ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Ольга КРАУЗЕ


Об авторе. Аудиозаписи

СТИХИ ИЗ СБОРНИКА «ХАРЬКОВСКАЯ ТЕТРАДЬ»

 

 

ПОСЛЕДНИЙ ПОЛЕТ

 

Пролетая фанерой над городом имени той,

у которой не стоит молить, бесполезно молиться

Ее так замусолил ханжа и загадили птицы,

что она уже просто никак не сравнится с тобой.

 

Пролетая над всем, что талдычили нам в букварях,

звонким посвистом ветра сорвав дымовую завесу,

я рвану среди ночи на Лысую Гору, за лесом,

чтоб прозреть, осознать, пока снова не вспыхнет заря.

 

Чтоб прозреть-осознать. в полнолунье, в мерцании звезд

все не так уж и плохо без яркого света земного.

Много ль надо одной на дороге, и стоит ли снова

эту жизнь начинать и скрипеть, пусть цыганский обоз

 

тарахтит, спотыкаясь по старым булыжникам в такт

бубну, звонким монистам и песне гортанно-вороньей.

Я в последнем полете наверно тебя и не вспомню,

мне в последнем полете все будет не тут и не так.

 

Мне в последнем полете на палец наденут ключи

и укажут на дверь, за которой иные просторы.

И зачем вспоминать, чьим там именем назван был город?

Лучше мимо промчать, промолчать, пока вечность звучит.

   10.10.2011

 

 

ПРИТЯЖЕНЬЕ ЗЕМЛИ

 

Брошено в грязь при дороге зерно,

всходы затопчут не сразу.

Тропка вилась над обрывом в кино,

Летчик вернулся на базу.

 

Здравствуй, пилот, где же твой самолет?

Как ты сумел приземлиться?

Что ж ты молчишь, мой отважный пилот?

— Больно быть сбитою птицей.

 

Больно терять боевого коня,

больно вдвойне обескрылеть.

В сущности жизнь, так — пустая возня,

вонь и грызня. Не осилить

 

нам никогда притяженья Земли.

Втоптано в грязь устремленье.

Ах. как прекрасна Отчизна вдали,

сладко над нею паренье.

 

Вот и в кино, как его ни крути,

правда не так безобразна.

Только бы крылья скорей обрести,

чтобы продолжился праздник

 

Падало в грязь при дороге зерно,

с тихой мечтой возродиться.

Мне бы забыться несбыточным сном

и на заре пробудиться

 

в ярком сиянии взлетных огней...

Господи. что тебе стоит?

Мама моя. помолись обо мне

там. среди вечности стоя.

   10.10.2011

 

 

ТОСКА

 

Я тоскую, а выпить слабо.

Ни пыхнуть и ни капнуть по вене.

То мерещатся прошлого тени,

как судьба вышибала за борт.

 

Я тоскую, не верьте тоске,

что рифмуется в грустные строчки.

У меня все тип-топ и в цветочках,

не пытайте — рассталась я с кем?

 

Я на месте, я дома, в тепле.

За меня не тревожьтесь, ей Богу.

Я-то знаю свой путь и дорогу,

то душа замоталась в петле.

   28.10.2011

 

 

ТАМ, ГДЕ КУРГАНЫ

 

Белые лилии в черной запруде затона,

там. возле устья реки, за широкой косой.

Тихо качаются в ночь от подводного звона

храмов затопленных, а на горе колесо

 

мерно скрипит или это варган мой гундосит,

дудка шаманская и скоморошья свирель.

Или от ветра шумят, созревая колосья,

неумолимая домры печальная трель.

 

Там. где курганы, седые ковыльные степи,

станции с бабками, спелый черешневый дух

отматерится душа и уймется, и стерпит,

выю подставит и снова впряжется за двух.

 

Вот она. вся нараспашку, двужильна, всесильна

русско-калмыцко-татарско-башкирская мать.

Ведьмою, белой русалкой плутает меж лилий,

мне б изловчиться и взгляд ее жгучий поймать

 

Мне бы хоть каплю того первородного духа,

что сквозь века сохранилась от всадниц лихих.

Издалека узнаю я, по смеху, со слуха

звонкую южно-уральскую вольницу их.

   05.06.2012

 

 

ТОЛКОВАНИЕ СНА

 

Я постучала. В ответ — открыто.

Открыто — не заперто. Я вошла.

Старуха, гундося под нос сердито,

ворча, из печи выгребала шлак.

