи: «Полдень», «Перхушково», «У костра», «В мае», «Июль на юге», «В гостях», «Август», «Куст», «Ожидание», «Запоздалое тепло», «Последнее тепло»...

Особенно в этом смысле выделяются стихотворения «Июль на юге» и «Куст». Мне они кажутся совершенными».

Валерий Митрохин.

17.10.08

 

Третья книжка Анатолия Пискунова вышла в 2014 году.

 

В настоящий сборник включены стихотворения, написанные, за редким исключением, в XXI веке. Часть из них публиковалась в двух вышедших ранее книжках автора, «И так недосягаем горизонт» (2006 г.) и «Весны сияющая бездна» (2012 г.), некоторые увидят свет впервые. Ряд произведений вошёл в шорт-лист премии «Живая литература» в сезоне 2012-2013 гг.

 

«Стихам Анатолия Пискунова свойственна щемящая интонация, напоминающая рубцовско-есенинскую... Такие поэты приходят в момент активизации социальной тектоники, обострения хронических недугов общества, они появляются как народные целители. Когда официально предлагаемые лекарства бессильны помочь государственному организму, народ прибегает к проверенным средствам спасения. Одной из вековечных панацей для нас является слово правды, направленное прямо в эпицентр боли.

Валерий Митрохин. Вопреки и благодаря. Вместо предисловия к книге стихов Анатолия Пискунова «Ковчег»

 

ОСЕННИЙ СВЕТ.  СТИХИ 2014 ГОДА

 

ОСЕННИЙ СВЕТ

 

Вновь с головою накроет сияние дня,

столько вокруг разольётся неяркого света.

Нежно, легонько, любовно коснётся меня

бережный ветер недолгого бабьего лета.

 

В улицы хлынет, на площади и во дворы

ласковый свет замечательной этой поры —

времени шалой надежды, и дерзкой, и зыбкой.

Будто бы мир озарился недолгой улыбкой.

   Октябрь-ноябрь 2014 года

 

 

ТАВРИЧЕСКАЯ СТЕПЬ

 

Заночевать в степной глуши под оголтелым лунным оком,

когда как будто ни души — живой, отзывчивой — под боком.

 

А мне просторней и теплей в ночи, овеянной веками.

В ней, в океане ковылей, плывут цикады со сверчками.

 

Пугливы, чутки сны земли, узоры звёзд несокрушимы.

Беззвучно мечутся вдали лучи невидимой машины.

 

Ночная лесополоса темна, да только не враждебна.

И распахнулись небеса для слёз, восторга и молебна.

 

И ввысь торопится земля, уже луна и звёзды рядом.

И рукоплещут тополя сверчкам несметным и цикадам.

   5 октября 2014 года

 

 

ЕЩЁ ОДНА ОСЕНЬ

 

Ещё раз повернулся шар земной, суставами скрипя, вокруг себя.

Как будто это прибыли за мной и ждут, края одежды теребя.

 

С насиженных высот летит листва, упрямо заметая прорву лет.

И кружатся, и мечутся слова, как бабочки, спешащие на свет.

 

Мне думалось, я всё сказал, что мог, а если не успел, то потому,

что день, который вымок и продрог, уходит в остывающую тьму.

 

От огненного лета ни следа. И, сумрачному зеркалу сродни,

высматривает сонная вода взволнованные холодом огни.

   8 сентября 2014 года

 

 

ИНТИМ

 

Поэзия не то, что мы хотим,

не школьная зубрилка, тишь да гладь.

Поэзия — неслыханный интим,

а мы твердим: «Интим не предлагать!»

 

Крута тропа, маршрут неумолим.

Живи любя, страдая и греша!

Бесчувственных не празднует Олимп,

ему нужна ранимая душа.

 

Ты весь как нерв, который обнажён,

ты то и дело лезешь на рожон,

и для тебя, взъерошенный поэт,

за пазухой у бога места нет.

 

Душа твоя раздета донага,

распахнута для друга и врага,

превратный стыд отвергнут и забыт,

и душит быт, как пыль из-под копыт.

