ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Татьяна НЕКРАСОВА


http://bububird.livejournal.com/

ОСЕНЬ — ЗИМА 2015

 

 

предновогоднее

 

медвежий угол пахнет табаком

и мокрой псиной.

тепло, и снега нет — при том,

что стоит добежать до магазина,

как вечер зимний обернётся сном,

и белые — не мухи — слепни, осы

слетаются к замёрзшему лицу,

покусывают, жалят — и не тают.

 

вот ледяные солнца мандаринов

покачиваются в непрочной сетке,

вот горлышко зелёное бутылки

выплёвывает пробку в потолок,

вот ёлка ненаряженная жмётся

к холодным рёбрам батареи. я

желаю вам тепла и белых мух.

 

 

Пространственное

 

здесь волны ходят по две в тихий час

и пенным шлейфом камешки щекочут

а губы от молчания горчат

но слаще прочих неизбежной ночью

 

тепло переливается в ладонь

и через край и кажется привычным

как всё что не обточено водой

и состоит из видимых различий

 

и музыка слышна издалека

откуда-то из прошлого — такая

что не была способна развлекать

однако вот же ангелы икают

 

и кажется что на краю земли

так много соли воздуха и места

что мы тут жить когда-нибудь могли

вчера? сегодня? завтра? неизвестно

 

 

неизбежное в конце концов

 

ты ж понимаешь: можно переждать

и худо-бедно перекантоваться.

какая там взаимная нужда

в эпоху меньших зол и резерваций?

какая там взаимная любовь?

но вот стоишь глядишь заворожённо:

бьёт из груди росток ещё слепой

и зла лишённый

 

 

непреодолимое

 

вот эти пальчики, вот эти

ладони чуткие её —

как будто тень в пустыне встретил,

за каплю душу продаёт.

 

а ей зачем, а ей не надо,

лишь беспокойно от того,

и что с ним делать непонятно —

один, другой...

 

простой, пустой и безымянный,

полупрозрачный на просвет,

русалкой в сумерки утянут,

с рассветом вытянут сетями,

лежит, не бьётся на траве.

 

 

прогулочное

 

с абсолютно пустой головой

дефилирую тут не впервой

и легко из пустой головы

извлекаю сюжетные швы

 

пустотой прижигаю места

перегибов сухого листа

и они заживают травой

с абсолютно пустой головой

 

 

неслучайное

 

качнётся ступенька под чьей-то ногой,

и голос послышится чей-то другой —

так близко, так страшно, так явно,

что я потянусь к тебе через века,

погладь же читателя, словно щенка

над лужей негаданной травмы.

 

мгновенье на равных, и два как одно,

и раз настоящего нам не дано,

то после едва ли зачтётся.

но так очевиден взаимный прирост! —

как будто расчёт был убийственно прост,

расчёта же не было просто.

 

 

привиделось

 

пламя бьётся еле слышно

в редких петлях сквозняка,

ты как будто просто вышел —

у щеки моей и выше

место тёплое пока.

 

ничего не видно, кроме

трепетания огня,

только тени всё огромней,

никому уже не ровня

тень, обнявшая меня.

 

нас как нет — и только двое

насмерть сходятся в ночи:

пламя бьётся, славный воин,

сквозняка язык раздвоен,

шёпот сна медоточив.

 

 

снова промежуточные итоги

 

сделала что? да ничего, пожалуй:

кто-то родился, кого-то ещё любила...

нет, чтобы глядя в небо в траве лежала —

тепло, лениво.

 

в меру полезна, в меру могу ужалить,

большего мне ни дать и ни взять — крапива.

из-за угла не прыгну, так что давай без жалоб,

вольнолюбивый.

 

 

всегда

 

на озере тонкий лёд, воздушные пузыри,

голая ива льнёт к потусторонней двери,

узкой ладошкой лист с той стороны прижат

самый последний из тех, в ком жива душа.