 

Строчил пулеметом на тумбе Zinger,

чтоб в нужную вещь превратилась дрянь.

Над печкою шторка на толстой резинке,

на тусклом, не мытом окне герань.

 

— Ну, здравствуй! — кивнул мне старик, не вставая,

не переставая крутить колесо.

— Да вот пришла я узнать, что не знаю.

Пусть баба твоя растолкует мой сон.

 

— Зачем в толковании сна ты ищешь ответы?

Не проще ли дальше спать?

А впрочем, для нас-то, убогих и нищих,

твое желание благодать.

 

И вот разложила старуха карты,

а там шестерка, туз и валет...

Опять проводник прокричал и куда-то

пропали карты. Седой рассвет

 

забрезжил. И снова я не узнала,

что означала во сне змея.

И снова поезд на три вокзала

из Петербурга довез меня

 

Мечусь между белой и черной ночью.

Душа заплутала в кибитке стылой,

где печь выскребают и Zinger строчит

из крайней, заросшей бурьяном могилы

 

 

ПРИСТУП

 

В черной ночи

молчит

горечь-тоска.

В тисках

сердце сжимает страх.

Не подобрать ключи

и не нашарить дверь

выхода. Дикий зверь

мечется в западне

где-то. на самом дне

пропасти жизни всей.

В тоненькой полосе

горного ручейка,

тусклого ночника,

смотрит с небес звезда

Луч ее опоздал,

искоркой подсветил,

точкой в конце пути

выдал прощальный знак.

Ладно, сойдет и так.

Так. под бездонный смех,

вдрызг проиграть судьбу,

чтоб на виду у всех

не возлежать в гробу.

   11.11.2015

 

 

НА СВИСТ

 

Чуть пальчиком поманят миражи,

мне выстелив дорогу под ногами,

и выставит у той дороги камень

судьба, определяя рубежи.

 

И высечет на камне имена,

которым я когда-то изменила,

пока за миражами вдаль ходила,

отхлебывая горького вина

 

из фляги, что болталась на ремне

при каждом шаге на бедре качаясь,

Какая песня ночью снилась мне?

Отцвел миндаль и созревала завязь

 

И где-нибудь в кофейне, за углом

хозяйка гордо выставит бисквиты.

Там ставни розой чайною увиты

и веселятся гости за стопом.

 

А я за этот угол не сверну.

Меня манит моя Fata Morgana.

С Луной иль Солнцем, поздно или рано

свистит мне ветер музыку одну.

 

И мне нигде, ни с кем покоя нет.

Иду на свист бродячею собакой туда,

где дождь по лужам пел и плакал,

где между туч есть маленький просвет,

 

в котором затерялся самолет

серебряною точкой с белым шлейфом.

Бродяжий блюз простуженною флейтой

меня куда-то манит и зовет

 

 

ГЛУХАЯ БУХТА

 

Солнце не светит, не греет луна.

Причаль ко мне, лоцман — достанем до дна.

 

На винт намотало, в отсеках капель.

Ты поздно явился, я села на мель.

 

Баркасам и шлюпам закрыла проход,

здесь я зазимую, работы на год

 

мне хватит, чтоб снова в фарватер попасть.

Ах, в гавани паника? Что за напасть!

 

Я график срываю. Я всех подвела.

Ты думал, что я закушу удила,

 

в бурлацкую лямку покорно впрягусь,

как вся наша многострадальная Русь.

 

А кстати, про Русь, где-то здесь, говорят,

вчера затонул иностранный моряк

 

и якобы он затонул неспроста —

русалки его щекотали в кустах.

 

И ты. говорят, здесь застрял не вчера,

хотя ваша бухта такая дыра...

 

Но ты бросил свет, и жену, и детей,

чтоб прочно осесть в этой дохлой черте.

 

Послушай, мой лоцман, я тоже хочу,

а то я давно ни с чего не торчу.

 

Меня не цепляет ни ганжа, ни ром.

Шепни по знакомству русалкам о том.

 

Я сброшу балласт, с этой мели снимусь

Пусть только они позовут меня, пусть.

 

И где-то в районе Бермудов тогда

я кану, уйду, пропаду навсегда.

   23.09.2011

 

 

РОЗОВЫЙ

            ОСТРОВ

 

Мой парус полощется — ветер не может поймать.

А ветер свистит и меняется снова и снова,

и волны, зверея, мой бот опрокинуть готовы

иль бросить на скалы, и в клочья весь парус порвать.

