ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Алла ХОДОС


ПОЧЕМУ ЛИТЕРАТУРА НЕ ИГРА?

О стихах Марины Золотаревской

Сначала услышав, потом прочитав стихи Марины Золотаревской, написанные в неполных тринадцать лет, я поняла, что они написаны обо мне. И в то же время — они о нас. Они отражались во мне и преломлялись, словно лучи, которые связали меня с юным автором и с другими читателями.

 

Размокшее солнце всё ниже

Становится с каждым днём.

И тополь, как старый нищий,

Трясётся под мелким дождём.

 

Туман повис меж ветвями

Нечёсаной бородой.

И зябнет тополь больной

С протянутыми руками.

 

Откуда у девочки-подростка этот опыт? Не конкретный, не бытовой. Ведь нищего на улицах социалистического города семидесятых Марина увидеть не могла. Она его представила. Он вышел из мглы. Протянул к нам руки-ветви. Не одну руку, как обычный нищий. Сразу все, не зная толком, как это делается. Крик о помощи? Руки, протянутые к нам природой? Как же нам-то быть? Прикоснуться к ним? Робко пожать?

 

О чём это? О нищенстве жизни при социализме? Ведь история приучила нас читать между строк. Смешная натяжка. О хрупкости, уязвимости живого. О том, что тополь этот стоит отдельно. И мне хочется его согреть. В то же время он прорастает сквозь меня. Сирость, нищенство и одинокое стояние под дождём — юного поэта? Меня? Всех?

 

А вот второе.

 

Луна страшна после метели.

Она как мёртвая вода.

И облака закоченели,

Как будто камни среди льда.

 

И небо кажется пустыней.

Но из-за тучи иногда

Глядит колючая звезда,

Как морж усатый из-за льдины.

 

Поэт стоит среди пустыни мира. А я подвизаюсь рядышком. Поэтому мир уж не столь пустынен. Тем более, что звезда, колючая и холодная, похожа на теплокровного, Арктику собою согревающего, моржа. И даже вполне возможно, что над нами Бог. И с нами. По крайней мере, бог поэзии.

 

Оба стихотворения я прочла своим домашним, чтобы проверить впечатление. Дочка с мечтательным выражением посмотрела в окно и сказала: «Хорошо...» Муж прореагировал смешно.

— Да, — сказал он, — да!.. Но второе бы цензура не пропустила.

— Это ты о чём?

— Ты прочти внимательно: «Луна — страна после метели.» А в конце звезда. Кремлёвская. И Сталин, как морж усатый, на Мавзолее!

 

Марина повзрослела, и всё, что жило в ней, выросло и приняло неожиданный оборот. Её захватили переводы. Перевод поэмы Д. Г. Байрона «Лара» органичен и точен. Это русский «Лара». Молодая поэтесса переводила так, как пишут своё. Самозабвенно. Хотя, пожалуй, в работе переводчика, движимой любовью к оригиналу, эта особенность проступает в очищенном виде. Здесь не «смотрите, вот я какой, себя как бы забыл, но себя же и вывел». Здесь — он, автор, и он, герой, перед нами. Это была к тому же и кропотливая работа, ведь поначалу переводчица английский в совершенстве не знала.

Совершенно не располагая свободным временем, Марина переводила, где придётся, в том числе и в пункте по приёму стеклотары, позвякивая молочными бутылками и терпеливо дожидаясь своей очереди среди тихих пьяниц. Острая на язык приёмщица Марину не обижала. Она принимала её за студентку-дипломницу и сердобольно спрашивала: «Когда же защита?» Марина автоматически назвала дату своего выступления в литературном клубе, где собиралась впервые прочесть перевод поэмы «Лара». Об отношении приёмщицы Марина сказала: «Так народ сочувствует убогим». (Эпизод рассказан Мариной Золотаревской).

 

У неё есть также миниатюры, написанные недавно. Это моментальные снимки улиц, деревьев, автомобилей, плывущих из тумана; мгновенные вспышки разговоров; освещённые человеческие лица — обыденное, увиденное парадоксально, выросшее до символа. Кинематографическая проза поэта.

 

Оригинальные стихи, созданные Мариной в период работы над переводом поэмы Байрона «Лара», тоже о нас с вами. Они вызывают ответное движение — навстречу к той, которая дерзнула жить не только насущным, но и сущностным.

