ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Юрий ЛАВУТ


http://www.stihi.ru/avtor/login01

http://www.litsovet.ru/index.php/author.page?author_id=13736

Лавут Юрий Владимирович.

Родился 01 ноября 1955 г. р., г. Москва. Образование: ф-т Прикладной математики МИЭМа и ф-т режиссуры музтеатра ГИТИСа. Опубликованы: в изд-ве Азбука-классика детская книжка «День рожденья или шоколадное воскресенье» и в изд-ве БСГ-пресс стихотворные сборники Цвет (2003 г.), Звук (2005 г.), Цвет и звук (2007 г.). Проживаю в Москве.

* * *

Всё, что записано пышной строкой,

Чтобы не выглядеть низменной былью,

Славный тиран, не рождённый герой,

Вера, поверженная без усилья, —

 

То, что так важно сейчас нам с тобой —

Сядет мельчайшей поверхностной пылью

На предыдущий поверхностный слой,

Чтобы остынуть на том, что остыло.

 

Всё, что добыто в кровавой борьбе,

Муку и славу былых поколений —

Время прессует на заднем дворе

 

И в небоскрёбах его отложений

Машет за всех нас рукою в окне

По этажам пробегающий гений.

* * *

1. Производят ревизию солнце и ветер, исчезает зверьё и становится суше, наступил, наконец замечаешь, на свете твой черёд чтоб таскали за голую душу. И годами бегут, оставляя проплешины, разбросав в перелесках лесное убранство, вековые деревья и даже орешины, постепенно меняя пейзаж на пространство. Все края отодвинулись. Левый и правый — отступают, чтоб не создавать напряжённости, ведь высокие зрелые летние травы совершенно не склонны к весенней покорности. Иногда ещё лес разбежится берёзами и замрёт бесшабашной зелёной гурьбой, обнаружив ободранной кожею розовой под коленями жёсткий упрямый прибой. И ночами гуськом, в своё детское тайное, наклоняясь от ветра почти до травы, отступает. Мелькают, прощаясь отчаянно, в лунном свете сухие ладошки листвы.

 

2. Во мне отец и тысяча ошибок инстинктов и замедленных мозгов, графинчик слёз и кладбище улыбок набитых беззаботных дураков, живущих в этом неуёмном теле — они кричат оттуда целый день и вертятся, пока я сплю в постели, и маются, пока ночная тень. И я засяду, словно корень, в детях, и буду торопливо бормотать, почувствовав опущенные плети, и соки вверх из перегноя гнать. Так в будущее лес уносит семя. Росток, впиваясь в почву там где проще, ещё не понимает, чьё он племя, что он всё та ж берёзовая роща, что повернувшись, взрослые и дети, к восходу солнца утром на восток, в его пронзительном холодном свете мы вместе на ветру. К листу листок.

* * *

Медленно в памяти мама

Выйдет на старенький двор,

Где фортепьянная гамма,

Денег важней уговор,

 

Где для шпиона находка

Каждый случайный болтун,

В праздник — под шубой селёдка,

В будни — дрова и колун,

 

Кислые щи и картошка,

В очередь велосипед,

Из алюминия ложка,

На деревяшке сосед,

 

Ключ на лохматой верёвке

Шею безжалостно трёт...

Вывалилось из кладовки

Воспоминаний старьё.

 

Мама садится на поезд,

Поезд сердито ворчит.

В саже от шпал и по пояс,

Дымная, как из печи,

 

Грозная туша стальная,

Двинет зелёным хвостом,

С мамой легко ускользая

В чёрный тоннель под мостом...

 

Мама, я скоро приеду,

Раз ты не можешь сюда.

Вымою руки к обеду,

Ключ — на храненье соседу,

И за тобой навсегда...

* * *

Утро, млечный наряд растеряв на рассвете,

Солнцем вспыхнуло, красками не дорожа,

Забежало за полдень и, вечер заметив,

Растерялось, застыло, закатом дрожа —

 

И сгорело, и кануло, словно и не было,

Разбросав за чертой горизонта угли.

Словно дым облаков по вечернему небу

Разлетается то, что с утра подожгли.

 

И мятежный закат, уходящий под землю,

И чернеющий лес как небесный причал —

Говорят о понятном. И я молча внемлю

Языку, речь которого не замечал.

