ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Александр МУРЫГИН


ВКУС РЕЗИНЫ. ТОЛКОВАНИЕ ЛЮБВИ

ВЕРЛИБРЫ

 

Тычут

 

Тычут друг другу.

«Ты» — говорят мне. Я шалею

от такого братства:

ну конечно — я,

ну разумеется мы состоим из «ты»!

.................................

«Ты ли?» — спросили у Него

и Он молча прошел

сквозь них, сверкая ребрами...

 

 

Шмат сала

 

Однажды услыхал — «кусочек сала».

Аж взорвался — нет, дорогие,

сала должен быть шмат!

Потому что оно...

Понимаете, сало — это...

.................................

Шмат сала моей Родины — звучит!

 

 

Помедленнее

 

Меняю жилплощадь на жизнь,

полную азарта и ненависти.

Хранительницы Домовых Книг —

сохрани вас от лимитчиц, психопаток

и дочек чиновников...

.................................

Носимое и катимое затаилось.

Последний раз переступаю. Все.

Дальше — жизнь...

.................................

Лестница взбрыкивает. . Мусоропровод

глотает мочу.

Ночной лифт торопится...

.................................

Чуть помедленнее...

 

 

Пока я жив

 

Подошла. Сильно датая.

Молодая. Прикинута металлисткой.

Попросила на пиво. Я отказал.

Сказала — на хлеб. Я не дал.

Сказала, что еврейка. Я разозлился...

..........................................

Ночью привиделось,

что меня «сдает» друг детства,

потом примерещилась «бывшая»,

земля ей пухом...

Я понял — меня предупреждают,

Остро-прозрачный Параллельный мир!

Моя карма ухудшилась. Дао затуманился.

Коты не подходят, задрав хвосты.

Маленькая собачка отводит глазки...

Или я трансформируюсь

и приближается ужасная метаморфоза?

Спаси Кафка!

.................................

Понял. Спасибо — невидимый Абсолют!

.................................

Спутаюсь с металлисткой.

Заделаю ей ребенка.

Стану мыть руки после сортира....

Клянусь. Пока я жив и на свободе...

 

 

Метры обетованные

 

Что-то большое сдохло «на том свете».

Явились все:

Архимед с круглым волосатым пузом,

герр Лейбниц дышал сквозь железные зубы —

изделие слепого дантиста Леопольда Готфрида

Труппенпуппера,

сзади шморгался гениальный Канторович...

Слышалось на разных языках — «метры...», «гроссауфгабэ...»

Они напомнили мне ОМОН на разводе,

поэтому я залупился:

«Волен зи нох лебен, шмутциге швайнэ? » —

словами, которыми Фридрих Великий останавливал

бегущих ландскнехтов.

С какой стати? — удивляется научная дурнота.

А я понимаю. Он напомнил о

Жизни Вечной!

.................................

Что только не привидится многодетному алиментщику...

 

 

Напрасные появления

 

Он является снова и снова.

То он участковый с участливыми глазками,

А то — бомжара, который кормится

на краю мусорного бака

в окружении облезлых одноглазых котов

с задранными хвостами...

.................................

Напрасно!

Ему уже никогда не поверят...

 

 

Никто. Нигде

 

Это мы, утомленные ожиданием

в бесконечных очередях,

борьбой за уже ненужные

метры жилой площади,

замерзшие и охрипшие от

митинговых слоганов...

.................................

«Постой,

сбей снег с воротника...»

...и пойдем дальше.

 

 

Почти бессмертные

 

«от имени... таким образом...

власть... они...»

Пошел третий час.

На своей сливе наблюдаю большую каплю...

Что-то ищешь в пакете...

И мы видим в твоей посиневшей руке

четвертинку хлеба!

.................................

Мы ели его. Беспричинно развеселившиеся,

почти бессмертные...

 

 

Команда «отставить»

 

Устали после марш-броска...

Размотали портянки.

Попадали кто где.

