ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Валерий МИТРОХИН


Валерий Митрохин — Лауреат Премии Автономной республики Крым

МНЕ БЫЛ ОДНАЖДЫ ДАДЕН АВГУСТ
Август — ноябрь 2013

 

 

ЯЛТА

 

Вновь август.

Снова море фосфорится,

Помалкивая, как ночная птица,

Я звезды стал, как зернышки клевать.

И слушать ночи звонкую кровать.

И засыпать, и просыпаться снова.

И повторять одно и то же слово;

Обрывки снов записывать в тетрадь.

 

Мой август, как один из фаворитов —

Я в царствии твоем не знаю страха.

Судьбу свою пытаясь изменить,

Плету кудель твоих метеоритов

В тугую, все связующую нить.

Так делает, вращая прялку, пряха.

Или астролог круг зодиакальный,

Заглядывая в сектор зазеркальный...

 

О, как давно так не было мне клево.

Я повторяю это слово снова —

Нелепое чудовищное слово

И, словно многоопытный моряк,

Веду свою рассерженную яхту

Туда, где светит вечности маяк —

В мой рай земной. Он так похож на Ялту...

 

 

ВОЙНА РОЗ

 

В моем саду опять воюют розы.

В саду идет прекрасная война.

Блестят росы восторженные слезы,

Похожие на капельки вина.

 

Горят ладони, словно от стигматов.

Скрестили розы шпаги ароматов.

Я их пытаюсь помирить в букете.

Я лица их печатаю в буклете.

 

Переплетясь побегами колючими,

Шеренгами, рядами и каре

Разят, великолепием измучены,

Оружием по имени амбре.

 

Обильно льется ароматов кровь.

И на шипах есть капелька моя,

И соловьи, и рифмы, и любовь,

И тетивой натянутая бровь,

Иголочки и розог чешуя...

 

Нежнейшие Ланкастеры мои,

Пахучие мои Плантагенеты,

То белые, то красные колеты...

Ей тоже ваши нравятся бои.

 

Не зная о законах гравитации,

Исполненная вопиющей грации,

Моя тридцатилетняя война

Нектара чашу, осушив до дна,

 

Любовные испустит междометия,

Боготворя роскошные соцветия.

 

 

Я — АВИЦЕННА И ПЛУТАРХ

 

Мне был однажды август даден —

Его мускатный дух и ладан.

 

Мне был однажды даден август —

Его пер Гюнт, и доктор Фауст.

 

Пеленатый в его трестах,

Крещеный на его крестах,

 

Как сок из материнских персей,

Всосал его, и стал он песней.

 

Он — молоко, что на губах

Моих оставил вечный Бах.

 

Он словом стал в моих устах,

Узором кожным на перстах.

 

Начертан на святых листах

И левитановых холстах...

Звучит молитвою в скитах.

 

Я числюсь у него в плутах,

Сплавляюсь на его плотах.

Я в нем, я с ним во всех местах.

 

Я Авиценна и Плутарх.

Его пчела и алыча,

Его заздравная свеча.

 

 

МОСТЫ

 

Лето ушло, но остались приметы:

Теплые ветры и волны воды,

Полные солнца и соков плоды...

Прочие милые сердцу предметы.

 

Признаки прочие. Так, например,

Толпы бредущих по небу химер.

На горизонте озера мадеры,

Прочие милые нам бельведеры.

 

Гроздья, забытые в лесопосадке,

Светят, как плоть, из прорех.

Пальцы окрашены, словно во взятке,

Нас уличает орех.

 

Древо акации, полно стручков,

Ночь в гипнотическом звоне сверчков.

Море, горящее синим огнем,

Неодинаковым ночью и днем.

 

Хохот безумно рыдающих чаек,

Новой зари остывающий чайник.

Лето ушло, а на сердце тепло —

Лето мосты за собою сожгло.

 

 

ЛЮБЛЮ

 

Приемлю жизнь во всем ее объеме,

Когда я падаю, когда я на подъеме;

 

Когда я над собой смеюсь и плачу,

Когда творю грехи или удачу;

 

Когда я мучим и храним судьбой,

Когда страдаю и горжусь собой;

 

Когда и ненавидим, и любим,

Когда я трезвый или пьяный в дым;

 

Когда талантлив я, когда бездарен,

Когда признателен, когда неблагодарен;

 

Седины в бороду когда, а бес — в ребро,

Когда я злюсь, и делаю добро;

 

Чужой в Отечестве и лишний в отчем доме,

Я жизнь люблю во всем ее объеме.