 

Поэзия не то, что мы хотим,

не чопорная дама, тишь да гладь.

Поэзия неслыханный интим,

а нам твердят: интим не предлагать!..

   12 августа 2014 года

 

 

ДОНБАСС

 

Решено, будто мы виноваты? — Обелят нас века, но пока,

безрассудны и витиеваты, над землёю плывут облака.

 

Словно нет ни резни по соседству, ни бегущих от этой беды

и не снятся донецкому детству разбомблённые ныне сады.

 

Не слыхать соловьиное соло, в огородах царит лебеда,

и дымятся разбитые сёла, и в руинах лежат города.

 

Тополя — как потухшие свечи, в палисадниках — копоть войны...

И ложится на русские плечи иноземная доля вины.

   6 июля 2014 года

 

 

НАЧАЛО

Н.

«...И страшно её угадать

В ещё незнакомой улыбке».

                  А. Ахматова

Ещё не знакомы ни взгляд, ни улыбка,

но вижу я нынче тебя лишь одну,

и сердце трепещет, как мелкая рыбка,

пугливо, легко уходя в глубину.

 

Простор между нами стремительно скомкан,

он словно в огне мировых катастроф,

и тесно становится хрупким обломкам

разбившихся вдребезги прежних миров.

 

Держаться поодаль — и всё-таки рядом,

ещё не любить, но уже ревновать.

Теперь-то я знаю, что исстари взглядом

умели казнить и огонь добывать.

 

Слепые горнисты трубят о начале,

играют побудку, светлея лицом,

чтоб сердце и разум поспешно сличали

черты идеала с живым образцом.

   2 июля 2014 года

 

 

ДОЛГИЙ ВЕЧЕР

 

Долгий, долгий летний вечер. Беспредельный ясный свет.

Незатейливые речи, мой вопрос и твой ответ.

 

Где-то музыка играет, щедро звуками соря,

и степенно догорает безупречная заря.

 

Боже, как спокойно всё же, как похожи вечера!

Завтра снова день погожий, как сегодня и вчера.

   30 июня 2014 года

 

 

ЛИРИКА

 

Она дерзка, и взгляд её лукав, — то девочка, то женщина в соку.

Ни грима, ни брутальных балаклав, хотя и лыко всякое в строку.

 

То как незамутнённая вода, то будто море взяли в оборот.

Берёт порой большие города, порой и деревеньки не берёт.

 

В степи ни горизонта, ни огня, стрекочет ночь, а больше ни души...

Выплёскивает небо на меня взволнованные млечные ковши.

 

А в городе шумы и маета, неоновые брезжат времена.

Заносчивы беззвёздные места, которым не присвоишь имена.

 

И лишь луна, поэзии сестра, царит на площадях и во дворах,

чтоб юность ощущала до утра высокое волнение и страх.

   21 июня 2014 года

 

 

ТЕНЬ АКАЦИИ

 

Ни от сумы не зарекаться, ни от жары в степном Крыму,

где тени мелкие акаций не помогают никому,

 

в пыли темнеют придорожной. Их не колеблют сквозняки.

Как будто гость неосторожный рассыпал спьяну пятаки.

   4 июня 2014 года

 

 

ПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ

 

Закат светился осторожно, пока не смог перегореть.

И понял я, что невозможно, как видно, всё предусмотреть.

 

И чтоб цикады песнопеньем терзали ночь из-за угла,

и по волнам, как по ступеням, дорожка лунная легла,

 

и чтобы в области височной не серебрились волоски,

но всё текли в часах песочных евпаторийские пески.

   4 июня 2014 года

 

 

НА БЕРЕГУ

 

Какая ночь! Огни, покой, волна ленива и пуглива,

и веет свежестью морской от Каламитского залива.

 

На свете словно ни души — спокойно, тихо, одиноко,

лишь изучает камыши луны придирчивое око.

 

Ни друга рядом, ни жены, и ни хлопот, ни мыслей срочных.

Среди полночной тишины текут века в часах песочных.

   28 мая 2014 года

_____________________

Каламитский — предположительно с греческого «камышовый».

