ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Нина КРАСНОВА


http://krasninar.livejournal.com/

НИНА КРАСНОВА О СОБЫТИЯХ ЛИТЕРАТУРНОЙ ЖИЗНИ
Все перепосты взяты с блога Людмилы Осокиной
http://ludmila-osokina.livejournal.com/

 

19.12.13. Нина Краснова. Литературная гостиная Союза писателей XXI века в ЦДЛ.
На вечере выступили: президент СП Евгений Степанов, члены союза Юрий Беликов, Сергей Светлов, Нина Краснова, Людмила Осокина, Ирина Голубева, Зульфия Алькаева, Андрей Баранов, Алексей Юрьев, Михаил Николаев. Фото Людмилы Осокиной.

19.12.13. Творчеству все возрасты покорны. Юбилейный вечер писателя Ваграма Кеворкова.
В вечере приняли участие Юрий Кувалдин, Андрей Яхонтов, Вероника Долина, Нина Краснова, Александр Люсый, Вячеслав Куприянов, Маргарита Прошина, Наталья Румарчук, Людмила Осокина. Фото Л. Осокиной.

23.10.13. Антология Евгения Степанова — книга года. Презентация в ЦДЛ.
Выступили: Кирилл Ковальджи, Константин Кедров, Нина Краснова, Владимир Коркунов, Евгений Степанов. Фото Л. Осокиной.

МОЕ ЗНАКОМСТВО С ВЛОДОВЫМ
Выступление на вечере памяти Юрия Влодова
в клубе «Дача на Покровке»

— У Маяковского есть стихи: «Иду красивый, двадцатидвухлетний»... Я познакомилась с Юрием Влодовым двадцатилетней (двадцатиоднолетней). Когда поступала в Литературный институт. Я приехала в Москву из Рязани, из провинции. И мне казалось, что все люди, которые были в Москве и в Литературном институте и общежитии, это все очень хорошие и большие люди. И я ко всем, кто мне встречался на моём пути, относилась очень уважительно. И вот мне встретился в общежитии около лифта, на лестнице, Юрий Влодов. Он там жил у кого-то нелегально... как я теперь понимаю. А я думала, что он — работает в Литературном институте, профессором поэзии. Он остановил меня (на глазах у вахтёрш) и неторопливо, солидно стал расспрашивать у меня, кто я такая, откуда я приехала. Он сказал: «Я поэт Юрий Влодов...»

Я подумала: «Чтой-то я не знаю такого поэта. Но я же не всех самых лучших поэтов знаю...»

Он попросил меня: «Прочитай мне свои стихи». Я прочитала ему что-то. Он сказал: «Я могу помочь тебе поступить в Литературный институт». Я сказала: «Да мне не надо помогать. Я уже прошла творческий конкурс 100 человек на одно место и сдала почти все экзамены на пятёрки. Мне осталось сдать всего один экзамен, а я уже и без этого набрала проходные баллы — 20 баллов...» Он сказал: «У меня жена — известная латышская поэтесса Мара Гриезане. Я пишу за неё стихи, и поэтому она стала очень известной, печатается во всех самых престижных газетах и журналах». Я подумала: «Она известная, но я чтой-то такую поэтессу не знаю. Но я же не всех самых лучших поэтесс знаю». Я сказала: «Я бы никогда не согласилась, чтобы кто-то писал за меня мои стихи. Мне свои стихи самой хочется писать». Он сказал: «Я сегодня вечером здесь, в общежитии, собираю своих учеников, в том числе и абитуриентов, в такой-то комнате. Приходи туда. Там все будут читать свои стихи. И ты почитаешь свои...»

Вечером я пришла в ту комнату. Там было много ребят и девочек, студентов и абитуриентов, они все сидели вдоль стен, на стульях, и по очереди, по кругу, читали свои стихи. И я свои прочитала. А Влодов сидел на стуле в центре комнаты и вещал, говорил о поэзии, и тоже читал свои стихи, которые казались странными для того времени, для 70-х годов. И у него в стихах фигурировали Христос, Крест, Магдалина, Сатана, Иуда... герои Библии. А у нас же в России тогда было атеистическое государство, Библию никто из молодых людей моего поколения не читал и путём не знал. К тому же Влодов в своих стихах давал своё толкование Библии, которое казалось лично мне кощунственным... так же, как и Ане Гедымин, которая сказала, что она из-за этого даже поссорилась с Влодовым... Он говорил, что Христос пил вино и водился с блудницами...

И тут снизу, с первого этажа в комнату ворвалась вахтёрша со шваброй и закричала: «А-а! Вот вы где все собрались! А ну-ка — марш все отсюда!» И повернулась ко мне и сказала: «А-а! И ты-ы-ы тут!» — Она запомнила меня, что ли, когда Влодов разговаривал со мной на лестнице? Я какая-то заметная была... меня все очень запоминали. У меня было платьице короткое, сорок сантиметров выше колен, и волосы распущенные... И вид был легкомысленный...