* * *

Испуганной испариной расщелин

Невольно возвращаясь в облака,

Один, в громадах каменных потерян,

Ручей, мечтающий — река,

 

Вдруг вырвется, захлёбываясь звоном,

Горстями радуг в воздухе пыля,

Поводопадничав, рванёт с разгона

Поить цветущие поля,

 

Леса, луга, деревни, скот, заводы,

Сбирая дань окрестных мутных рек,

Приняв осадки, паводки, отходы,

Грузнея, замедляя бег,

 

Достигнет моря полным, гибким телом,

За годы одолевшим стыд и страх,

Мечтая не о счастье в мире целом,

А лишь о детских берегах,

 

Где вечные, божественно-немые,

Земные облака пронзив насквозь,

Под воспалённым солнцем ледяные —

Вершины с жизнью врозь,

 

Где кончится круговорот рождений —

О чём ещё мечтать воде —

О чистоте, о высоте, об испареньи —

И льде, и льде, и льде, и льде…

ВРЕМЕНА ГОДА

4  сонета

 

I. К. О.

 

Когда шепчу, отчаянно и нежно,

Что нам уже назначен день прощанья,

Что, ветрена, обнажена небрежно,

Ты прежние забыла обещанья,

 

Когда грожу, напуганный разлукой

И ежегодной страстью к расставанью,

Что перед вьюгой, холодом и скукой

Я первый положу конец свиданью,

 

Не верь, моя подруга золотая,

Я так хотел бы вечного союза,

Что год живу, лишь о тебе мечтая,

Моя Краса, моя Любовь и Муза!

 

Надежда не даёт расстаться с милой,

И ход времён нас разлучает силой.

 

 

II. З И М А

 

К католическому Рождеству

Растранжирено золото папства.

Первым снегом умытая паства

Реформацию ждёт к торжеству.

 

Бросив в грязь золотую листву,

С новым Urbi et Orbi : «Богатство,

Пышность злата — духовное рабство», —

Протестантство встаёт на посту.

 

«В общий путь! От крещенья морозом —

К причащению от белизны!»

Под одежду, бесстыдная бронза,

 

Все трезвы, работящи, честны!'

И домашняя скромная проза

Наше кредо теперь... до весны.

 

 

III. В Е С Н Е

 

Когда оседает в полях ледяная держава,

А по городам её шкура побита мочой

И с грязью сбегает ручьями прошедшая слава —

Тебя вся живая империя ждёт горячо.

 

Забыв, чья ты дочь, что бледна, холодна и прыщава,

Что детски костляво твоё молодое плечо,

Весёлая птица полей и лесная орава

В припадке надежд попадают на старый крючок.

 

В разбойничьем марте не хлынет зелёная лава,

Ты вновь обещаешь, что сразу за первым грачом,

В холодном апреле вдруг зазеленеет дубрава…

 

Презренною плотью взрослея под жарким лучом,

Ты ищешь любви, но ведёшь себя словно шалава.

Становишься Летом. Все любят. Но ты — ни при чём.

 

 

IV. Л Е Т О

 

Зачем ты лжёшь, как опытный любовник,

Окончивший очередной роман,

Что здесь, в широтах наших, ты паломник,

А не залётный гость из жарких стран?

 

Зачем лукавишь, гастролёр-садовник,

Нам оставляя пёстрый балаган:

«Цветы увяли, но созрел шиповник,

Зимой — две чайных ложки на стакан…»

 

Я поглупел, как пёс, узнавший ласку,

От изобилья временных щедрот

И не заметил, что сменил окраску

 

И расшумелся деревянный сброд,

Поверивший в предательскую сказку,

Что ты опять вернёшься через год.

НОЧНОЙ САДОВНИК

 

1.

Спит, переполнен сонным счастьем,

Сад под туманной кисеёй,

Когда уже законной властью

Вступает утро в мир ночной.

 

Пока рассвет ещё застенчив,

Бутоны моются в росе,

Тугие розовые плечи

Легко обнял резной корсет.

 

Легко дыша, полуусильем

Полуодет, дрожа легко,

Нырну с крыльца свободным стилем

В туман, стекающий рекой.

 

Коротким рубящим движеньем

Снимаю с утренних кустов

Всех лучших в этом поколенье.

Очищенные от шипов,

 

Босыми драными ногами

Колючий вымочат венец

В чистилище — хрустальной яме,

Три дня мучений — и конец.

 

В росе, в траве, в очарованьи

От роз, от утра предвкушенья,

Исколот этой терпкой ранью,

Вернусь, засну до воскресенья.

 

 

2.

Слова под утро не звучат.

Перо окутано туманом

И за ночь выращенный сад

К рассвету кажется обманом.

 

Уснув, садовник вновь во сне

Проходит тем же садом млечным.