 

 

ЧЁТ И НЕЧЕТ

 

Что за чудо чёт и нечет — я продулся в пух и прах!

Говорят, что время лечит (речь о платных докторах).

 

Зря душа мечту ревнует и пылает, как свеча,

ведь судьба и коронует, и карает сгоряча,

 

безо всякого разбору, без особого труда,

иногда по приговору, только чаще без суда.

 

Карты утренней отваги вечер выверил и стёр,

и кораблик из бумаги прибывает на костёр.

 

Черву меченую мечет шулер, ловок и суров.

Нас бесславно время лечит, время платных докторов.

   24 июня 2014 года

 

 

СОЛОВЬИ В МОСКВЕ

 

Говорят, что в Москве соловьи завелись,

голосящая пропасть их в этом году.

А у нас-то другого добра завались

(только вряд ли добро я имею в виду).

 

Микрофона жрецы, чародеи пера

изрекают с экранов и жёлтых страниц:

эти чудные трели звенят до утра,

не бывает чего ни в одной из столиц.

 

Не для лютых волков и пугливых зайчат

эти песни лесные сегодня звучат,

а ликуют певцы у Кремля на виду

и в углу, где юнцы распивают бурду.

 

И мурлычет лохматый бомжок соловью,

что, мол, тоже, пернатый дружок, «ай лав ю»...

   22 мая 2014 года

 

 

НАД СУДЬБОЮ И СТРОКОЙ

 

Долго рос я, вот и вырос, чтобы вник и уяснил:

рассыпается папирус и недолог век чернил.

 

Модератор волоокий скажет: мистика милей.

Уберёт он эти строки с поэтических полей.

 

А когда я в землю лягу, с жизнью вечной не знаком,

и компьютер, и бумагу время слижет языком.

 

Будто не было мучений над судьбою и строкой.

Только тихий свет вечерний. Только холод и покой...

   20 мая 2014 года

 

 

ВРЕМЯ

 

Я ворочался на сеновале, в одиночестве, трезвый вполне.

Бесконечные лапки сновали безо всякой опаски по мне.

 

Всё кололись травинки сухие, всё зудели, чесались бока,

всё гудели такие сякие комары в глубине чердака.

 

За дворами лягушки кряхтели, заглушая мольбу комаров,

и скрипели вдали коростели, словно двери соседних миров.

 

На стропилах лежала граница между мною и Млечным Путём,

и неслась по нему колесница в побледневший от звёзд водоём.

 

Это время моё пролетало, как, наверно, у всех и всегда.

Только пыль от копыт оседала — и на травы, и на провода...

   14 мая 2014 года

 

 

ПО ЗЕМЛЕ

 

Ступай себе, — сказали, — с миром!

Дорогу выстлали пунктиром.

И я пошёл куда глаза

глядят, упругий, как лоза.

 

— Давай, вперёд, — велели, — с Богом!

Пути змеились за порогом,

и корабли, и поезда

несло неведомо куда.

 

Я шёл, и полз, и плыл, и ехал.

И голоса, и шум, и эхо,

и перепалку зла с добром

ловил приёмник под ребром.

 

Ах, эта скатертью дорожка,

и вслед ослепшее окошко,

и путь по местности земной

с её лукавой кривизной...

   8 мая 2014 года

 

 

ФАНТОМ

 

В тёмных стеклах отражаясь, я, не зная почему,

вдруг испытываю жалость к силуэту своему.

 

Тот, с фигурой вроде груши в опечаленном окне,

измочаленный, обрюзгший, обращается ко мне,

 

затерявшемуся в дымке, толще льда, толпе планет.

К человеку-невидимке: голос есть, а сути нет.

   30 апреля 2014 года

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10

Об авторе. Стихи 2010-14 — Стихи 2009 г.Стихи 2008 г.Стихи, написанные до 2008 г.

Альманах 1-08. «Смотрите кто пришел 3». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,7 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Труба бурильная ведущая квадратного сечения ВБТ 42 до 299 мм с приварными замками.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com