Как, разве вы не любите лорда Байрона? Но ведь вы любили Жору Байранова. Или Машу Баранчикову. Беззаконно, даже если в браке. Потому что любовь свою берегли, не отдавали рутине. Потому что любовь порой нарушает норму или превышает её.

И куда она вас заводила? К приятелю, чтобы проверить: а был ли схожий опыт?

К Богу, чтобы не отобрал? К письменному столу — стихи читать или даже писать?

А кого-то, не нас с вами, конечно, она приводила к крайностям!

 

Так кого же вы любили? Вы хорошо знали их? Думали, что они такие же оптимисты или зануды, или такие же любители пива, как и вы? Отчасти. Но, не правда ли, когда вы любили, вам хотелось выйти из себя, чтобы понять — их?

А прОклятых любили?.. Пятое стихотворение — особенное.

 

                                                                                              Aлла Ходос

 

 

 

МАРИНА ЗОЛОТАРЕВСКАЯ

                   стихи

 

1.

Молодое и сумасшедшее

Солнце хлынуло — в январе!

Предъявило права прошедшее —

Ни в какой не скроюсь норе!

Боль нежданная и знакомая —

Та, что радостей всех ясней,

Неуместная, беззаконная —

Солнце яркое зимних дней!

Мой рассудок улёгся баиньки.

Весь мой мир вверх ногами стал.

...Ползарплаты ушло на Байрона,

Пол-любви — потом — на скандал.

 

2.

Ночь с Байроном

 

Умёлся Рязанов,

Окончился ужин,

В изгнанье мой муж удалился, простужен,

И вот, не пугаясь

Супружеской кары,

На кухне осталась я

В обществе Лары.

И в громе посуды,

Под шип утюга,

Пошла наизусть

За строкою строка,

И рифмы ответные

Лезут упрямо...

Вдруг слышу отчаянно-сонное: «Мама!»

 

Ну, доча!

Полночи

При свете колонки

Мы с Ларой

На пару

Стирали пелёнки!

 

3.

Профессиональным переводчикам «Лары»

 

Виктору Топорову

Сперва читала не без интереса;

Увы, чем дальше в лес, тем больше дров,

И вот не видно за дровами леса —

Недаром ты зовёшься Топоров!

 

Ольге Чюминой

В стеклянный гроб тобой заключена

Его живая, дышащая повесть.

В тебе была сильней таланта — совесть,

И в том твоя заслуга и вина.

 

4.

Пятый день таращусь в подлинник.

А супруг считает подлыми

Все занятия мои, —

Дескать, видит он воочию,

Что краду себя у дочери,

У работы и семьи.

Занялся б своими ГОСТАМИ!

Помоги мне, милый господи —

Я ведь тоже божья тварь!

Помогите, ночка длинная,

Интуиция глубинная,

И почтеннейший словарь!

На меня косятся близкие.

Снятся фразы мне английские:

Ясно всё, а смысла нет!

Я мечусь, как крыса чумная.

Помоги мне, Ольга Чюмина,

Поборость все by и that!

Но, увы, сознаюсь искренне,

Процарапываясь к истине,

Я стремлюсь её найти

Не для радости познания —

Для последнего свидания,

Раз другого нет пути.

 

 

5.

«...и другими быть не могут, — шёпотом: потому, что Бог их проклял. Любовь к проклятому».

Марина Цветаева «Мой Пушкин».

 

— Он добрый, а написано, что злой...

— Злой, раз написано; не спорь со мной!

«Нет, добрый», — повторяю втихомолку.

Мне только пять, и я учусь читать,

И буду я над сказкою рыдать:

Мне жалко волка, волка, волка, волка...

Так вот когда почувствовала я,

Что прОклятых любить — судьба моя!

...Глухая полночь, раскалилась лампа;

Мне двадцать пять; в руках — английский том,

А в горле — ком, и корчусь я тайком,

И повторяю: Лара, Лара, Лара...

Марина Золотаревская. Перевод поэмы Дж.Г.Байрона «Лара».

М.Золотаревская. Об авторе и содержание раздела.

Стихи и Проза Аллы Ходос

Оригинальный загуститель для волос caboki на нашем сайте

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com