ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Валерий МИТРОХИН


Об авторе. Содержание раздела. Новые стихи

МИНАРЕТЫ

венок сонетов

1

В неверном свете розовой луны

Все тени поразительно длинны.

 

Жгутами ненадёжными сплетясь,

Напоминают кованую вязь,

А то ещё какую-нибудь крону.

А то и чауша готическую грону.

 

В гранитной чаше плещется фонтан...

Так горечь времени вдыхает великан

Сквозь трубку вечности. Она его кальян.

 

Глазами сквозь мистический туман

Он видит всё. Он знает, что и как.

Какими б ни были вино или табак,

Они над камнем диким не вольны.

Сквозь мглу мерцают знобко валуны.

 

2

Сквозь мглу мерцают знобко валуны.

На вид они как будто солоны.

 

Под ними ли закопаны ключи,

Какими заперты таинственные двери?

Об этом знают каменные звери,

Что бродят по окрестностям в ночи.

 

Открыт всю ночь дежурный магазин

В запаянном керамикой сосуде

В неволе тесной мучается джин.

 

Сзывает правоверных муэдзин

Увы, не все его услышат люди.

 

Скрепит петля заржавленной калитки

Они идут, так ползают улитки...

 

3

Они идут, так ползают улитки...

Зимой предпринимательство в убытке,

Поэтому пока еще сезон

Работать круглосуточно резон.

 

Но то уж замечательно, что дети

Весь день играют во дворе мечети.

Они сияют, светятся насквозь,

Как винограда розовая гроздь.

 

На шпиле минаретов полумесяц —

Он, как звено разрубленных оков,

Теснинами спиралевидных лестниц

Восходит наверх сквозь тоннель веков.

 

Там двигаются светом облаков

Колёса планетарных ледников.

 

4

Колёса планетарных ледников

Небес океаническая галька.

Немыслимо уменьшенная калька.

Эдем Земной. Один из аймаков...

 

Крест кованый над православным храмом —

Он для татар так и не стал харамом.

Кому-то крест напоминает молот

Напоминает полумесяц серп.

 

Скажу по совести, как мне советский герб

Роднее царского. Я был взращен и смолот

Турменом времени, как горсточка зерна.

 

Я сам стал камнем старого вина.

Во мне спеклись, как ракушки улитки,

Гранитные, базальтовые слитки.

 

5

Гранитные, базальтовые слитки

Шлифуются руками стариков.

Торгуют сувенирные кибитки

Поделками изысканных веков.

 

Сидят старейшины в тени над Чурук-су,

Где ива держит ветви на весу.

Мозаика, цветастая тесьма —

Изделия казистые весьма.

 

В подобье вертикального письма

Над речкой виснет цвет плакучей вербы.

Здесь и тамги, и прочих княжеств гербы

Всё — от камчи до крошечных подков;

 

И даже солнечные часики судьбы,

Идущие со скоростью веков.

 

6

Идущие со скоростью веков

Туда, где ветви раскачала Кача,

Где шебуршит она, как дрозд в кустах,

Разорванными звеньями оков...

 

Но так приятно, ничего не знача,

Играть улыбкой на младых устах.

 

Сюда, как будто на парад-але

Не вдруг пришла династия Гиреев.

Тогда Кырк-ор был городом евреев

И назывался он Чуфут-кале.

 

Мы испокон зовём их коренными.

Хотя и существуем параллельно.

Мы тут живём с народами иными,

Скрипя цикадно, даже коростельно.

 

7

Скрипя цикадно, даже коростельно,

Татары дружно среди всех живут.

Владея этим краем безраздельно,

Соседи коренными их зовут.

 

По этой теме были спекуляции.

Они не прекратились и сейчас.

На эту тему были демонстрации

И прочие реляции не раз.

 

О как тут задыхались от бессилья

Твои антисемит и русофоб,

Кровавый учиняющи флеш-моб,

Извечные клеветники, Россия!

 

Трудясь с врагами нашими картельно

И, связанные с ними безраздельно.

 

8

И, связанные с ними безраздельно,

Они опять кричат: «Аллах акбар!»

Иное отношение татар

К живущим с ними рядом испокон...

Татары не чуждаются икон.

 

Хотя бывало, что в лихое время

В изгнании страдало это племя.

Его казнила времени тоска.

Тоска по Родине. Не верила Москва

Слезам невинных в большинстве людей.

Их обвинил кровавый лиходей —

В измене Родине. Приспешник сатаны

Сослал крымчан в глухой предел страны...

