ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Яна-Мария КУРМАНГАЛИНА


Яна-Мария Курмангалина родилась в Башкирии. Детство прошло в Западной Сибири — в трассовом поселке Хулимсунт. Юность — в Краснодарском крае и Ростове-на-Дону. Семь лет работала в системе «Газпрома», в г. Белоярский (ХМАО, Югра). Окончила Литературный институт им. А. М. Горького, и получила кинодраматургическое образование во ВГИКе им. С. А. Герасимова. Автор трех книг стихов — «Белые крылья» (Пермь, 2000 г.), «Вид из окна» (Архангельск, 2008 г.) и «Первое небо» (Томск, 2015 г.). Стихи публиковались в российской и зарубежной периодике. В настоящее время живет в Москве.

В эту подборку вошли стихи, ранее опубликованные в журналах и электронных ресурсах.

 

 

ДЕТИ СОЛНЕЧНОГО ОГНЯ

http://www.gulliverus.ru/gvideon/?article=39473

 

 

Античный герой

С. Б. Джимбинову

I

 

Солнечной Аттики выбелен известняк,

смотрится в море южный Пелопоннес.

Время — на пять теней, на один сквозняк,

солнце клонится вниз, обретая вес.

 

Скоро пойдут дорийцы ловить прилив,

путник усталый — пресной искать воды.

Скоро пойдут данайцы снимать с олив

темные золотистые их плоды.

 

Солнце глядит на Аргос, ползет с холмов,

тянется вечер пыльной тропой к богам, —

в Аттику до Афин, где у всех домов

стены белы и падает свет к ногам.

 

Страстным тетраметром уличная строфа

ляжет на память, чтобы сменять века, —

там где любимец музы Аристофан,

щурясь от солнца, смотрит на облака.

 

II

 

Анаксимандр не спит. Сбегает по плечам

вселенский тихий свет сквозь лунную дыру,

где Апейрон плывет — начало всех начал,

и неба полотно трепещет на ветру.

 

Анаксимандр не спит. Бессонны и вольны

раздумья и тоска, где город за спиной,

где Никты бродит тень под заговор волны,

и солнце до утра ушло за край земной.

 

Есть время чтоб смотреть как тают корабли,

в морскую темноту ныряя как в проем,

земного вещества высчитывать объем,

и верить, что не тьма — огонь вокруг земли.

 

III

 

Андрокл, мой друг, выходи на бой.

Мы снова встретились здесь с тобой —

из всех двуногих существ навек

единственный человек

 

ты, пред которым как прежде слаб

лев и невольник. Такой же раб,

такой же пленник своей страны —

мы в этом теперь равны.

 

Андрокл, мой друг, убери свой щит.

Ревут трибуны, — их рев, как шип,

в песок вонзается, в тонкий нерв

земли, и взмывает вверх.

 

Сквозь боль и страх ты меня узнал,

цвет неба синий, цвет крови ал.

Пусть видят боги — в ответ врагам

ложусь я к твоим ногам.

 

Андрокл, ты слышишь, мой верный брат,

о чем они все молчат?

 

 

 

* * *

В субботу 14 июня 1919 года два человека начали исторический перелёт

на демилитаризированном биплане Vickers «Vimy» IV.

порт сент-джонс тишина как слышите нас прием

шквальный ветер с запада не прекращает дуть

середина пути мы попали в серьезный шторм

над атлантикой буря пока продолжаем путь

 

девятьсот восемьсот четыреста шестьдесят

шестьдесят на высотомере вода в глаза

вими вими дружище нельзя повернуть назад

поднимайся в небо чертова стрекоза

 

как же сложен был взлет тяжело принимал простор

не хотела земля отпускать и тянула вниз

шестьдесят сто сорок сто тридцать и снова сто

артур глохнет мотор и дрожит под ногами высь

 

благоденствуй канада сейчас ты такой же сон

как ирландские острова путь еще далек

я пойду по крылу попытаюсь исправить джон

я попробую джон да поможет нам в этом бог

 

шестьдесят на высотомере в лицо волна

океан разгулялся ветер над головой

помоги нам ведь мы расплатились за все сполна

асы первого неба летчики мировой

 