 

Тепло ль тебе, девица, в этих студеных краях,

где кромкою льда режут правду бесстыдно и остро?

Того, кто покинул свой берег, пусть Розовый Остров

не кровью багрится, а маками. Дальний маяк

 

погаснет за линией синей, где солнце садится,

но будет пульсировать в памяти прошлой судьбы.

И снова в каком-то селенье шагнет из избы

одна из немногих, но та. что не хочет мириться

 

с устоями патриархальной архаики, чтоб

не скиснуть в болоте, а ярко сгореть на просторе.

И будет шуметь свою буйную музыку море,

и ляжет судьба ей упрямой морщинкой на лоб.

 

Своя колея от рожденья, по жизни и до,

до места, где нам на груди сложат руки

и просто закроют глаза, чтобы снился тот Розовый Остров

в стране, где уже никогда не осудит никто.

14.03.20^2

 

 

СЕМЕЧКИ

 

Там. где море шумит, там, где пенятся волны,

у тебя за плетнем созревает подсолнух.

Будем семечки жарить, чтоб с набитым карманом

выходить на закате и гулять у лимана.

 

и плевать на песок шелуху, и смеяться,

и браниться, и снова в любви объясняться.

За песчаной косой, да за каменным молом

будет море шуметь, будут пениться волны.

 

А зарядят дожди, да завоют метели —

мы заляжем вдвоем на широкой постели

Пусть свистит себе ветер сквозь оконную щепку.

Будем книжки читать Будем семечки щелкать.

   08.11.2012

 

 

ПОБЕГ

 

Заныли стропы, как струны,

взметнулся портовый кран.

По глади дороги лунной

Бегущая по Волнам

 

скользила в нейтральные воды

от пьяной и злой матросни.

Я пью за ее свободу.

А ну-ка, гарсон, плесни!

 

Беги, Фрези Грант, не слушай

сирены истошный вой!

Не по твою ли душу

мчит катер сторожевой?

 

Укутавшись в звездной шали,

танцуешь ты на бегу.

Прожекторы в море шарят

и небо краны скребут.

 

А ветер затих и будто

к нам ангел сошел с небес.

Вдруг развернулся круто

летевший наперерез

 

и даже почти догнавший

катер сторожевой.

А дальше уже не наши,

а дальше чужой конвой.

 

Как музыка рапорт старлея:

«Отбой, нарушитель ушел!»

Пока я не протрезвею,

пусть кончится все

хорошо.

 

 

РЕЛИКВИЯ

 

Мальчик сквозь дырочку в камушке смотрит на небо.

Хочет там что-то увидеть, а может уже

видит, как мир: наклоняясь на крутом вираже,

в новую эру несется. Когда бы и где бы

 

мы ни стояли сейчас, все равно невозможно

время обратно вернуть на исходную точку.

Капает тихо вода — новый камушек точит.

Кто-то его подберет, оботрет осторожно,

 

чтобы сквозь дырочку в камушке песни свистеть,

чтобы сквозь дырочку в камушке в небо смотреть

 

Мало ли камушков с дырочкой на берегу?

Я такой камушек тоже давно берегу.

 

С самого детства он в старой шкатулке лежит

душу мою от бездушья и лжи сторожит.

   05.06.2014

 

 

ПОГРУЖЕНИЕ

 

Нам бы только куда подальше

в море, за море и под лед.

Где ни звука, ни слова фальши.

Кто не скажет, тот не соврет.

 

Где ни Азии, ни Европы,

ни Америки — все одно.

Всплыть на уровне перископа,

оглядеться и лечь на дно.

 

Чтоб в глухой тишине глубинной,

рыбным пением насладясь,

оценить синеву картины,

глубину и взаимосвязь.

 

Раны рваной души заштопать,

погрустить о земле родной.

Всплыть на уровне перископа,

оглядеться и вновь на дно.

 

Надо было родиться стервой,

улыбаться и врать в лицо —

профанация чистой веры,

коронация подлецов.

 

Мы с тобой из другого теста,

нас таких уже нет давно.

В этом мире таким не место.

Убедилась? — Пошли на дно.

 

.............................................

Окончание подборки

«Катькин сад», повесть

«Катькин сад», аудиокнига

Об авторе. Аудиозаписи

Ольга Краузе. «Харьковская тетрадь», сборник стихов. Формат zip-файла PDF, 7,8 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Ольга Краузе. «Катькин сад», повесть. Формат zip-файла PDF, 18 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com