ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Алекс НОРК


Об авторе. Содержание раздела

ЧЕРНЫЙ ХОД

Фантастический триллер

ОТРЫВОК ИЗ ЧАСТИ I

Радиоперехват. Расшифровка. Регистрация № 1.

Центр — Крусту.

Полученные от вас данные о препаратах очень важны. Любые последующие их изменения — тем более. Ищите доступ к журналу.

 

— По-твоему, такие задания дают лейтенантам, Джек?

— А кому, по-твоему, их дают?

— Сам знаешь, проверять заявления о пропаже людей — работа для рядовых сотрудников.

— Стив, прошла лишь неделя, как меня назначили капитаном, а ты наставлениями уже всю задницу мне проел. Я не виноват, что на это место поставили не тебя.

— Конечно! Если бы не донос моей бывшей жены с утверждениями, что я алкоголик, мазохист и садист...

— Я вел честную игру и сразу заявил руководству: «садист», это она сильно загнула.

— Спасибо, ты настоящий друг.

— Вот именно. И я тебе еще три года назад сказал: «С танцовщицами гуляют, но на них не женятся». А что получил в благодарность за ласковую заботу? Кулаком по морде.

— Я перед тобой сто раз извинялся.

— Стив, отправляйся и выполняй задание. Тем более, сейчас нет никакого другого. Тебе надо отвлечься от переживаний. Ха! От тех, что я, а не ты, оказался вот в этом кресле. — Крупный человек с грубоватыми чертами лица выразительно развел руками и вслед захлопнувшейся двери позвал: — Эй, Стив! — Дверь приоткрылась. — Хочешь конфетку? Вкусная, шоколадная… Ну и как хочешь.

...............................................................................................

Чернокожая помощница, больше похожая на толкательницу ядра, а не сержанта полиции, сразу принялась успокаивать:

— Не расстраивайтесь, сэр, все знают, какой вы крупный профессионал, не чета капитану Даллесу.

— Перестаньте, Глория, я не маленький.

— И развод — нормальное дело. Я бы тоже с удовольствием развелась со своим паразитом, да его любят дети. По крайней мере, она научила вас танцевать. Вы здорово отплясывали на прошлое Рождество, сэр.

— Танцевать я и раньше умел, а единственное, чему у нее научился, так неправильно выговаривать слова.

— Я не заметила, сэр. Вы всегда очень красиво говорите.

— Спасибо, Глория. Что известно об этом исчезнувшем человеке?

— Он какой-то ученый из нашего университета. Не появился на работе, в городской квартире его тоже нет. На выходные он обычно уезжал в свой загородный домик где-то в лесу, телефона там нет.

— А жена, дети?

— Он одинокий, сэр.

— И что будем делать?

— Лучше сразу поедем загород. Прекрасная осенняя погода, вы развлечетесь. И нам оплатят обед, раз работа будет за чертой города.

Лейтенант задумался... но лишь на чуть-чуть.

— Это правильное решение, Глория. Пусть хотя бы оплатят обед. Вы знаете, сколько она выбила через адвокатов на свое содержание?! А свинья-Джек развалился там, в кресле, и еще издевается.

— «Думай о том, что сам можешь сделать, а не о том, что с тобой могут сделать другие».

— Кто это сказал?

— Сократ, сэр.

— Вот с ним и сделали.

— Что?

— Отравили.

 

Через час они оказались на лесной грунтовой дороге.

Судя по обросшей травой колее, здесь вообще редко ездили. И немудрено, местечко дикое, никаких построек вокруг.

Лес, впрочем, очень красивый.

А может быть, и обычный лес, только солнце вовсю играет, пробиваясь сквозь желтовато-зеленую листву. И пахнет очень свежо в открытые окна автомобиля. Так что через два раза на третий грудь сама делает полный вдох.

— До чего ж хорошо дышится! — произнес лейтенант, в очередной раз набирая в легкие воздух.

— «Организм не дурак, он сам понимает, что ему надо».

— А это кто сказал?

— Муж каждый раз говорит, принимаясь за новую бутылку пива.