повзрослевшие дети солнечного огня

опаленные души выветрены дотла

помоги нам дерзнувшим рваться в герои дня

помоги заблудившимся не поломать крыла

 

мы везунчики джонни в небо сквозь снег и лед

поднимай хренов виккерс нам ли не взять высот

мы мечтали о звездах долог еще полет

двести триста четыреста

тысяча восемьсот

 

 

сахара

 

разлилась в пустыне синяя тьма окрест

и молчит в бархане где ветер стирает след

перевернутый мой биплан малый южный крест

через час рассвет

 

через час загорится небо просохнет лоб

онемеет нёбо станет белым-бело

у меня по рукам тепло по ногам озноб

по глазам — светло

 

отзовутся звонками красные позвонки

засвистит и войдет огонь как стрела в висок

и восстанут из боли сфинксы да их стрелки

будет жечь песок

 

а пока золотая сахара шепчи сквозь пыль

колыбельную песню покуда еще не дно

потому что живое сердце на сотни миль

у тебя одно

 

обними его ветром согрей синеву и лед

обними горизонтом песчаным холмом укрой

и когда горячая буря во мне взойдет

стану я тобой

 

 

* * *

 

прозрачный март простуженная тень

вдоль улицы и вызревает день

в темнеющем размякшем подмосковье

 

идет весна не ведая что там

в другой стране по ком звучит там-там

чей бывший лидер прячется в ростове

 

и кто кричит под флагами ура

о чем переливают мастера

густую воду взглядов и объятий

 

здесь тишина — в провинции на дне

любой судьбы здесь помнят о войне

где все еще товарищи и братья

 

здесь время полустанками ползет

за поездами тает креозот

и дух его плывет в попутном ветре

 

где увязает странная молва

под хриплый голос радио москва

в окне на сто двадцатом километре

 

 

* * *

 

они не разговаривают год

он ей не друг не враг не антипод

скорее мир впечатанный в сетчатку

всё так же делят общую кровать

кто первый разучился целовать

кем изначально брошена перчатка

 

никто не помнит он глядит в проём

окна и заглушает вискарём

молчание густеющее между

где бьётся ровно сердце под рукой

где он её лирический герой

она его последняя надежда

 

последний стих последняя глава

где время есть (кружится голова

от запаха имбирного печенья)

сплотившись в ожидании гостей

обнять внезапно выросших детей

заехавших к родителям в сочельник

___________________________________

 

 

* * *

("Паровоз" №3.2015)

 

по ночам из сети он качает порно

она спит и во сне говорит — мне грустно

ему кажется все это слишком вздорно

а ей кажется все это слишком пусто

он губу закусив проверяет почту

он пакует файл отправляет другу

а она во сне повторяет строчку

из какой-то песни и все по кругу

говорит — мне грустно такое дело

говорит — я вижу тебя так мало

говорит — мне холодно мерзнет тело

и отбрасывает одеяло

он глядит на нее на экран с экрана

на нее в экран на нее и кто-то

в голове вздыхает — вставать так рано

потому что поздно а там — работа

отключает сеть и идет к жене

и ложится — спина к спине

 

___________________________________

 

 

ПЛАВУЧИЙ МОСТ

http://www.plavmost.org/?p=5239

 

осень луи лепренса

 

так процарапан в жизнь черно-белый свет —

будущий кохинор в миллион карат

время за объективом — ловить момент

глухонемую эру тому назад

 

время за объективом — волшебный лес

плоских фигур новейший палеолит

где вдохновенный гений луи лепренс

сад раундхэй увидит и оживит

 

осень врастает в кадры и ловит птиц

реки текут и стынут в глазах людей

остановись октябрь забежавший в лидс

запечатлеть прохожих и лошадей

 

остановись октябрь подожди чуть-чуть

этих мгновений мало войдет в века

там где судьбы грядет тупиковый путь

и кинопленка ветхая коротка

 

жизни и славы меньше — чем быть зиме

новых не отмотаешь не повторишь

время уже за кадром луи эме

поезд уже ушел навсегда в париж

 

 

* * *

 

чем тише голос тоньше нежность

и соразмерней с ритмом дней

тем детства хрупкая мятежность

внутри становится сильней

 

и ярче бывшее однажды

неуловимым как заря

плывет корабликом бумажным

по темным лужам ноября

 