 

 

МИНУТОЧКУ ТЕРПЕНИЯ!

 

Укропом пахнул, как рассол.

Скрипел балконной дверью он.

Перед рассветом дождь пошел —

Неспешно, неуверенно.

 

Потом он молнии метал.

Был в голосе его металл.

Потом отхлещет он кнутом,

Зарю просеет решетом...

Но это будет все потом.

 

Он терпеливо моросил,

Пока будил меня,

Пока я не зажег огня,

Он ждал, что было сил.

 

Легко обстукивал жилье —

Так ищут тайники.

И шелестел, как тальники,

И полоскал белье —

Чужое и мое.

 

 

СОЧИНЯЮ И Я ИНОГДА

 

Иногда, иногда, иногда...

Улыбалось и мне и светило,

Потому что я не звезда,

Потому что светило.

 

Иногда, иногда, иногда...

Хорошо мне мечталось и снилось,

Потому что я не звезда,

Просто выпала божья милость.

 

Иногда, иногда, иногда...

Шла удача ко мне удало,

Потому что я не звезда,

Просто перепадало.

 

Вел форсливо себя иногда,

Поступал иногда не красиво.

Боже правый, ты прав, как всегда!

Боже милостивый, Спасибо!

 

И за то, что я не звезда,

И за то, что ни к черту нервы,

И за то, что порою шедевры

Сочиняю и я иногда...

 

 

ОЖИДАНИЕ

 

Избегаю общенья. Мне хочется

Листопада и одиночества.

Тяжело мне среди людей.

Хорошо мне среди дождей.

 

Ничего мне от жизни не надо.

Мне бы только сосредоточиться.

Я повсюду ищу одиночества.

С нетерпением жду листопада.

 

Хорошо мне в лесу. Тут не надо

Листья жечь и травить древоточца.

...Чудны заросли одиночества

В ожидании листопада.

 

 

* * *

Одетый в плащ и шляпу,

Обутый в сапоги,

Дам егерю на лапу,

Чтоб не клепал мозги.

 

Я в этот заповедник

Иду, как исповедник,

Чтоб там наедине

Признаться тишине,

 

Какой вчера был пьяный

И злой, и окаянный...

Пускай меня сполна

Помилует она.

 

Ручей и костерок.

Созвездья и луна

И только тишина,

Как вездесущий Бог.

 

 

ОЗАРЕНИЕ

 

Пускай над нами торжествует

И тот, и этот, и любой...

Добра и зла не существует,

Когда есть совесть и любовь.

 

Добра и зла не существует

Есть только разум и маразм,

А между ними конфликтует

Всепобеждающий соблазн.

 

Добра и зла не существует

И никакого ада нет.

Есть Бог, который рождествует,

Есть Вечный Рай и Белый Свет.

 

 

НОНИУС

 

Словно античная смальта,

Ночью мерцает Ялта.

Хвойные капают смолы,

Дремлют причалы и молы.

 

Словно бы на берег пали

Вечных созвездий эмали,

Словно мозаика храма

Ялты ночной панорама.

 

Словно ибн Сины шкала —

Нониус гор и ущелий.

Под листопадом яйла

Пахнет дождем мускателей.

 

Кончилось лето. А море тепло.

Строгое солнце его распекло.

 

 

НЕ ТОРОПИСЬ!

 

Земля отцов — взлелеяла побег, что вытолкнуло на рассвете древо.

О древо жизни! О святое чрево! Я сам давно уже отец для тех, кто только начинает свой побег, в далекую неведомую старость, кто любит наслаждение гульбы и праведную от трудов усталость, кто на меня походит цветом глаз и тембром голоса, и волею судьбы, которая дает мне в зубы слово. Оно мне губы размыкает снова, скользнувшее на острие пера.

Оцепенело, замерло отвесно...

Ты сам подобен в этот миг стрелку...

Не торопи его войти в строку, оно само свое увидит место, чтоб раз и навсегда прильнуть к бумаге.

Жизнь не спешит подобно колымаге, собакой тень лежит у колеса.

И тянется вдоль неба полоса, как прерванная речь на полуслове.

Застыло на закате капля крови. И перышко скрипит: «Пора, пора!» И пишет, что окончена игра.