...Неожиданно запели.

Уже не помню...Сначала

что-то грустное.

Потом с присвистом...

.........................

Пока не услыхали команду «отставить!»...

 

 

Умереть от счастья

 

Вижу покойников.

Зовут...

Упираюсь — лучше буду

хорем в коробке...

.................................

Со временем будут гордиться...

Повесят доску —

«В этом панельном доме

жил и умер от счастья

один из вас».

 

 

Тяжелые лапы

 

Очень тяжелые имеешь лапы.

Тебя видели среди сверкающих молний...

.................................

Прошел через пламя — и не спекся.

Был куплен — снова продан.

Дешевле...

Даже в ярме влачился по кругу...

.................................

Тебе нельзя помочь...

Смотри — бегают дети

и собака лижет болячку...

 

 

Раздетые люди

Появились раздетые люди.

Как на донышке, на грязных пятках

Видны жизненные передряги.

.................................

...Отстой из мечтаний и надежды.

 

 

Ненужные имена

 

Зачем нам твои имена?

Собачий лай — перечисление имен...

.................................

Пускай выгрызут жилы.

Потом заставят

месить грязь в смердящем загоне...

.................................

Это я злюсь. Это не глаукома...

 

 

Террор. Париж

 

А может? . . Нельзя произносить...

Самый распространенный адрес —

до востребования...

...................... .

Божатся боеприпасами новые бесы.

 

 

Жемчуг осужденного

 

Жемчуг осужденного — перловая каша!

На воде. Недосоленая...

Но горячая, аж лупится нёбо!

.................................

Буду кончаться — позову:

«Рубаху мне, братва, белую

и каши перловой,

да погорячее!. . »

 

 

С боку на бок

 

На «факелах» подняли литр,

потом пели,

потом, уже заполночь,

легли на доски один к другому —

утром «этап»...

.................................

Мелкая звездочка тлела

меж реек «намордника»...

.................................

Всем рядом сразу

переворачивались с бока на бок...

 

 

Не жалейте

 

Не жалел никогда ни денег,

ни «метров»...

Жизнь не сэкономишь!

............................... .

И в пекле буду блажить —

«Не жалейте дров, нечистики!»

 

 

Завещание номер семь

 

Подохну — бросьте

на районном скотомогильнике...

Чтобы ворон

Выдолбил глаза лакированным клювом,

чтобы хромой пес

оторвал кусок чего-то

упираясь здоровой лапой...

.................................

Чтоб летала моя душа над всем

мелкой пташкой

не ведая ни зимы, ни тоски...

 

 

Язык чести

 

«Говори со мной по-другому...»

Не вопрос! Знаю язык звуков...

Еще? Язык жестов...

Язык долгого молчания...

Еще — ухода и возвращения...

Даже язык резиновой палки...

.................................

А знаешь ты язык чести?

 

 

Вольная воля

 

Вижу. Порхаешь беспечным мотыльком.

над черным рядом спецназа...

Механичным шагом

иду вдоль бесконечного ряда...

.................................

Вертись, стеклянная дверь!

Накручивай в «дело»...

 

 

Номер 010347

 

Не нахожу. Потерялся. А где-когда?

Может когда

драпал от ОМОНа в очередной раз?

Или еще раньше, когда оттолкнул тебя

безжалостным словом?

.................................

Эть! Вот он — партбилет номер 010347...

 

 

Длинные кишки

 

Слишком длинные кишки имеем...

...Половину отхватили — и хватает

на нашу родную пищу —

кашу с кислым хлебом...

.................................

Встречу толстяка — дам совет:

«Отмотай кишки, земляк!»

Станешь как я —

Худой, подвижный и злой...

 

 

Лузеры поют

 

Слыхали? Нет? И не услышите...

Вы — «непонимающие».

Да это и не пение.

Это — былина!

А когда не хватает слов — просто молчат.

И тема продолжается в каждом...

Потому что она — общая...

..............................