Вчерне срифмованный, корсет

Сжимает розовые плечи,

 

Но строфам чужд ещё закон,

И строки, свёрнутые туго

То в лист, то в почку, то в бутон,

Раскачиваются упруго

 

На стеблях утренних кустов.

Тогда, рукой и вдохновеньем

Всех, ранящих шипами слов,

Признав, садовник по ступеням

 

Бежит с охапкою стиха,

Тяжёлою и непокорной,

Вновь открывать, что суть легка,

Когда смирится строгой формой,

 

Что сон и явь, земная рань,

Желающая воплощенья,

И розы, ранящие длань,

Всё — вещество стихотворенья.

ЧТО ДОБАВИТЬ О ВЫПАВШЕМ СНЕГЕ?

 

1. Падать

Что добавить о выпавшем снеге? «Как же так, ведь ещё не пора...»? Ах, не будем лукавить, коллеги, ведь процесс начался не вчера. Мы с испугу давно побелели, обнаружив движенье к зиме, но, как вечно-зеленые ели, в бесконечной живём кутерьме. По весне можжевеловый запах оживит деревянную плоть, заостряются иглы на лапах и в корнях начинает колоть, вылупляются нежные шишки от верхушки, зелёной, как лук, вниз по веткам, а если излишки — до широких разлапистых брюк, забывается вой лесопилки, машут ветки лесному зверью, от восторга разбухнут прожилки и смолу золотую прольют. Небосвод и прозрачен, и матов солнца золота льёт водопад, и всё лето спектакли закатов, и всю осень, как бал, листопад, и приятен наивный морозец, и забавно пернатых кормить. Крепкий тёмно-зелёный народец верит: всех нас не перепилить. Рождество наступает внезапно. Вдруг соседа за пару минут повалили, уже просто лапник, и к чужому ночлегу везут. Не узнаешь об этом ночлеге ничего, как бы ты ни хотел. Что добавить о выпавшем снеге? — «Хорошо, что пока ещё цел...»?

 

2. Прятать*

Что добавить о выпавшем снеге?

Перспектива дорог похоронена.

Ты невольно становишься пегим

Замечая, что даль проворонена.

 

Вспять, по стрелкам-следам этих птичек!

Там, где нет ещё птичьего гама,

Где чулки закрепляет на лифчик

На тебе, ещё дремлющем, мама,

 

Там внезапно три чёрные тушки

Не присядут на прерванной строчке...

Наблюдай, как с тобой от игрушки

Начинают свой путь эти точки.

 

3. И запоминать

Что добавить о выпавшем снеге?

Чистоты простодушный обман

Соблазняет мечтой о побеге

Из привычного в новый капкан.

 

Снегопад, декорация рая

Из остатков осенней воды,

Вновь начать с целины предлагает,

И пройти, выверяя следы,

 

Чтоб другие по чёткому следу,

На маршрут свою жизнь не кла дя,

Прини мая побег за . п о бед у

И . ж е л ая такой дл я себя ...

 

Ах, .. обма нщи к! Лег к о . засыпа я

И пря м о й.. и .. пе т ля ю щ ий . след,

В п е рв о з д анн . . о с ти в сё р а ств о....р я ет ... .. ..

И .... ка к не бы ло н а с . — . т а к и н е т … ..

 

 

М е ж д у..... тр..ё…х … ………. с т р а т е г и й —

П ад….ть ..пря……ть ..и за по ми………ть

Ч то д о………….ть о вы……….м сне….е ?

 

Я . . …п. о. п.. р.. о . б ..у.. …........ н е ... ... з а м е……….а…… ь.........

________________________________

В связи с упрёками в непонятности второй части, хочу дать пояснения.

"Перспектива дорог похоронена" — дороги в поле дают ощущение перспективы, исчезающее, когда выпал снег.

"Проворонена" — в двух смыслах: глупо упущено и заполнено вороньей стаей.

Вороньи следы похожи на стрелки, направленные в обратную сторону.

Детям (и девочкам, и мальчикам) одевали что-то типа жилеточки с пришитыми к ней резинками, жилетка называлась лифчик, и к этому лифчику, с помощью резинок, пристёгивали детские чулки.

Стихи — Проза

Песни

15.02.10

Отлично. Запись с квартирника. Ю.Лавут и А. Звингер. Гр. «Глаз Стрекозы»

2,6Загрузить!

15.02.10

Ночь, всё долой. Запись с квартирника. Ю.Лавут и А. Звингер. Гр. «Глаз Стрекозы»

2,3Загрузить!

Жилье на Сардинии квартиры в регионе Сардиния.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com