ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Людмила ОСОКИНА (ВЛОДОВА)


Об авторе. Содержание раздела. Контакты

ВСПОМИНАЯ ВЛОДОВА.
ХАЛУПА

КНИГА 3. ДОРОГА В НИКУДА

 

Прелюдия

 

Юрий Влодов

 

* * *

Сохнут простиранных тучек простыни...

Божий безумец уходит в пустыни...

 

А по следам боголепного сына

Вяло хромает приблудная псина.

 

Ищет безумец блаженное место,

Месит ногами песчаное тесто.

 

Псина натертую лапу замоет,

В спину мессии по-бабьи завоет.

 

Ветры взывают: «Ах, дети вы, дети!

Дети вы, дети! — куда же вас дети?

 

Все мы срамны в этом мире убогом,

Все мы равны перед Господом Богом...»

 

Ветры по-бесьи пески подвевают...

Да в занебесье свищи подвывают...

 

Так и бредут — обреченные, в паре, —

Две сироты... Две безумные твари...

 

Рождение ребенка и возвращение в Москву

Мы расстались с Влодовым, казалось бы, навсегда. Итак, в июле 1983 года я, беременная на 8-м месяце, уехала рожать к своим родителям на Алтай. Где-то через месяц, 17 августа, я благополучно, без особых усилий, родила вполне здоровую девочку: вес 3.600, рост 51 см. Это было удивительно, поскольку после всех тех халупских передряг, с ребенком могло случиться что угодно. Да и у врачей я в период беременности практически не наблюдалась, так как негде было это делать.

После небольшого отдыха после родов я засобиралась с ребенком в Москву, так как Влодов чуть ли не каждый день моего пребывания дома, мне звонил, посылал телеграммы и просил приехать. Он для меня с ребенком уже всё там приготовил, квартиру снял и всё такое. Короче, он нас ждет.

Конечно, я обрадовалась таким предложениям, думая, что он за это время все переосмыслил, стал другим человеком и вот теперь, после рождения ребенка, всё будет иначе. Да, плохо я еще знала жизнь, если могла так думать после того, что уже перенесла.

Итак, в начале сентября я с ребенком уехала в Москву. Я решила лететь самолетом из Барнаула, на самолете от Барнаула до Москвы всего 4 часа, а на поезде трое суток. Прилетела я в тот же день ночью. Меня встретили во Внуково Влодов с Колгановым.

 

Прилетели… Точнее, приехали… Ночь на аэровокзале

Поскольку Влодов уверял меня, что он снял квартиру, я думала, что после приезда мы сразу туда и поедем. Было еще не настолько поздно, всего около 12 часов ночи и до этой квартиры спокойно можно было по идее добраться. Но Влодов из аэропорта повез нас с ребенком зачем-то на аэровокзал, который находился в районе ст. м. «Динамо». Меня это удивило. Почему было не поехать сразу на квартиру, зачем же нам сидеть на аэровокзале еще и ночь? Я с раннего утра была на ногах, весь день провела в дороге. Поэтому я вся была измучена, ребенок тоже, надо было кормить ребенка, менять пеленки и все такое…Для чего нужно было сидеть на аэровокзале и дожидаться утра — непонятно. Но Влодов сказал, что те люди, чья квартира, уже спят, поэтому не очень удобно ехать к ним ночью.

Я пришла в недоумение: какие люди? Ведь он же говорил мне, что снял отдельную квартиру, в которой никого не должно быть. А теперь там? Оказывается? еще какие-то люди, которых, видите ли, почему-то нельзя ночью побеспокоить, а мы с ребенком из-за этого должны теперь тут мучиться, что за чушь?

И тут Влодов признался, что никакой квартиры нет, а есть только халупа и вот туда можно нам поехать. Вот такие дела.

Я пришла в неописуемый ужас! Ничего себе дела! В халупу! Опять в этот кошмар, в эту грязь, да еще с маленьким ребенком! Да ни за что! Нет, пусть меня стреляют на месте, но я туда не поеду. Куда угодно, только не туда!

