ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Людмила ОСОКИНА (ВЛОДОВА)


Об авторе. Содержание раздела. Контакты

«Я ДУМАЮ, ИСУС ПИСАЛ СТИХИ...»
Рассказ о том, как я познакомилась с Влодовым

В то время, в марте 1982 года, мне исполнилось 22 года, я была начинающей поэтессой и ходила на литературную студию «Чистые пруды» под руководством Людмилы Суровой. Студия располагалась в библиотеке им. Достоевского на Чистых прудах. Сурова была женщиной с драматически настроенной душой, ей нравилось все яркое, эффектное, театральное. Я не думала, что смогу ее чем-то поразить, но так получилось, что мне это удалось.

К слову сказать, я только начала ходить на эту студию, сдала рукопись на просмотр, и в этот раз должно было начаться обсуждение. Перед обсуждением мне нужно было выйти и прочитать свои стихи. Надо сказать, что я очень хорошо читала собственные стихи. Именно собственные, хотя зачастую бывает наоборот, сочинители читают свои стихи из рук вон плохо. Но я умела, и эффект от представления получался сногсшибательный. Но словами передать это невозможно, это надо было слышать.

 

И вот когда Сурова услышала первые фразы из первого стихотворения, она необычайно изумилась и даже вскрикнула: «Постойте, погодите! Я сейчас сяду так, чтобы лучше видеть и слышать. Это потрясающе!»

Я прочитала наизусть 10 стихотворений, весь зал был изумлен, и какое-то время стояла тишина, потому что не знали, что и сказать. Дело в том, что до чтения моих стихов вслух, некоторые читали их с листа, сочли, по всей видимости, слабыми и готовились уже разнести. Но после такого чтения разносить мои стихи показалось кощунственным, поэтому не знали, что и делать. Потом зазвучали положительные отзывы. Под конец появился Влодов и сказал, что все, что я написала — хорошо. Правда, я не уверена была, что он слышал, что я читала. Я с ним тогда еще знакома не была, правда, мне говорили о нем заочно Цапин и Вербицкий, что есть такой человек Влодов, что он нигде не живет — и только. Я еще тогда изумилась: как это — нигде не живет, разве может человек нигде не жить? (такого понятия, как бомж тогда еще не существовало). Они пояснили, что жить-то он, конечно, где-то живет, но не у себя дома, а по разным знакомым, то у того, то у другого, а своей собственной квартиры у него нет.

Вот это были мои первые сведения о Влодове. Ни Цапин, ни Вербицкий ни слова мне тогда не сказали не только о том, что Влодов поэт, но что он вообще пишет стихи... И когда после окончания студии Цапин с Влодовым подошли ко мне и Влодов еще раз сказал, что мои стихи прекрасны, что все хорошо, я только спросила его: «Вы — друг Вербицкого?» На что он холодно ответил: «Это он — мой друг». На том в тот вечер мы и расстались. Влодов с Цапиным пошли своей дорогой, а я своей.

 

Прошло еще недели две. За это время я все-таки узнала, что Влодов — поэт, и не просто поэт, а поэт очень интересный и необычный. Но говорили о нем шепотом, вполголоса, как бы проговариваясь. «Проговорилась» о нем несколько раз и Сурова.

После моего выступления она пригласила меня к себе в гости и там долго разговаривала со мной о моей одаренности и о моей дальнейшей судьбе. Правда, в своих мечтах она почему-то представляла меня не поэтессой, а актрисой. За разговором я спросила ее о Влодове. Она пришла в большое волнение и выкрикнула: «Это страшный человек! А вы его знаете?» Я сказала, что, в общем-то, нет, но я знакома с Вербицким. Она сказала, что Вербицкий — тоже негодяй, но Влодов страшнее, нет в Москве и области человека хуже его, и она будет всю жизнь с ним бороться, он ее враг №1 на этом свете. И посоветовала мне и от него, и от Вербицкого держаться подальше.

В это время из другой комнаты вышел молодой человек и спросил, нет ли у нее еще каких-либо стихов Влодова, ему бы хотелось их переписать. Сурова сказала, что есть, достала какую-то рукопись с книжной полки и отдала этому человеку. Тот скрылся в глубине квартиры. Ее слова и действия в отношении Влодова выглядели как-то противоречиво. Тогда я спросила, а нельзя ли мне тоже прочитать или послушать какое-либо стихотворение Влодова, меня эта сцена, честно говоря, заинтриговала. Сурова сказала, что нельзя, стихи у Влодова очень сильные, и они полностью травмируют мою и без того расшатанную психику. Как-нибудь потом, в следующий раз. Я ушла от нее очень напуганная и заинтригованная именем Влодова.

