ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Людмила ОСОКИНА (ВЛОДОВА)


Об авторе. Содержание раздела. Контакты

ЛЮДИ ВЛОДОВА

 

Влодов был настоящим поэтическим королем. А короля, как известно, делает свита.

Он никогда не был один. Около него всегда кто-то был, кто-то его сопровождал: ученики ли,

 женщины, просто почитатели его таланта.

Вот об этих людях, составлявших в те годы ближайшее окружение Влодова,

мне и хочется рассказать, потому что так можно будет лучше увидеть самого Влодова,

 понять ту атмосферу, в которой он жил.

 Фото и коллаж Сергея Мацко. 1978 г редакция газеты «Московский комсомолец».

 

 

ЧАСТЬ 3. ВАСИЛЕЦ

 

Ира Василец — давняя знакомая Влодова, он познакомился с ней задолго до меня, где-то в году 1978, у Азар-Грановской. (Жила такая старорежимная старушка на Мясницкой, которая знала Блока, говорила, что он посвящал ей стихи и стоял перед ней на коленях.)

Василец была старше меня года на четыре, ей было в то время примерно 26 лет.

Жила она тогда в большой съемной комнате на Светлом проезде, д. 4. Это в районе метро «Сокол» или «Войковская». А от метро еще несколько остановок на трамвае.

Но мы частенько к ней ездили, так как она являлась одной из опорных точек того маршрута, по которому мы курсировали в том районе в то время. На этом маршруте, в том, северо-западном направлении находилась и комната Руслана Шакаева, и наша халупа, в общем-то.

Навещать мы Василец навещали частенько, но вот ночевать у нее не оставались почему-то. Хотя комната у нее была большая, раза в полтора больше, чем у Егорова. И помимо кровати там стоял еще и большой кожаный диван. Но... нет. Как-то не сложилось с этим делом именно у нее. Не у всех это было еще и можно. Зато у нее можно было поесть, выпить, посидеть и поговорить.

Василец принадлежала к разряду той советской интеллигенции, которая сама ничего не писала, но интересовалась искусством и литературой, в частности, ее тянуло к творческим людям. Ей видимо хотелось быть в курсе разных событий и дел в культурной жизни. Конечно, Влодову это нравилось. Он мог пушить перья перед ней, являя свою гениальность во всей красе. Ира являлась благодарным слушателем и с удовольствием внимала всем россказням Влодова.

 

Разговор, естественно, происходил за бутылкой какого-либо дешевого вина: портвейна или сухого. Вот так они и коротали вечерок.

Я сидела рядом, либо за столом, либо на диване, но, естественно, говорить ничего не говорила, а только слушала и созерцала происходящее. В процессе разговора они еще и дымили как паровозы. Вот такое у них было творческое общение.

Иногда Влодов прихватывал с собой и Цапина на эти посиделки. Но в основном как-то обходились. Василец была своим человеком и особо не напрягала. Она ничего от Влодова не хотела, так же, как и он от нее, ну, помимо того, что собственно происходило: эти посиделки за вином, закуской, куревом и болтовней.

Ирина была девушкой крупной, высокого роста, с темно-русыми, почти каштановыми волосами, с карими глазами и довольно приятным лицом. Она носила очки, но не обычные, а какие-то затемненные.

Она была из семьи военного инженера и являлась довольно обеспеченной особой, родители ей помогали материально очень существенно, а сами они жили в одном из закрытых научных городков где-то в Горьковской области.

Сама Василец училась в Москве в очень престижном по тем временам вузе — в Институте иностранных языков имени Мореса Тореза. По простому он назывался Инъяз.

 

Одевалась она достаточно хорошо. У нее был и черный кожаный плащ, и кожаное пальто с чернобуркой. Она имела много всяких юбок на каждый день. Они висели у нее на спинке стула и однажды я, от нечего делать, стала их считать и насчитала ни много ни мало — аж 12 штук! Это было большое богатство по тем временам. А кожаное пальто так это вообще — нечто! Также съемную комнату она оплачивала, что тоже было недешево.