«Тогда поедем к Егорову, — сказал Влодов. — сегодня выходной и он должен быть дома. Утром откроется метро и поедем». На Егорова я почему-то согласилась.

Я была шокирована этим сообщением и никак не могла прийти в себя. Так зачем же он меня тогда звал сюда: и по телефону, и в письмах: «Приезжай, я снял квартиру!». А тут, оказывается, ничего еще и не зачиналось! Ничего себе дела! Сорвал меня с места, с грудным младенцем! Я проделала такой жуткий путь — 3 тысячи километров только лишь для того, чтобы вернуться опять в эту грязную халупу! Ужас! Неужели он не понимает, что он делает? Н-да! что тут скажешь!

Я спросила, сколько у него есть денег. «Нисколько», — ответил Влодов. Вот так. Час от часу не легче, это мне второй подарочек! А на что же он думал со мной жить и каким образом кормить ребенка? Что мы будем с ребенком есть, чем питаться? Надо же было к моему приезду хоть сколько-нибудь денег раздобыть, хоть рублей 50-100 на первое время. Вот ужас-то!

Я сказала, что у меня есть пока что 5 рублей, так что на несколько дней на еду может хватить.

Вот так я опять вляпалась с этим товарищем, с гением этим! Черт-те что прям!

И как я не подумала, что тут ничего не может быть, как мне такое в голову не пришло? И ведь не пришло же! Хотя он обманывал меня уже не раз. Как я могла опять ему поверить? А ведь какие письма мне писал, какие телеграммы посылал, какие звонки делал! «Дорогая, милая моя женушка! Жду тебя не дождусь! Целую тебя в щечку! Твой любящий муж Юрий!». Вот такой он любящий, даже 5-ти рублей не смог для встречи раздобыть. Для чего было всё это шоу устраивать? Наверное, для чего-то надо было. Видимо, чтобы показать всем пишущим, своим знакомым, какой он заботливый отец! Вот он не бросил-таки свою девушку с ребенком, а они предлагали не вызывать меня в Москву.

 

Графоманский совет: вызывать или не вызывать?

До моего приезда в халупе был графоманский совет. Влодов собрал там всех своих графоманов, с которыми в тот период общался, и начал советоваться с ними по очень важному вопросу, а именно: вызывать Людку (то есть, меня) в Москву или не вызывать? Конечно, все графоманы в один голос сказали, что не вызывать. Ведь они же понимали, что некуда меня вызывать. К тому же все они в глубине души боялись, что Влодов может прийти к кому-нибудь из них со мной и с ребенком жить. Это мало кого могло обрадовать. Они этого боялись как огня. Поэтому они так не хотели, чтобы я возвращалась.

Однако Влодов, видя такое дело, решил поступить наоборот. Если все против, то тогда он — за! Вот так и была решена моя судьба, таким вот чудным образом. Главное для Влодова — было принять, как говорится, «правильное» решение, а как его потом исполнять, дело десятое. Вот почему я была вызвана в Москву, несмотря на такие жуткие перспективы. Наверное, в глубине души Влодов тоже понимал, что вызывать меня некуда, но не вызвать уже не мог. Это ему нужно было для истории — покрасоваться! Вот он какой честный папа!

Он, наверное, думал, что когда я приеду и увижу собственными глазами все, что здесь творится, то, помыкавшись с ребенком пару-тройку недель, как любая благоразумная мать, благополучно возвернусь назад. (Я думаю, что в глубине души он лелеял надежду, что я как любая благоразумная мать, попросту никуда с ребенком не поеду, несмотря на его приглашение.) Но это решение должна была принять я сама, он не хотел на себя брать такую ответственность. Чтобы потом не говорили, что он свою девушку с ребенком бросил, проявил малодушие. Нет, вот она сама все посмотрела, что здесь за дела, и решила вернуться. И совесть у него была бы чиста, и на душе было бы спокойно. Вот так. Но за это его спокойствие мне предстояли тяжкие муки.