 

холодом тянет вниз, лучше и не смотри,

как вызревают из холода пузыри,

как сквозь кромешный лёд к листику ива льнёт,

словно благодарит.

 

 

справедливое

 

женщина, текучая, как вода,

словно покрывается коркой льда,

и бурлит она и ломает лёд,

только к ней беспамятный льнёт и льёт

прямо в сердце холод своей тоски, —

тюк! потом — и надо же, на куски.

 

да, она оттает и оживёт,

да, она забудет про синий лёд,

камыши да уточки в тишине,

если бы не омуты в глубине,

стережёт глубинные невода

водяной, не помнящий ни черта.

 

 

снова и снова

 

всего лишившись, после не жалеть

об этом всём — привиделось и ладно,

но помнится в горячечном тепле

ладонью упоительно прохладной.

 

на твой далёкий не перевести —

язык ли, берег — не-пе-ре-во-ди-мы -

как тутовые ягоды в горсти:

чуть пережмёшь, согреешь — сладость мимо.

 

отчаялась и не перевожу —

со щедрой ветви солнечные капли

губами собираю — и горжусь:

вкус жалким переводом не ослаблен,

 

цвет слабым переводом не сведён

к затёртому привычным оборотом.

вскипает лихорадочный котёл —

холодное прикладывает кто-то.

 

 

приветное

 

найду струну и дёргаю, пока

не зазвучит осмысленно как будто —

судьба щедра и даром что горька,

и этот звук ни с чем уже не спутать.

 

теперь уж хоть кого повеселю —

в безумии без страха и упрёка

за что ни дёрни — слышится салют,

способный даже мёртвого растрогать,

 

но только не тебя, увы-увы.

ну, разве что оборваны все струны,

все ниточки, и никого в живых —

вдруг выдашь кар незваным гамаюном.

 

 

квиты

 

не бывает «раз и навсегда»

у привыкших к «только что — и нету»,

даже путеводная звезда

вспыхнет к подходящему моменту —

и погаснет, как и не была...

то есть не погасла, а не видишь,

но качает на волнах тепла

поплавки начертанных событий,

и следишь за сонным поплавком,

караулишь первую поклёвку

раз и навсегда подсечь легко,

только что — и нету — тоже ловко.

 

 

общее

 

придёшь — а там не вишни и пустырь,

а стройка и стоянка, и заправка,

и жалкими обломками кусты

вцепились мёртво в жёваную травку.

 

так жизнь моя, так память — посмотри,

что остаётся после — обернёшься:

хозяйничают пришлые внутри

меня уже не греющего солнца.

 

а может быть и не было моим? —

привиделось, примнилось безоглядно?

а мы с тобой беспамятно стоим,

сопоставляем солнечные пятна.

 

 

начало превращений

 

начинаешь смеяться иначе —

иногда — ни с того ни с сего:

колокольчик нежданной удачи

заливается, будто бы плачет,

это что-нибудь точно да значит, —

незнакомый, а всё-таки свой.

 

повторяется снова и снова —

и к неполным тогда сорока,

и теперь — не сойдёшь за больного,

а в сиянии нимба дневного

словно вовсе никем не целован,

никому не обязан пока.

 

 

дело времени

 

уже и отчаялась ждать от тебя ответа

но может однажды в сухое морское лето

прочту по губам проходящего мимо мимо

что повторима

 

когда же исчезну навеки с твоих радаров,

скажешь: нечестно! и я буду знать: недаром

хотелось уйти безоглядно и безотчётно —

а хоть и к чёрту...

Стихи 2015:
32    31    30    29    28

Стихи 2016-2017 — Стихи 2015 — Стихи 2014Стихи 2013Стихи 2012Стихи 2011Стихи 2010Стихи 2009-08До 2008 года

Стихи — ПрозаВоспоминание о Ганге Подумалось (игры со словами) Критические заметкиЮмор

Страница памяти Владимира Таблера

Татьяна Некрасова. Полный сборник за 2015 г. Стихи, TXT. Размер zip-файла 40 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com