— Пиво — тоже неплохо, мы выпьем за обедом на обратном пути.

— Только надо не забыть сказать официанту, чтобы вписал его в счет как кока-колу.

— Ну, разумеется.

Еще через две минуты сержант на водительском сиденье вгляделась в петляющую дорогу:

— Что-то похожее на домик впереди.

Лейтенант и сам уже увидел его в просвете между деревьев.

А еще через минуту они остановились на небольшой поляне перед двухэтажным деревянным строением. Крепким, но недорогим, без претензий.

— Дверь почему-то распахнута, — заметил он, вылезая наружу. — Кстати, как его фамилия, я что-то не зафиксировал?

— Сейчас посмотрю в записной книжке, она осталась в машине.

— Не надо. — Лейтенант сложил у рта руки и заорал: — Профессо-ор!! — Потом убрал руки и некоторое время слушал... и просто проговорил громким голосом: — Есть кто-нибудь в доме?! Можно и без научного звания... — Опять тишина. — Пошли внутрь, — скомандовал он.

Сержант потянулась к кобуре.

— Выньте на всякий случай оружие, сэр.

Тот в ответ равнодушно махнул рукой:

— Ерунда, может быть, на рыбалку ушел. Или пьяный лежит.

— Профессор валяется пьяный? — усомнилась сержант. — Как мой бульдозерист?

— А что, они не люди?

Это не убедило, и она щелкнула предохранителем.

Дверь без всякой прихожей сразу вела в просторное помещение, которое, видимо, и составляло почти всю нижнюю часть дома. В глубине у стены виднелась лестница наверх с грубоватыми деревянными перилами.

Тишина. Солнечный свет ласково проникает в окна.

И что?..

А ничего особенного. Никакого впечатления о непорядке.

Пара столов. Один — странноватый, с приборами, колбами.

Кресло в углу, и рядом торшер. Два стула.

По центральной части ковер. Так себе, вытертый уже, с залысинами.

— Я поднимусь наверх, сэр.

Глория все-таки продолжала держать пистолет стволом к боевой готовности.

— Угу, — лейтенант подошел к столу с приборами и взглянул на развернутый журнал для записей. — Наука пишет, — проговорил он, рассмотрев вдруг знакомые химические символы и еще какие-то ветвистые формулки.

В их сельской местности самым ближним был химический колледж, и он с удовольствием в нем учился, но разве теперь сходу вспомнишь? Он отлистнул назад страницу. Потом еще одну... Кое-где текст все-таки был понятен.

Но тут же привлекла внимание шариковая ручка. Стержень выпущен. Так, будто ей только что писали. Обычно люди захлопывают ручку, когда завершают работу.

...........................................................................................

Сержант, спустившись, не обнаружила шефа в комнате, но по звукам из-за внутренней двери поняла, де он и что, скорее всего, там кухня.

— Сэр, наверху нет никого, — всунувшись в небольшое пространство, сообщила она. — Два спальных помещения. В одном — небрежно прикрытая постель. Нет сомнений, в ней спали.

— Я тоже имел обыкновение спать в постели, пока эта стерва не согнала меня на диван.

Все дверцы и ящики были полуоткрыты, потому что он не удосуживался возвращать их на место.

— Еще из окна верхней комнаты я увидела автомобиль. Стоит сзади дома.

— Нет, вы подумайте! — он приостановил свою работу. — У нее был совсем новый автомобиль, выпуск этого года. А у меня пятилетней давности. Но разницу они мне не засчитали!

— Свинство, сэр. Я проверю, автомобиль на ходу или сломан. Если сломан, профессор мог уйти отсюда пешком.

— Угу.

..............................................................................................

— Автомобиль на ходу, сэр. В баке много бензина. Зачем вы опрокинули мусорную корзину?

Лейтенант встал с корточек.

— Этот профессор ел здесь всего три раза.

— Как вы определили?