 

Пришествие к Егорову

 

Наконец, метро открылось, и мы поехали к Егорову. (Сюжет о Егорове из цикла «Люди Влодова» можно посмотреть на сайте ИнтерЛит).

Он жил у черта на куличках, в Южном Чертаново, на Красном Маяке. Нужно было ехать из конца в конец до ст. м. Каховская, а там еще на трамвае полчаса. Метро «Пражская» в те времена еще не существовало. В восьмом часу утра мы позвонили в дверь его квартиры.

Когда Егоров открыл дверь, то, увидев нас, пришел в форменный ужас. Первым его неосознанным движением было закрыть дверь опять. Он дико прокричал: «Я так и знал, что вы сюда придете!» В следующий момент, правда, он взял себя в руки и понуро пригласил нас войти. Влодов успокоил его, объяснив, что мы тут от силы на день, ведь каким образом он думает, мы сможем у него жить? Где, собственно? Егоров помаленьку успокоился. Дело в том, что он жил не в отдельной квартире, а в маленькой комнате, размером в 12 м. Комната у него была угловая с балконом на 4-м этаже 9-ти этажного дома. 2 другие комнаты этой 3-хкомнатной квартиры занимали соседи — Хилюки: муж, жена и двое детей. Но соседей пока что не было, они уехали к своим родственникам в Барнаул, так что на тот момент Егоров в этой квартире находился один, что было очень даже кстати. То есть, ванная, кухня и туалет были в полном нашем распоряжении.

Егоров вытащил из комнаты раскладушку, старую, дырявую, с огромной дыркой посередине. На ней спала раньше я, когда мы с Влодовым приходили к нему в гости. Раскладушку он поставил в коридоре около ванной. Мы разделись. Я распеленала на ней ребенка. Ребенка я кормила грудью, так что с питанием для него пока что особых проблем не возникало. Кроме кипяченой воды из бутылочки, я ничего еще ему не давала. Но чтобы у меня было молоко, надо было кормить меня.

Первым делом я помыла ребенка, покормила его, постирала грязные пеленки (памперсов тогда еще и в помине не было). Помылась сама. Егоров накормил нас жареной картошкой, и мы, уложив ребенка спать, даже вышли с Влодовым прогуляться по Чертанову за хлебом до ближайшей булочной. Еще Влодову надо было позвонить из автомата кое-кому. Пришли мы часа через полтора, ребенок уже проснулся и плакал, Егоров был в ужасе и не знал, что с ним делать. Он, грешным делом, подумал, что как бы мы не бросили на него ребенка и не скрылись бы в неизвестном направлении. Поэтому он был необычайно рад, когда мы вновь появились на пороге его квартиры, неся батон.

Мы переночевали у Егорова, я, наконец-то, немного отдохнула, пришла в себя. Влодов успокоил Егорова, сказав, что мы к вечеру от него уйдем, поедем ночевать к Ире Василец, он уже с ней обо всем по телефону договорился. Ну, Егоров мало-помалу успокоился. К вечеру мы действительно его покинули, поехали к давней влодовской знакомой Ире Василец.

 

Приход к Василец, заход к Дорину

У Василец тоже была комната в очень чистой и уютной квартирке в районе ст. м. «Сокол». От метро, правда, надо было проехать еще немного на трамвае. Комнату Василец снимала, так как в Москве своего жилья на тот момент не имела, хотя и была родом из столицы. Но в детстве родители ее по служебным надобностям уехали куда-то в Горьковскую (Нижегородскую) область, да так и остались там. Поэтому ей заново пришлось заниматься проблемой жилья после возвращения в Москву.\

Она на тот момент уже закончила Инъяз. Мы частенько заезжали к ней еще до ребенка, и Влодов проводил с ней долгие беседы за бутылкой сухого, либо портвейна, а я же сидела рядом и слушала, о чем они говорят. Правда, ночевать у нее мы никогда не оставались.

