ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна НЕКРАСОВА


Об авторе. Контактная информация. Новые стихи

 

НОВЫЕ СТИХИ

2017 — осень 2016

 

 

раннее

 

сквозь лица замедленную воду

разгляжу не камешки на дне

а как тень моя кругами ходит

да как солнце плещется над ней

и пока глаза не распахнулись

тянешься нащупываешь где

только-только шли по руслам улиц

нежились в запрудах площадей

вот уже хватаем ртами воздух

заримся на новую блесну

и что было до не вспомнить просто

в ту же воду снова не заснуть

 

 

снежное

 

переживая снега белый шум

я ни о чём нездешнем не прошу

а только восхищённо выдыхаю

как будто счастья медленный прилив

закономерен и несуетлив

но видимость но слышимость плохая

чуть раньше в битве белых петухов

летели перья выше облаков

да кто же с ними сладит с петухами

а нынче понимаешь тишь да гладь

как будто восхищаться и гулять

естественно как лёгкое дыханье

 

 

цитрамон 3

 

неровное гнездо бумажных ос

гудит негромко в гулкой черепушке

о как бы с ними биться не пришлось

пока не прорываются наружу

не жалят ближних дальних остальных

о ком хочу забыть и забываю

пока оглушены ослеплены

как в кулаке букашка полевая

когда устал и сверху припекло

а ты летел и вдруг тебя не стало

потом вдруг свет и бьёшься о стекло

беззвучно мерно в поисках портала

а осы

осы выгрызут

уже

да я и слов не знаю с ними ладить

вполне привычный бытовой сюжет

беда-нужда в немедленной расплате

гул нарастает

йаду

дайте два

преображать гуденье в мёд тягучий

казалось просто выучить слова

и непроизносимое озвучить

но не по силам

голову мою

куда теперь дырявую наденем

и выученных слов не узнаю

лишь притупляю йадами гуденье

 

 

январское бесснежное

 

ходила стоять на мостике

глядеться в игристый лёд

затаптывать птичьи прописи

гнуть ивовый переплёт

ах за зиму всё растреплется

расклеится зацветёт

как булочка в дачной хлебнице

сквозь время и забытьё

а там уже снова птицами

пространство полным-полно

всё набело переписано

в кору переплетено

 

 

злободневное

 

как милые чудачества твои

досадны — не милы, не чудесаты!

небесная механика сбоит,

и суматошно вьётся указатель

вокруг воображаемой оси —

все направленья нынче равнозначны,

и сбудется, о чём ни попроси,

и пожалеешь так или иначе.

а стрелочник ни в чём не виноват,

и машинист, и проводник, и сонный

попутчик — никого не выдавай.

навеки твой

голодный поросёнок

 

 

о-бережное

 

вдруг захотелось моря зимнего

не замкнутого берегами

и то зелёного то синего

сухого льда в оправе камня

 

надеждами и пересказами

нерасторжимо и кромешно

как в мире всё взаимосвязано

не мы не мы с тобой конечно

 

а между тем ночами долгими

мотаешь пряжу родовую

и кот учёный ходит около

и времени не существует

 

 

насколько

 

танцуй, стучи в шаманский бубен тьмы,

никто, ничто тебя не остановит

и не поймает посреди зимы

на честном слове.

 

танцуй, стучи — как будто за тобой

вся правда жизни, смятой в одночасье

в такую невозможную любовь,

что не до счастья,

 

а быть бы живу: через раз дышать —

и дрогнет, наконец, и распахнётся.

танцуй, стучи — выводит каждый шаг

навстречу солнцу.

 

 

перед вдохом

 

всё кажется давно не обо мне

и чем живу и что переживаю

нет прошлого и будущего нет

а лишь под снегом жилка ключевая

 

ушла в себя когда ещё вернусь

куда — да и зачем бы — возвращаться

когда проснёшься — клонишься ко сну

когда приляжешь — корчишься от счастья

 

земля остынет пусть и небо пусть

мы проходили это и другое

ни от чего теперь не отрекусь

а из под снега вытеку рекою

 

и будет всё равно что надо мной

и кто по берегам и как надолго

достанет силы пресной ледяной

беспамятному с этих пор потоку

 

 

ну и хватит

 

пока лицо расклёвывает снег,

а ты смеёшься — боже, как смеёшься! —

во сне приходит дальний человек,

во всём буквально противоположность,

 

и затмевает что и чем живёшь,

и забываешь, что недосягаем

тот свет, тот воздух, тот холодный дождь,

который давним прошлым называем.

 

 

понедельничное

Из света в тень перелетая

                А. Тарковский

вчера сегодня завтра никогда

и в то же время вот и сколько влезет

когда начнёшь давиться угадай

насколько новый опыт бесполезен

 

как вспомнишь как представишь так живи

переживай как редкую удачу

всего лишь восприятья лёгкий сдвиг

течение времён переиначил

 

и снова на ладони свет и тень

ну то есть можно этим поделиться

как яблоком и откровеньем с тем

кто рядом длится

 

 

потому что пора

 

так в повседневной суете

порой, бывает, жить наскучит,

что отвернутся даже те,

кто сеет свет и снег текучий.