Как общие у них мысли и судьба...

 

 

Перечисление друзей

 

Перечисляю: один, другой...

...Никого не осталось.

Кого-то засмоктала чужбина.

Половина — в покойниках.

А телевизор и холодильник —

какие же это друзья...

.................................

Не лишай, Боже, своей милости —

пошли исподнее без дыр

да «литр» крепкого чаю...

 

 

Алюминиевая ложка

 

Чаруешь, кормишь меня, раскрасавица!

Нет у меня лучшей подруги —

да уже, видит Бог, и не будет...

Говорят — неказистая, не блестит...

...Ну нет спасу от дураков!

.................................

Прячусь от дождя в подворотне,

волокусь в колонне под ошалелым стягом

или тоскую сам с собою...

А ложечка со мной!

 

 

Источник невозможного

 

Текст — это источник невозможного,

молчаливого терпения...

Это быстрый бег среди руин

к единственному уцелевшему строению —

огромной градирне ТЭЦ...

Это когда мы рвем цветы

пальцами ног, чтобы

сложить заглавную букву «У»...

Толкования невыносимы — они

не более чем толстая шуба

на действительной роскоши —

голом теле девчонки...

Останутся две проталины,

Напоминающие буквы «У»...

…………………………….

Потому что я тоже тону

посреди земли, посреди зимы

нескладно выкрикивая — ууу...

 

 

Пляшущий фламинго

 

Пляшут вещи в моей руке...

Говорят — это проявление болезни Паркинсона...

А почему плясать — хворь?

Разве не спасают пляски от чумы диктатуры?

Разве не убивают маленьких

существ-ефрейторов?

…………………………….

Он просит милости

а получает только милостыню,

приплясывая на морозе

как фламинго...

 

 

Чэловеки

 

Чэ, — Чэ, — Чэловеки — так следует писать

и произносить!

И листок коки считать высшей наградой...

...Каждое восстание когда-нибудь заканчивается,

однако мелочи хранят память о нем.

И даже слова...

…………………………….

Слово — ничего не весящее колибри,

порхает в одиннадцатимерном пространстве,

чтобы случайно возродить все —

вплоть до закорелых носков команданте,

которые он сушит нанизав на «калаш»

под нестихающий зуммер мошкары...

…………………………….

О нас будут помнить только

листки мандатов и желтые фотки,

на которых мы неузнаваемо красивые,

невероятно молодые...

Да что говорить — чэловеки!

Чэ, — чэ, — чэ...

 

 

Говорящая скотина

 

Когда уже дашь мне эротический сон,

ты — сверкающий небосвод?

…………………………….

Готовый к восстанию

исполняю домашние обязанности...

Как говорящая скотина

спрашиваю цену соли и спичек...

Обернись скорее — больше не увидимся...

 

 

ТОЛКОВАНИЕ ЛЮБВИ

 

Локомотив любви.

Локомотив — это то, что тянет нас

по бешеной колее жизни...

…………………………….

Спаси и сохрани! Я торможу в кипящей тьме

у моста к Тебе...

…………………………….

Остановись и ты — как встречный состав,

наша встреча — угроза...

…………………………….

Попробуем перемещаться как птицы —

беззвучно, бессистемно...

 

Дивное пение

Идти навстречу, взрывая желтую листву...

Хромать, увидев ничейную собаку...

Приладиться к жизни как она...

Надеяться. Делать все по-своему,

обратить на что-то внимание

как на дивное пение...

…………………………….

В прошлом, в невыразимом...

 

 

Сговор

 

Время похоже на метель,

за ним не видно перемен...

Воздерживаемся...

Любовь — это сговор с кем-то,

как часы — сговор со временем,

как попытка

сохранить сердце в груди

.................................

Никому не слышное, никому не нужное...

 5    6    7    8    9    10

Движения телесных фраз. Стихи на II сайте

Подать бесплатно объявление: дешевые кальяны. Любые виды услуг по объявлениям.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com