 

 

ОТЦОВСКИМИ СТОПАМИ

 

Пишу стихи и прозу,

Предпочитаю розу.

 

Неважно, что шипами

Несправедливых фраз

Поранен был не раз.

 

Мой Бог, Ты дал мне тямы:

Отцовскими стопами

Пройти сквозь ложь и грязь.

 

На столик обопрясь

Дырявыми локтями,

Как будто бы дремлю —

На стопы речь делю.

 

...На грудь прекрасной дамы

Слезинки не пролью.

 

 

И ТО, И ЭТО

 

Могу вам рассказать про одиночество.

О боли расскажу и про усталость.

Оно порой пугает, как пророчество

И впереди маячит, словно старость.

 

Подобна горизонту наша старость...

Она за нами ходит, словно тень,

Она — еще и то, что нам еще осталось,

Как спрятанный кусок на черный день.

 

 

ПРОСТИ, БУМАГА

 

Тебя извел я на черновики.

Я письма рвал из-за одной строки,

Отвергнутой, зачеркнутой, неточной...

Пером ретивым, как бандит заточкой

Я бил тебя и заливал чернилом...

Запытанная творческим горнилом,

Ты все равно служила мне на благо.

Прости, бумага!

 

Ты трудишься уже пять тысяч лет.

Земная ось скрипит, как колымага.

Я долго изводил себя на нет,

Пока не изобрел тебя, бумага.

 

Ты служишь мне уже пять тысяч лет.

И я твой раб, невольник, бедолага —

Люблю тебя, как Дездемону Яго,

Тобою искушаемый поэт.

 

 

ДУМАЙ О СМЕРТИ!

 

Уходит жизнь внезапно, как пришла.

Нет в этом акте ни добра, ни зла.

А смерть похожа на глазное дно,

Которое нам видеть не дано.

 

 

ДОМОЙ

 

Я часто приезжаю на вокзал.

Сижу часами в зале ожидания.

Гляжу на перекресток мироздания,

Как пассажир, который опоздал...

 

Мой поезд будет только через сутки.

Глаза прикрою, сдамся суете.

Пускай бегут мгновенья и минутки.

Я не в обиде, хоть и в тесноте.

 

Я взглядом провожаю тех и этих

Желаю всем счастливого пути.

И думаю сочувственно о детях,

Которым ехать, а потом идти.

 

Коротким ножкам будет нелегко —

До дому добираться далеко.

 

 

ДОРОГИЕ ЛИЦА

 

Порою, ничего не говоря,

Мы чувствуем, что на душе творится.

Мы сердцем понимаем, что не зря

Друг друга слышим, словно птицу птица.

 

Когда кому-то плохо, нам не спится;

Нас будит отдаленная зарница;

И мы глядим в мерцающую ночь.

 

Мы этих чувств не прогоняем прочь!

Мы вспоминаем дорогие лица —

Чтоб всех простить и обо всех молиться.

 

 

РОССИЯ

 

Проселок и река, и лесостепь,

И молнии сверкающая нить...

Нас в цепь одну смогли соединить.

 

Мы любим эту вековую крепь,

 

Поскольку независимость — обман.

Она туманит душу, как дурман.

 

Мы выжили, поскольку крепко связаны

И потому, что вместе жить обязаны.

 

Мы все — рабы: без имени, и отчества.

Нам родина — ярмо, и плеть и клеть...

Без этого нам свойственно болеть

Неисцелимой формой одиночества

И даже умереть от ностальгии.

 

...Мы изменились, мы давно другие.

 

Россия — это даже не страна,

Дремучая, немытая, немилая —

То мачеха, то баба, то жена...

 

...На целое село одна фамилия.

 

Россия — это даже не вселенная.

Россия — это божье поселение;

Всемирное убежище — она.

 

Мы все — твои преступники;

Мы все — твои заступники;

Страна!

 17    18    19    20    21    22

Циклы стихов 2013:
Maravillosa!Про женщину с красивыми коленями Пока позволяет погодаЮвелирная работаКозырев, поэмаПовелитель пчёл — Мне был однажды даден август

Публикации 20162015 2014 — 2013 — 2012-07 — Переводы, перепевы Стихи на Втором сайте

Стихи — Повести и романы РассказыМиниатюрыСтатьи, очерки, рецензии ЧеловейникДраматургия

Об авторе. Содержание раздела

Офигенное радио танюшкин блог офигенное радио.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com