— По оберткам и трем стаканчикам из-под китайской жратвы в этой корзине. А вот еще три такие же, нетронутые. Других запасов нет, только мелочь: соль, сахар, кофе. Следовательно, если он приехал сюда в пятницу вечером, что-то случилось с ним во второй половине субботнего дня. А если в субботу утром, то в первой половине воскресенья. Но, думаю, это случилось с ним в субботу.

— Почему?

— Три порции за воскресный день он бы не съел.

Сержант показала три пальца:

— Завтрак, обед и ужин.

— Нет. Перед тем, как что-то случилось, он работал. С чего бы ему приступать к серьезным делам, не позавтракав? Значит, он приехал сюда в пятницу вечером. Поужинал. В субботу утром позавтракал, потом пообедал, и до пяти вечера что-то произошло.

— Почему именно до пяти?

— Не позже. Потому что лампа на столе, где он вел записи, стоит на слишком большом расстоянии от журнала. По этому времени года выходит, что он пользовался еще дневным освещением.

— До чего же вы умны, сэр. Капитан Даллес никогда бы так быстро не догадался.

— Жалкий тип!

— К тому же, он не женат и ему никто не мешал готовиться к должностным экзаменам.

— Карьерист!

— Никаких признаков, сэр, что кто-то шарил в доме или в автомобиле. Очень непохоже на разбойное нападение.

— Скорее, несчастный случай.

— Как вы об этом судите?

— Там, в комнате, в большой лабораторной банке плавают две лягушки.

— Они вполне безобидные существа, сэр.

— Я знаю. И знаю этих лягушек. Они болотные. В детстве недалеко от нашего дома был болотистый пруд, мы ловили таких же точно лягушек, вставляли им трубчатую травинку в задницы и надували. Они потом плавали на поверхности и не могли нырнуть.

— Нехорошо надувать животных, сэр.

— Нехорошо, — согласился лейтенант. И тут же вспомнил: — Но как меня надула эта мерзавка, а?! Хуже всякой лягушки!

— Вы говорили про несчастный случай.

— В журнале есть запись об эксперименте с тремя лягушками. А в банке плавают только две. Значит, профессору одной не хватало.

— Думаете, он отправился ловить и погиб в болоте?

— Пошли проверим.

.......................................................................................

Лейтенант отодвинул очередные ветки.

— Ну, Глория, я угадал?

В десятке шагов впереди начинались невысокие камышовые заросли. А дальше за ними — спокойная, покрытая ярко-зеленой зернистой болотной травой водяная гладь. Ярдов сто пятьдесят в поперечнике. И небольшой островок с кривым, непонятно как забравшимся в эту топь деревцем.

Большой селезень вдруг плюхнулся сверху в воду и, встрепенувшись, поплыл, гордо выставив свою изумрудно-синеватую шейку. Тут же где-то проквакало.

— Благодать! — прокомментировал лейтенант.

— Если не считать, что здесь может быть труп.

— А?.. Да, вы правы. Люди всегда что-нибудь испортят. — Он посмотрел себе под ноги. — Здесь из почвы вода выступает. Нужно возвращаться, а то ноги промочим.

Они двинулись назад к дому. Дистанция была всего ярдов в двести, и большая часть ее приходилась на негустой в этом месте лес из мелкого кустарника и березок.

— Что это, а?

— Где?

— Да, вот. Почти что вырванная с корнями осина.

— Осина?

— Да, болотную осину легко спутать с березой. Но я не про ботанику. Дерево почти лежит на земле.

Он попробовал поднять ствол... но потребовались усилия.

— Отойдите, сэр.

Сержант одной рукой подцепила дерево и поставила вертикально. Однако полувырванные корни не встали на место, и отпущенное, оно снова повалилось набок.

— Интересно.

— Что здесь интересного, сэр?

— Мы как раз шли по прямой линии от дома.

— Да.

— И не обратили внимания на поваленное дерево.

— Не обратили.

— Кто его так повалил, что оно улеглось с почти вырванными корнями?

— Не знаю, возможно, медведь.

— А зачем ему?

— Глупое животное, сэр.

Лейтенант огляделся...