Теперь вот мы приехали к Василец и с ребенком. Помимо кровати у нее в комнате стоял еще большой кожаный диван. Вот на этом диване я с ребенком и провела следующую ночь. Влодов же с Василец почти всю ночь проговорили, сидя за бутылкой вина.

На следующий день мы решили пойти в гости к поэту Саше Дорину. Он жил где-то недалеко от Василец, надо было только проехать немного на трамвае. У него тоже была в коммуналке большая комната. Мы просидели у него день, и после этого Влодов решил поехать ночевать на квартиру к Сергею Каратову.

 

 

Сергей Каратов

Сергей Каратов

 

 

Александр Дорин

Александр Дорин

 

 

 

Ночь на лестнице у Каратова

Сергей Каратов был известен тем, что не только писал стихи, а еще и вел литературное объединение «Звезда», на которое многие знакомые Влодова ходили. Вот у Каратова была уже отдельная квартира в районе Бескудникова, в которой он жил с женой Галиной Павловной и маленькой дочкой. Мы бывали уже у них пару раз, когда еще ребенка не было, и они нас, в общем-то, неплохо привечали. Но у них тогда не было еще телефона, и мы решили поехать без звонка.

Мы приехали туда довольно поздно, было уже, наверное, полдвенадцатого ночи. Влодов надеялся, что если мы приедем в такое-то время, то они гарантированно оставят нас ночевать. Но перед тем как позвонить в дверь каратовской квартиры, Влодов решил все-таки подстраховаться и меня с ребенком пока что не показывать, пока дверь не откроют.

Оставив нас этажом ниже, Влодов позвонил в дверь. Оттуда послышался голос Галины Павловны: «Кто там?». «Это я, Влодов», — ответил Влодов. Но тут Галина Павловна нарушила все наши планы. Она сказала, что Сережи нет, он в командировке, а она одна, и поэтому дверь она Влодову не откроет.

Она видно решила, что Влодов в отсутствие Каратова пришел ее покорять. Влодов не нашелся что сказать и спустился ко мне. «Не открывает, боится меня. Я думаю, что и Каратов там, но только прячется. Они, наверное, знают, что ты приехала, поэтому все попрятались».

Я тоже была уверена, что Каратов дома и они не открывают, потому что мы с ребенком. Меня же встречал и Колганов, и он уже давно всем, наверное, рассказал, что я приехала. Не могли они об этом не знать. Хотя, может быть, если бы я с ребенком сейчас объявилась бы, эта Г.П. и открыла бы. Но нам тяжело было испытывать еще одно унижение: объявиться уже с ребенком перед этой бабой и получить отказ. Мы почему-то для себя решили, что Каратов дома и прячется от нас, поэтому открыть они не могут в принципе, тогда Каратов себя обнаружит.

Мы стали думать, что нам делать дальше. В такое позднее время куда-то выезжать уже не имело никакого смысла. До метро надо было еще очень долго ехать на автобусе, автобус также долго ждать, даже если бы мы добрались до метро, то мы бы все равно на него бы не успели. Да и куда ехать? Мы пока что не знали. Поэтому мы решили остаться ночевать в этом подъезде.

Влодов обследовал его, поднялся на пару этажей выше. Там у лифта вдруг обнаружилась пустая белая коляска. Как нельзя кстати. Мы решили ей воспользоваться. Поднялись наверх, я положила ребенка в коляску, сама села на ступеньку, Влодов спустился на пролет ниже, и мы стали пережидать эту ночь.

Хотя на дворе стоял еще только сентябрь, но погода была уже довольно промозглая. Я же была в черном плаще из кожзаменителя, в платочке и в туфлях. Сначала вроде как было ничего, но потом, в середине ночи, я стала мерзнуть. Ребенок же был завернут в легкое байковое одеяльце с пододеяльником, но ничего, ночь как-то проспал без проблем, не закричал.

 

Возвращение в халупу

Перемучившись эту жуткую ночь с ребенком в подъезде, я согласилась-таки утром пойти в халупу. Теперь я даже мечтала о ней. Теперь она мне представлялась местом, где можно было хоть как-то преклонить голову, отдохнуть, спрятаться ото всех.