Она была человеком разумным, не было у нее в голове никаких безумств и неконтролируемых эмоций. Никаких вольностей она себе не позволяла.

Влодов видимо никогда с ней никаких сексуальных контактов не имел, да и не стремился к этому. Она скорее была товарищем, но не объектом для безумств. Вряд ли от нее можно было потерять голову, несмотря на то, что внешне она выглядела довольно приятно. Ну и она по отношению к Влодову тоже, по всей видимости, никаких чувств не испытывала. Он был героем не ее романа.

Влодов частенько приглашал Василец на какие-нибудь, устраиваемые им вечера, выпивки, дни рождения, на отмечания октябрьских либо майских праздников. В мастерскую к Гене ли Доброву, в подвал ли к Штыпелю, в халупу ли или еще куда. Ирина была из тех людей, которые везде присутствовали. Тогда так называемая интеллигенция с удовольствием ходила на творческие вечера, читала, слушала, смотрела, не в пример сегодняшнему времени. И не писала, слава Богу! Вот Василец была из таких.

В Москве она имела какую-то свою, особую студенческую компанию. Постараюсь вспомнить имена-фамилии: Нина Затевахина, Маша Орлова, Таня Кобизева. Их много что видимо связывало, поэтому они достаточно интенсивно общались.

Мы же общались с Василец в период: лето, осень, зима 1982 года, также зимой, весной и в начале лета 1983 года.

Потом, к середине 1984 года мы ее как-то потеряли из виду, когда съехали из халупы и уехали жить в Электрогорск, в Московскую область. У нас на тот момент появилось уже свое жилье. Влодов какое-то время еще ей в любом случае звонил и на всякие сборища приглашал. А так уже к ней особо не ходилось, и было нам с ребенком вообще-то не до этого, у нас, как говорится, началась другая жизнь.

Но Влодов чисто телефонно с ней какое-то время общался и периодически сообщал мне всякие факты из ее жизни, что вот она уже купила ту комнату, в которой жила. Потом каким-то чудесным образом с доплатой поменяла эту комнату на две комнатки в переулках Старого Арбата. Мы даже заходили к ней туда в гости. Потом она вышла замуж за кого-то там и родила от него сына. Впоследствии развелась и вышла замуж за писателя Льва Щеглова.

 

Потом мы опять ее надолго потеряли. Мы все время тогда переезжали с места на место, и она переезжала, поэтому сложно было поддерживать контакт. Потом Влодов все ж таки за это время из мифического персонажа, который жил не пойми как: без денег, без жилья, прописки, документов, вдруг стал превращаться в реального человека. Прежнее общение уже было утеряно, а новое как вести, было непонятно. В реальном образе он по многим параметрам не тянул.

Василец уже потом с Арбата куда-то переехала, в какую-то отдельную квартиру, и мы ее потеряли совсем.

Потом уже, когда я сама стала заниматься литературными делами, вступила в Союз писателей, стала ходить в ЦДЛ на мероприятия, я встретила ее случайно на одном из вечеров. Она дала мне свой мобильный и сказала, что живет сейчас с сыном где-то на Страстном бульваре в отдельной квартире. Муж ее, Лёва Щеглов, давно уже к тому времени умер.

Она конечно сильно за это время изменилась. Ну, лет прошло много. Влодов был тогда еще жив, я дала ему ее телефон, он ей звонил, и они какое-то время общались. Но это было уже не то общение, что раньше.

Потом я приглашала ее на свой творческий вечер в ЦДЛ, который состоялся 29 мая 2009 года. Она пришла, поприсутствовала, и мы после вечера с самыми близкими мне друзьями пошли посидеть, пообщаться в ближайшее кафе. Оно было в высотке на площади Восстания, но там было слишком шумно, и мы через некоторое время вышли из кафе и расположились во дворике неподалеку. Сделали даже фото всех этих посиделок.