— Вон, такое же примерно дерево. Попробуйте его вырвать.

— Я в молодые годы пробовала. А как-то, подпив, налетела на точно такое. Та была вишня. Родителям потом пришлось заплатить. — Она задумалась... — И еще, сэр, вывороченные корни не совсем засохли. Дерево может прижиться.

Сержант снова подняла ствол и наклонила его в противоположную сторону. Осина неуверенно и ненадежно, но как-то установилась.

— Шут с ней, Глория. Вы другое подметили.

— Другое?

— Я же помню свое сельское детство. Даже с частичной подпиткой такие корни засохли бы уже за неделю.

— Вы хотите сказать, дерево было свалено недавно?

— Три дня назад, не более.

Она, считая в уме, поводила пальцем по воздуху...

— Опять выходит суббота?

— Похоже.

— Что же это был за профессор?

— Вот именно: что это был за профессор?

— Сэр, мы говорим так, будто его действительно нет в живых.

Но лейтенант смотрел куда-то в сторону...

— А это как вам нравится?

— Вы показываете на те кусты?

— Как будто сбоку на них наехали, а?

Сержант сделала несколько шагов в направлении его указательного пальца.

— Так наехать нельзя, сэр. Как будто кто-то придавил их здесь, но не автомобилем. Следы бы остались на мягком грунте.

— Однако и медведь это вряд ли сделал. Они никогда не лезут к болоту.

— Вы полагаете, просто человека тащили тут волоком?

— А как вы объясните?

— И кто-то из сильных людей, вроде меня, врезался в дерево?

— Не обязательно таких сильных, как вы. Даже наверняка не таких, вы у нас все-таки чемпион Штата по армреслингу среди мужчин.

— Какие это мужчины, сэр? А впрочем, прошу прощения.

— Ничего, я уже слышал подобное на суде от своей бывшей жены.

— В таком случае люди, что были здесь, очень торопились.

— Несомненно. Хотя, куда спешить в такой глухомани?

— Преступники часто паникуют, сэр. Помните, как вы перестреляли пятерых растерявшихся грабителей?

— Я стрелял по ногам.

— Вы милосердный, сэр.

— Да, эта каналья сказала так уже на следующий день после свадьбы.

— Будем вызывать поисковую бригаду?

— Вызывайте, пусть трудятся. И едем обедать. Тут, по дороге, был неплохой гостиничный комплекс. Я, после этого воздуха, поел бы запеченных грибов в картошечке.

— А я бы селезня, который плавал.

— Утку. И пусть потроха принесут отдельно.

— Очень бы хорошо, сэр.

 

* * *

Лучше не вспоминать.

Нет, он просто приказывает себе не вспоминать!

Приказывает, а думает все время об этом. Возвращаясь к ее чужим и таким ужасным глазам.

Красивым, светло-ореховым, в которые, казалось, можно будет смотреть всю жизнь.

Значит, с самого начала все было сплошной обман.

«Неудачник».

Какая отвратная ложь! Он нормальный и вполне прилично оплачиваемый ученый. Еще и с серьезной перспективой.

Да, ей были не особенно интересны его рассказы, хотя по своему образованию она кое-что понимала.

Но как подло может перевернуться вся жизнь!

Ее глаза посмотрели как на врага.

Потом в них блеснуло презрение. Словно к дряни, которая вдруг оказалась в ее жизни, а должна быть где-то вовне.

Вовне. Где ему теперь нечего делать, потому что сознание уже связало все мыслимое с ними обоими. И не хочет, не может теперь разорвать эту связь.

Если бы вырвать бело-кровавые кусочки мозга, в которых поселилась ужасная, нестерпимая горечь!

.......................................................

 

Алекс Норк. «Черный ход». Word. Размер zip-файла 150 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Подует ветер Кто здесь? — Черный ход — Смертельная белизна Слепая мишень Кристалл «Ты сторож брату твоему»

Детективные рассказы и повести — Фантастика, триллеры — Крупная проза ДрамаСтатьи

Об авторе. Содержание раздела

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com