 

Плывут над нами фобии и сны.

 

9

Плывут над нами фобии и сны.

 

По розовому золоту весны —

Забытые могилы вдоль дорог.

 

Не всех тогда успел спасти пророк.

Что это было рок или урок?

Увы, не всем успел сказать пророк.

 

Зовёт к терпению мудрейший из татар,

Настойчиво твердя, что снизойдёт

И на татар через какой-то срок

Благословенный Божий скипидар,

 

Как золото небес на древних скифов...

Мы это знаем из античных мифов.

Мы этим знанием на время спасены

В проёмах тёмных звонкой тишины.

 

10

В проёмах тёмных звонкой тишины.

Нам силуэты странные видны.

Из тьмы веков их вывел Агаэт —

Еще до Анахарсиса поэт.

 

В Исламе было множество запретов.

Нельзя было изображать людей, и

Поэтому нет никаких портретов.

Не знает мир, как выглядят Гиреи.

 

Лишь имена в безликой галерее,

В которой все до одного поэты.

Есть и другие меты и заметы

На поле исторической открытки.

 

Мерцают звезды, словно сигареты.

Мелькают запертые навсегда калитки.

 

11

Мелькают запертые навсегда калитки.

 

В гареме пляшут девы-сибаритки,

Пока рабовладельческое ханство

Торгует православными людьми;

Пока грешит на серебре османство

На христиан беспомощных вельми.

 

Так персик, вырождаясь, усыхает.,.

Плодами, что не больше миндаля

Осыпана голодная земля.

 

Так либерал отеческое хает,

Так злобный хизб кричит: «Аллах акбар!»

Всё это не пристойно у татар.

 

Под утро здесь летят на небу светы,

Как будто орбитальные ракеты.

 

12

Как будто орбитальные ракеты,

Стартуют огнекрылые рассветы;

Дырявя звездно-полосатый стяг,

Они летят на суперскоростях.

 

Как самолёты гиперзвуковые,

Они пронзают дали вековые.

Они, как рифмы в глубине строки,

Сверкают в млечных заводях реки.

 

Не выродится, не сойдет на нет,

Не обернётся безымянным родом...

Лишь то сообщество считается народом,

В котором есть хотя б один поэт.

 

Наносят вязь арабскую сунитки

На черепиц развёрнутые свитки.

 

13

На черепиц развёрнутые свитки.

Роняют птицы перья по весне.

Горят и плавятся, как золотые слитки,

Танцующие гурии во сне.

 

Мангал каминный раскален и пышет.

Но холодок ползёт из-под дверей.

Последний хан императрице пишет.

Последний крымский хан Шагин Гирей.

 

Потом его отправят в Таганрог.

Он мог бы там пожить, как царь и бог.

Но хан за смертью к туркам побежит.

Безумец, он помрет, как все поэты.

 

На камень, под которым он лежит,

Густую тень бросают минареты.

 

14

Густую тень бросают минареты.

На тротуар, где я ищу стихи.

А по-над речкой ивняка штрихи

Походят на гаремные ролеты.

 

Здесь страстно стонут горлицы ночами

Здесь, по ветру держа, и я пронес

Свой гулькин любопытно-острый нос.

Здесь звездами уставлен, как свечами,

 

Стоит дворец. Я в нём экскурсоводом

Когда-то был

И с коренным народом

 

Об этом многократно говорил.

Потом я пил вино моей стран

В неверном свете розовой луны.

 

15

В неверном свете розовой луны —

Сквозь мглу мерцают знобко валуны.

Они идут, так ползают улитки —

 

Колеса планетарных ледников,

Гранитные, базальтовые слитки,

Идущие со скоростью веков,

 

Скрипя цикадно, даже коростельно.

И, связанные с ними безраздельно,

Плывут над нами фобии и сны.

 

В проёмах тёмных звонкой тишины.

Мелькают запертые навсегда калитки.

 

Как будто орбитальные ракеты,

На черепиц развёрнутые свитки

Густую тень бросают минареты.

 

09-10.10.15

Бахчисарай

И более никто — Минареты (венок сонетов) — Дача (венок сонетов)По старому стилю

Публикации 2016 — 2015 2014 — 2013 —  2012-07 — Переводы, перепевы Стихи на Втором сайте

Повести и романы РассказыМиниатюрыСтатьи, очерки, рецензии ЧеловейникДраматургия

Валерий Митрохин: встречи, события, отзывы

Журнал «Симферополь»АфоризмыИнтервью

Об авторе. Содержание раздела. Новые стихи

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com