Да, все-таки непонятно было, что я думала в эти дни, скитаясь с Влодовым и с ребенком по Москве, что я ожидала, на что надеялась? Где и что у нас должно было объявиться за это время? Квартира, деньги, или что? Почему я сразу не пошла с ребенком к своей двоюродной сестре или к тетке? Все-таки они были моими родственниками и при наличии ребенка могли, наверное, мне как-то помочь. Но, я, конечно же, боялась к ним обращаться, представляя, в какой они придут ужас, обнаружив меня с ребенком в Москве. Но также я не могу понять, почему я сразу не приняла решение уехать назад и не мучить, ни себя, ни ребенка, ни Влодова, в конце концов. Было совершенно очевидно, что ждать было нечего.

Наверное, у меня от таких потрясений на тот момент просто заклинило мозги, и я ничего не соображала, а просто тупо ходила вместе с ребенком вслед за Влодовым. Больше никаких разумных объяснений я своему поведению не нахожу.

Ночь закончилась, и в седьмом часу утра мы вышли из подъезда и пошли на автобусную остановку. Доехали до метро. В метро добрались до нужной нам станции «Площадь Свердлова» (или «Театральная» в сегодняшнем варианте). Я уже хотела было идти на выход и мчаться в халупу, но… Влодов меня остановил: «Погоди, я сначала сам схожу туда, узнаю, что там и возьму ключи». Он ушел, а я осталась сидеть с ребенком на лавочке в метро. Даже в халупу, оказывается, не так-то просто уже было попасть.

Где-то через полчаса Влодов вернулся. «Так, — сказал он, — они там, Холодец и Владик, проснулись и пьют чай. Холодец идет ложиться в психушку на 40 дней, а Владик уезжает домой, в свою деревню. Холодец спустится в метро и отдаст нам ключи от халупы. Так что надо еще немножко подождать».

Мы ждали еще минут 40. Я вся кипела от возмущения! Эти сволочи пьют чай, а мы, замученные, не спавшие всю ночь, с грудным младенцем на руках должны ждать, когда они напьются и соизволят-таки спуститься в метро! Во как! Вот что делается! Даже не по отношению к Влодову, как гению, а просто чисто по-человечески как они вообще могут так поступать, как вообще такое может быть? У меня это всё не укладывалось в голове!

Наконец, появился этот чертов придурок, отдал нам ключи и мы поспешили теперь уже в такую вожделенную халупу. Тихо открыли дверь этим ключом, тихо закрыли ее, разделись, положили ребенка на кровать и, наконец-то перевели дыхание. Неужели мы одни? Неужели мы хоть в каком-то помещении, хоть под какой-то крышей, в тепле, и никто не собирается нас пока что выгонять? Этот грязный закуток показался в тот момент мне просто раем! И чего мне было сразу сюда не пойти? Для чего нам надо было скитаться по всем этим квартирам? Не знаю. Вот так-то жизнь учит людей, вправляет им мозги!

Я перепеленала и покормила ребенка, мы что-то поели и легли спать. Спали с небольшими перерывами почти весь день и всю ночь, пока не пришли в себя от всех этих передряг.

Вот так я снова оказалась в халупе, и так начался новый этап нашей жизни с Влодовым, теперь уже и с ребенком. Вот такие дела.

Получается, Влодов всей своей гениальностью заработал себе и своей семье место только в халупе. Что ж? Может так оно, как ни странно, справедливо. За всё в жизни надо платить, и за гениальность в том числе. Гениальность — дорогое удовольствие, и на это дело ушли почти все ресурсы влодовской судьбы.

А на жизнь осталась всего копеечка, которой и было заплачено за эту халупу.

Халупа. Книга первая Книга вторая — Книга третья — Книга четвертая Книга пятая

Людмила Осокина. «Халупа». Полиграфическая книга. Скачать электронную версию PDF, 16,8 Мб.

Раздел Юрия Влодова

тройники ГОСТ 22822-83

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com