 

как громко листьев жесть гремит,

как ярко в чае мёд сияет..!

а память хлопает дверьми —

то прищемит мне что, то я ей.

 

играй по правилам, дурак,

по адским правилам дурацким,

тогда нечестная игра

не позволяет притворяться,

 

тогда живёшь не вопреки —

благодаря за редкий случай.

выходишь, наконец, к другим,

и сеешь тьму и снег летучий.

 

 

первый как последний

 

у нас летучий мокрый снег

и это здорово похоже

на то как больно по весне

он расцеловывает кожу

пощипывает сонных век

ещё тяжёлые надкрылья

как будто в новый белый свет

рывками форточку открыли

оттуда дует и пока

чуть празднично и чуть ужасно

как будто тени с потолка

в ничто пытаются ужаться

но лишь беспомощно скользят

по ледяной дорожке слёзной

туда беспамятным нельзя

а сочинять с начала поздно

 

 

картинки

 

смотрю в него и вижу лес

а то вдруг море у порога

бывает горы до небес

но чаще камни и дорога

 

погода время свет и тень

меняют мало что в пейзаже

кто мелочиться не хотел

едва ли нежное покажет

 

поэтому как ни меняй

пейзаж а всё необитаем

зачем тогда вписал меня

испытывая как пытая

 

и вписана а не внутри

и не взаправду не вживую

сотри и не жалей смотри

как вне картинки существую

 

 

беспечальное

 

кого-то жаль кого-то нет

о ком-то вовсе нет печали

не потому что дорог мне

а потому что неслучаен

 

но ничего не значит ведь

стирал себя стирал и стёрся

да будет тьма да будет свет

ни тени жалкого притворства

 

 

потерялась и нашлась

 

под шапкой колется и чешется

и беспощадно душит шарф

но мокрой варежке от нежности

тепла пытаюсь надышать

она намёрзлась и намаялась

под грубой коркой ледяной

её согреть хотя бы малость и

опять на снежный бой со мной

 

 

пахнет краской

 

ноябрь и всё бесповоротно

беспамятно и налегке

едва просохшие полотна

составлены на чердаке

 

и можно лечь а можно выйти

всё будет ладно и не зря

шуршать цветной листвой событий

нездешнего календаря

 

благодарить кивать прощаться

и более не возникать

что ж оттереть от краски пальцы

не получается никак

 

 

природа

 

люди уходят немыслимыми путями

я не ушла бы но тянет звезда потянет

дальше и дальше куда-нибудь пешим ходом

и даже летать охота

 

люди меняются близкими новостями

быстрыми жизнями медленными смертями

не узнают себя в отражениях не способны

глядеться в себе подобных

 

и ухожу словно стою на месте

а остальное течёт сквозь меня и если

хоть что-нибудь остаётся со мной то это

внутри меня пятна света

 

 

ласковое

 

от себя не убежишь но попробуй

ускользни от доброты и от злобы

от людей и от вещей от событий

где же выход говоришь мне бы выйти

 

через щёлку через дырку в законе

и тогда ничто никто не догонит

но закон суров и этим прекрасен

не беги не суетись а меняйся

 

 

близко-близко

 

как за неделю стало холодно! —

и было бы куда приткнуться,

тогда кота для счастья полного,

уединенья безрассудства.

 

какое медленное облако

тьмой наливается под веками!..

и ждёшь забвения недолгого,

и попросить об этом некого.

 

всё перемеле... перемолото,

теперь что плакать, что смеяться.

как за неделю стало холодно,

безоблачно светло и ясно

 

 

октябрьское

 

никто тебе мой ангел не закон

гуляй себе мой ангел босиком

и окликай меня на все лады

и выступлю кустом из темноты

 

пока тепло и светел каждый лист

побудь со мной и музыкой продлись

чтоб и уйдёшь а всё из темноты

звучал тугими струнами воды

 

 

согреть

 

опомниться ослабить хватку

уйти в себя до белых мух

когда ни солоно ни сладко

а в самый раз и так что ух

 

и так что ах и как бы снова

и как бы заново пока

обугливается не слово

не строчка веточка стиха

 

 

присутствие

 

оглядываясь воровато

о боже сколько вяловатых

ни в ком ни в чём не виноватых

проходит за день пред тобой

 

беда беда у них большая

и как ты их ни утешаешь

а всё как будто бы мешаешь

и вечный бой и вечный бой

 

и сам ни в чём не виноватый

как будто любишь маловато

вдруг выступаешь угловато

проклятьем камнем купиной

 

но растянувшись брюхом в луже

я помню что бывает хуже

бегу домой там свет и ужин

а ты со мной и ты со мной

 1    36    35    34    33

Стихи 2016-2017 — Стихи 2015Стихи 2014Стихи 2013Стихи 2012Стихи 2011Стихи 2010Стихи 2009-08До 2008 года

Олеся Рудягина. Набирая высоту. Современная русская поэзия Молдовы

Стихи — ПрозаВоспоминание о Ганге Подумалось (игры со словами) Критические заметкиЮмор

Страница памяти Владимира Таблера

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com