где тени синие от ветра

манят холодной глубиной

плыви кораблик мой газетный

с портретом ники турбиной

 

плыви над тяжестью балконов

над пылью заводских дк

где пел сережа парамонов

оставшись юным на века

 

плыви мой парусник невольник

волною памяти влеком

туда где красный треугольник

завязан в сердце узелком

 

в слова звучащие высоко

там клятвы хлестки и резки

где есть прекрасное далеко

и нет ни смерти ни тоски

 

 

* * *

 

какой апрель над станцией кружит

за рельсами темнеют гаражи

но ветер юн хотя еще неласков

и облака плывут как миражи

над лужами подернутыми ряской

небесного оттаявшего льда

свет искажен и морщится вода

 

и снова жизнь берет ориентир

на время что всплывая из квартир

как пыль наверх потянется устало

так жигулёнок выезжает в мир

размять больные ржавые суставы

так старый двор за городской чертой

глядит вокруг прощаясь с темнотой

 

и дух весны уже необратим

ты снишься мне расходятся пути

от тех широт где мы с тобой бывали

где даже если очень захотим

то наяву увидимся едва ли

и память актуальней чем вопрос

как пережить свой авитаминоз

 

 

* * *

Памяти М. Е.

…вечером в четыре в голове

лопнет электрическая нитка

подрожит немного и внутри

задохнется пленная улитка

старая улитка розмари

М. Квадратов

 

вот уже четырнадцатый мчится

скоро позабудут перетрут

говорила младшая сестрица

не ходи иванушка на пруд

 

атомного неба фиолетов

цвет и жизнь по лезвию ножа

из воды чернобыльской из леты

можно не доплыть до рубежа

 

нынче время чуткое как стронций

новый начинается сезон —

место отвоевывать под солнцем

оттесняя тень за горизонт

 

где просела черная калитка

в радиоактивный перегной

и живет цветочная улитка

в завитушке — против часовой

 

 

 

СПИТ ВЕРОНИКА. ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛ

http://magazines.russ.ru/october/2015/12/spit-veronika.html

 

* * *

 

1

здравствуй франческо пишет тебе лаура

...............................

годы мои медлительны как луара

вечная осень солнечная текстура

утреннего муара

 

сонная память ловит чужие рифмы

в мире моем — вершины многоэтажек

в сердце моем — все те же сплошные рифы

в жизни моей все так же

 

город плывет в октябрьской круговерти

ветер стучится в окна закрыты двери

время дожить до самой последней смерти

 

2

данте мой алигьери

пишет тебе из города беатриче

...............................

джинсы кроссовки черный пиджак на плечи

жизненный распорядок давно привычен

только твой голос вечен

 

где-то внутри зовущий меня в дорогу

из теплоты пухового одеяла

от осознанья что в двадцать всего так много

в сорок всего так мало

 

голос мне говорит посмотри как тает

утренний свет небесная оболочка

 

3

ты же моя красавица золотая

девочка-одиночка

 

 

 

* * *

 

спит вероника снится ей что он

опять пришел и кашляет под дверью

держа в руке растрепанный пион

цветок весенний с дождевою прелью

на лепестках и красноватый дым

как будто бы расходится над ним

 

спит вероника снится ей открыл

своим ключом но тихо не тревожа

и темнота как загустевший ил

всплывает рыжей мутью над прихожей

прошел на кухню где в полночный час

шипит в конфорке невесомый газ

 

спит вероника снится ей что твердь

небесная вскрывается как ящик

и ждет ее а он за горло смерть

берет рукою сильной и дрожащей

но ядовит невидимый укус

замедлив кровь воздействует на пульс

 

спит вероника снится ей что жизнь

на пару с ним раскачивает лодку

и в легкие вливается проснись

проснись ну что же ты за идиотка

плывет ладья по шахматной доске

и бьется тонко жилка на виске

Стр. 2

«Журавлиное солнышко». Презентация книги

Эмиль Сокольский. Яна-Мария Курмангалина, «Первое небо»

Даниил Чкония. Виноградные глаза. Рецензия на книгу Я.-М.Курмангалиной «Первое небо»

Юлия Белохвостова. Новое небо Яны-Марии

«Журавлиное солнышко». Презентация книжки для детей

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com