 

На фото: Александр Никитушкин, Людмила Осокина, Ира Василец, Андрей Перепёлкин и в отдалении с телефоном Игорь Гамазин.29 мая 2009 г.

 

Затем я опять ее встречала на каких-то других мероприятиях в ЦДЛ. Мне сложно было с ней общаться, одной, без Влодова. Я как-то не знала даже, как с ней выстроить отношения. Я же не была для нее творческой личностью, самостоятельной единицей, а так, только лишь бесплатным приложением к Влодову, поэтому общаться было как-то затруднительно, и я не особо стремилась к такому общению. Потом уже, когда Влодов умер, мне стали дороги любые люди, имевшие к нему какое-либо отношение. Мне хотелось побеседовать с ними о нем, чтобы они рассказали то, чего я не знаю.

Когда появилась моя книга «Кофейная девушка», когда она вышла из печати, а это произошло 7 октября 2010 года, то я пошла за ней в издательство «Время», взяла пачку с экземплярами, а потом прошла с этой пачкой на вечер в Государственный литературный музей в Трубниковском переулке. Я должна была встретиться там с Радой Полищук, которая писала мне к этой книге предисловие, и передать ей один экземпляр. А в музее как раз был вечер поэтессы из Израиля Елены Аксельрод. У нее тоже вышло в издательстве «Время» книжка и тоже с предисловием Рады. Ну как-то так совпало. А я в издательстве ради любопытства взяла и купила книжку этой Елены Аксельрод. Я слышала о ней, но никогда ее не читала, и вот решила заодно ознакомиться.

 

И вот на этом вечере я опять встретила Василец, она сидела в самых дальних рядах, прямо у выхода, и она сама меня окликнула. Я уж никак не ожидала ее в таком месте встретить. В ЦДЛ еще понятно, туда многие ходят, но в музей на поэтический вечер! Даже не знаю.

Я подарила ей свою книжку, также показала книжку Аксельрод. Она ее книжкой основательно так заинтересовалась, долго ее листала, читала даже. На мою книжку особого внимания не обратила. Просто засунула в сумку и всё.

Я все-таки спросила ее: пишет ли она сама? Она сказала, что нет. Я выразила удивление по поводу того, зачем она ходит на эти скучнейшие литературные мероприятия, на которые нормального человека и калачом не заманишь? Она ответила что-то типа: «Ну, что ж мы уж, совсем, что ли!..» Меня это как-то даже как-то странным образом почему-то поразило.

Да, все-таки непишущим людям лучше, чем пишущим: есть к чему приобщаться, чем образовываться. А пишущим ни до чего нет дела! Для них никакой мировой культуры не существует, только они сами. Вот так. Я даже ей тогда позавидовала: вот бы мне так: побыть простой, нетворческой интеллигенцией, поприобщаться бы к культурному процессу.

Я пригласила Ирину к себе домой, отметить день рождения Влодова — 6 декабря. Он очень любил их отмечать и приглашал на них всех своих знакомых, в том числе и Василец. Еще в тот день я пригласила и Цапина. И вот они пришли. Правда, немного раньше, 4-го числа. Это я так назначила. Потому что 6-го был будний день, а они в будни работали: и Цапин, и Василец. Я пообщалась с ними, сняла это все на видео и поставила потом в Интернет.

Осенью 2012 года она также приходила на презентацию книги Влодова «Люди и боги» в «Дачу на Покровке», а потом 5-го декабря на его юбилейный памятный вечер в ЦДЛ.

Людмила Осокина. Люди Влодова:
СтепановЦапин или Апостол ВладимирБеликовЕгоров — Василец

Самая подробная информация atlantic на сайте. . Симулятор рыбалки http://riba-riba.ru/shops/. . http://www.rus-trans.com/ трансформаторы тмг купить по низким ценам.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com