На следующей студии мне удалось все-таки услышать кое-что из сочинений Влодова. Встал один человек и в качестве эпиграфа к своему стихотворению прочел такую строчку:

 

«Я думаю, Исус писал стихи...» Юрий Влодов

 

Какое собственно стихотворение прочитал после этой строки встававший, я не помню. Меня так поразила эта строка, что я не могла даже думать о чем-нибудь другом, а не только слушать чьи-то убогие вирши. «Я думаю, Исус писал стихи...» Потрясающе, великолепно, сногсшибательно. «Я думаю, Исус писал стихи...», «Я думаю, Исус писал стихи...» Как вообще такое можно было придумать?! Сурова все-таки была права, заботясь о моем душевном самочувствии, мне нельзя было знакомиться со стихами Влодова, даже одна строчка убила меня наповал. По одной строчке я поняла, что Влодов — гений. «Я думаю, Исус писал стихи... .Я думаю, Исус писал стихи... Я думаю, Исус писал стихи... Строчка крутилась у меня в голове, не давая покоя ни днем, и ночью. Я думаю, Исус писал стихи... Но какое продолжение, как там дальше? Я думаю, Исус писал стихи... У кого спросить, кто знает продолжение? Сурова? Цапин? Но ведь если и знают, не скажут, вот ведь какие люди.

Я поняла, что никто, кроме самого Влодова, не даст мне ответа на мучившие меня вопросы.

Поэтому в следующий раз, когда я увидела его на студии, я решила, что пришла пора его, так сказать, «брать». Надо было просто после студии отвезти его к себе домой, якобы на чашку чая, а там он мне все про себя и расскажет.

Собственно своей квартиры у меня в то время не было, но я жила пока у своей двоюродной сестры, она находилась в это время в больнице и ее двухкомнатная квартира была в моем полном распоряжении.

Влодов пришел на студию с Цапиным, но поскольку я была знакома в первую очередь с Цапиным, его я и пригласила к себе на чай, а с ним заодно и Влодова. Тот охотно согласился. По дороге Цапин где-то потерялся и по приезде в Бабушкино (район Москвы на севере) я очутилась с Влодовым один на один.

 

Накормив и напоив гостя, я приступила к интересующим меня вопросам. И перво-наперво я спросила: как продолжение стихотворения «Я думаю, Исус писал стихи...»?

«Плел сети из волшебной чепухи...» — сказал Влодов Это превзошло все мои ожидания. «Плел сети из волшебной чепухи...» — какая прелесть, подумалось мне.

«А дальше?» — еле слышно произнесла я.

 

«А жизнь Христа — была душа поэта,

Иначе как? Откуда бы все это?

В кругу слепых, болезненных племен

Он, как слепец, питал себя обманом...

И не был ли Иуда — графоманом,

Неузнанным Сальери тех времен?

 

Стихотворение закончилось. Мощный голос Влодова стих. Я сидела потрясенная. Меня как будто заворожили. Я не могла себе представить, что может быть такое.

 

«Я думаю, Исус писал стихи,

Плел сети из волшебной чепухи...» —

 

по второму заходу начал читать Влодов. Он всегда, оказывается, так читал. Я сидела, не шевелясь, впитывая в себя всей душой магические строки. Когда он закончил, я спросила: «А можно мне все это записать? «Можно» — великодушно разрешил поэт. Я взяла ручку, бумагу и он начал мне диктовать, тщательно отслеживая знаки препинания.

После записи стихотворения меня как прорвало. Я начала рассказывать ему про свою тяжкую жизнь. Он внимательно слушал, после чего тоже начал рассказывать какие-то сказочные истории об НЛО, об иномирцах, о своей жизни. Мы проговорили полночи. Под конец я попросила прочитать и продиктовать мне еще два стихотворения.

Он прочитал следующее.

 

Ной поджался. Уподобился лисе.

Повозился и забылся. И увидел

Человечка на летучем колесе

И заплакал, словно Бог его обидел.

И поплыл он по планете водяной,

И отдался он и холоду и зною...

«Слышал, видел и молчу!»— воскликнул Ной.

«Слышал, видел и молчи!» — сказали Ною.

 

И следующее:

 

И душу, и тело недугом свело,

Лицо уподобилось роже!...

И стало в глазах от страданий светло,

И крикнул несчастный: «О Боже!»

 

Но грохот сорвался в немереной мгле,

И эхо взревело сиреной!

«Хо-хо!» — пронеслось по родимой земле,

«Ха-ха!» — понеслось по Вселенной.

 

Я не стала в эту ночь больше мучить поэта . Отвела его в отдельную комнату. Предоставила в его распоряжение софу. Он уснул сидя, не раздеваясь, и проспал так до 9 часов утра. Не могла же я тогда знать, как он был изможден и измучен своими скитаниями, как много значил для него этот отдых, этот сон. Я бы сразу уложила его спать и не мучила бы разговорами.

После пробуждения Влодов, попив чаю и поев кой-чего, ушел. Мы договорились встретиться на следующей студии в среду.

Вот так мы и познакомились и, встретившись в следующую среду, больше не расставались.

Наверное, это была судьба.

«Маргарита» нашла своего Мастера.

Людмила Осокина. Содержание раздела. Контакты

Юрий Влодов в книгах, статьях и воспоминаниях

Огнезащита воздуховодов te-r.ru. . Вопрос магу и гадалке бесплатно бесплатный вопрос гадалке.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com