И вот я сдала последний экзамен. И пошла смотреть список абитуриентов, которых приняли в институт. Искала, искала там себя и не нашла свою фамилию. Я пошла к ректору Пименову Владимиру Фёдоровичу и спросила: «Владимир Фёдорович, а почему меня нет в списке? Я же прошла творческий конкурс сто человек на место, и сдала все экзамены, и набрала проходные баллы...» — Он сказал: «Машинистка, когда печатала список, по рассеянности пропустила твою фамилию... И потом... что там было в общежитии?» — «А что было в общежитии?» — «Вы где-то там сидели в какой-то компании, где все пили и курили...» — «Да мы просто читали стихи... А я вообще не пью и не курю и никогда не пила и не курила». — «Там еще была девочка из Иркутска... она тоже не поступила...» — «Да я её знать не знаю... и никого из той компании не знаю...» — «А там еще был мальчик из Кузбасса... Он тоже не поступил...» — «И этого мальчика я не знаю...» — Потом оказалось, что почти никто из тех ребят и девочек, которые в тот вечер читали стихи в компании Влодова, не поступил в Литературный институт. Никто!

 

(Людмила Осокина (комментарий): «Ну да, Влодов же был в чёрном списке. Он был под наблюдением органов. И все люди, которые оказывались рядом с ним, даже совсем невинные, и совсем случайные, тоже попадали в чёрный список и под наблюдение. Неудивительно, что ты не поступила в Литературный институт, и те ребята и девочки — тоже...»)

 

Пименов сказал мне: «Приходи поступать в институт через год». — «Без экзаменов?» — «С экзаменами». (Смех в зале.) Я не стала возвращаться в Рязань, а устроилась работать на хлебозавод, по лимиту, и целый год проработала на этом хлебозаводе, на тяжелейшей физической работе. А через год всё равно поступила в Литературный институт. А когда уже заканчивала его, в общежитии опять объявился Влодов, и опять встретился мне на лестнице и сказал: «Меня здесь приютила в своей комнате одна семейная пара, я сегодня собираю там своих учеников, мы устроим вечер поэзии, будем читать стихи. Приходи туда, почитаешь свои стихи...» (Смех в зале.) Мне бояться было нечего. Я уже окончила Литературный институт, Влодов не мог мне навредить. И я пришла, и читала свои стихи в кругу студентов. И Влодов тогда сказал мне при всех: «Сейчас в поэзии появились новые девочки. Они будут известными поэтессами: Анна Гедымин, Инна Кабыш и Елена Исаева (Людмилу Осокину он тогда еще не знал, это было до 1980 года). Но когда они станут известными, ты будешь уже классиком, сказал мне Влодов... (Смех в зале.) И главное, что оно, его пророчество... уже сбывается... (Смех в зале.)

 

Влодов писал:

 

Поэт и Бог скитаются по свету

Без денег, без повозок, без поклаж...

 

Он и сам скитался по свету... у него не было ни своего угла, ни денег, ни вещей, ничего... и он жил не поймёшь где и у кого.

После института я уехала назад в Рязань. А когда переехала в Москву, в 90-е годы, он попался мне уже в журнале «Юность», при Викторе Липатове, и пригласил меня на свой вечер поэзии в редакции: «Приходи сюда такого-то числа. Я буду читать свои стихи». Потом он позвонил мне и сказал: «Я — гений?» — «Гений». — «А у гения жена должна быть королевой поэзии?» — «Должна». — А женой у него была уже не Мара Гриезане, а Людмила Осокина. — «И у гения жена должна быть членом Союза писателей?» — «Должна». — «Напиши ей рекомендацию в Союз писателей». Я написала ей рекомендацию...

Людмила сейчас читала нам стихи Влодова, она читает их лучше, чем сам Влодов. И она все их знает наизусть! Мы свои-то стихи иногда не все помним, а она помнит все его стихи! И читает их так, как будто это её стихи, и она своими интонациями, своей манерой добавляет к ним что-то своё и открывает в них какие-то такие скрытые смыслы... Людмила была женой Влодова, жила с ним много лет... И она описала в своих мемуарах, как она с ним мучилась, не дай Бог! Он был тяжёлый человек, и жить ей с ним было тяжело. Ни одна женщина этого не выдержала бы. Но она всё выдержала! Она в воде не тонет (и в огне не горит), она непотопляемая! Влодов должен бы ей памятник поставить за всё, что она сделала и делает для него!

 

У Юрия Влодова есть стихи:

 

Ты должен умереть, чтоб возродиться

И жить века.

 

Я только сейчас, когда стараниями и усилиями Людмилы Осокиной у Юрия Влодова выходят книги, начала по-настоящему открывать для себя его поэзию. Он умер, чтобы возродиться через своё Слово... И он возрождается и будет жить...

Юрий Влодов  «На семи холмах». Сборник стихов

Юрий Влодов. Люди и боги. Сборник стихов

Юрий Влодов в книгах, статьях и воспоминаниях

Страница Людмилы Осокиной

Запчасти ваз набережные челны круглосуточные автозапчасти ваз в набережных челнах.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com